24 апреля - Великая Среда

     Ночь со втор­ни­ка на сре­ду Иисус Хри­стос в по­след­ний раз пе­ред сво­ей смер­тью про­вел в Вифа­нии. Здесь в до­му Си­мо­на про­ка­жен­но­го уго­то­ва­на бы­ла для Спа­си­те­ля ве­че­ря. Же­на-греш­ни­ца, узнав, что Он воз­ле­жит в до­му фа­ри­се­е­вом, при­сту­пи­ла к Нему с ала­васт­ро­вым (але­баст­ро­вым) со­су­дом ми­ра цель­но­го дра­го­цен­но­го и воз­ли­ла Ему на гла­ву, в знак сво­ей люб­ви и бла­го­го­ве­ния к Нему (Лк.7:36-50). Уче­ни­ки Его жа­ле­ли о тра­те ми­ра: мо­жа­ше бо сие, го­во­ри­ли они, про­да­но бы­ти вя­щи­ле трех сот пе­нязъ и да­ти­ся ни­щим. Но Иисус Хри­стос за­пре­тил сму­щать же­ну и по­хва­лил ее: де­ло бо доб­ро со­де­ла о Мне, ска­зал Он. Все­гда бо ни­щыя има­те с со­бою, и егда хо­ще­те, мо­же­те им доб­ро тво­ри­ти: Мене же не все­гда има­те. Воз­лив­ши сия ми­ро на те­ло Мое, на по­гре­бе­ние Мя со­тво­ри. Аминь гла­го­лю вам: иде­же аще про­по­ве­да­но бу­дет Еван­ге­лие сие, во всем ми­ре, ре­чет­ся и еже со­тво­ри сия, в па­мять ея. Так, по сло­ву Хри­сто­ву, де­лом доб­рым долж­но счи­тать не од­но бла­го­тво­ре­ние ближ­ним нуж­да­ю­щим­ся, но и по­силь­ное вы­ра­же­ние люб­ви к Бо­гу и ближ­ним; не од­но бла­го­тво­ре­ние ближ­ним, ко­то­рых ви­дим, но и при­но­ше­ние Са­мо­му Бо­гу, Ко­то­ро­го не ви­дим, бла­го­дат­но при­сут­ству­ю­ще­му во хра­мах!

Меж­ду тем, как Иисус Хри­стос воз­ле­жал в до­му Си­мо­на, пер­во­свя­щен­ни­ки, книж­ни­ки и ста­рей­ши­ны иудей­ские, по­сто­ян­но на­блю­дая за Гос­по­дом, со­брав­шись у пер­во­свя­щен­ни­ка Ка­иа­фы, со­ве­то­ва­лись, как бы взять Иису­са Хри­ста хит­ро­стью и убить. Но го­во­ри­ли: толь­ко не в празд­ник, чтобы не сде­ла­лось воз­му­ще­ния в на­ро­де. То­гда в без­за­кон­ное сбо­ри­ще при­хо­дит Иуда Ис­ка­ри­от, один из две­на­дца­ти уче­ни­ков Иису­са Хри­ста и пред­ла­га­ет: что ми хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам его? С ра­до­стью при­ня­ли непра­вед­ные су­дии ко­вар­ный умы­сел Иуды, за­ра­жен­но­го ко­ры­сто­лю­би­ем, и по­ста­ви­ша ему три­де­сятъ среб­ре­ник. От­то­ле небла­го­дар­ный уче­ник ис­ка­ше удоб­на вре­ме­ни да пре­даст Спа­си­те­ля ми­ра (Мф.26:3-16.Мк.14:1-11). Ис­пол­няя сло­ва Гос­по­да о жене, за два дня до смер­ти Его по­ма­зав­шей Его ми­ром: во всем ми­ре ре­чет­ся и еже со­тво­ри сия, в па­мять ея, Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Ве­ли­кую Сре­ду вос­по­ми­на­ет пре­иму­ще­ствен­но о жене греш­ни­це, воз­лив­шей ми­ро на гла­ву Спа­си­те­ля, про­по­ве­дуя ми­ру, еже со­тво­ри сия, в па­мять ея, и вме­сте об­ли­ча­ет пре­да­тель­ство Иуди­но. Си­нак­сарь на Ве­ли­кую Сре­ду на­чи­на­ет­ся сти­ха­ми:

     Же­на по­ла­га­ю­щи те­ле­си Хри­сто­ву ми­ро Ни­ко­ди­мов пред­при­ят смир­на­лой.

     «Се лу­ка­вый со­вет, – пла­чев­но вос­пе­ва­ет Цер­ковь в Ве­ли­кую Сре­ду, – во­ис­ти­ну со­брал­ся неисто­во: как осуж­ден­ни­ка осу­ди­те го­ре Си­дя­ще­го, и Су­дию всех Бо­га. Иуда льстец, среб­ро­лю­бия ра­чи­тель­ству­яй, пре­да­ти Тя, Гос­по­ди, Со­кро­ви­ще жи­во­та, те­чет к иуде­ям». «Греш­ни­ца при­нес­ла к но­гам Хри­сто­вым гла­ву свою, – как го­во­рит и св. Зла­то­уст, – Иуда про­стер ру­ки к без­за­кон­ным; та ис­ка­ла остав­ле­ния гре­хов, а сей взять среб­ре­ни­ки. Греш­ни­ца при­нес­ла ми­ро для по­ма­за­ния Гос­по­да: уче­ник со­гла­ша­ся с без­за­кон­ны­ми, она ра­до­ва­лась, тра­тя ми­ро мно­го­цен­ное: этот за­бо­тил­ся про­дать Неоце­ни­мо­го; она Вла­ды­ку по­зна­ва­ла, а этот от Вла­ды­ки уда­лял­ся; она осво­бож­да­лась от гре­ха, а сей де­лал­ся плен­ни­ком его».

     О жене-греш­ни­це и о пре­да­тель­стве Иуди­ном Цер­ковь вос­по­ми­на­ет в Ве­ли­кую Сре­ду с древ­них вре­мен. В 4 ве­ке Ам­фи­ло­хий, епи­скоп ико­ний­ский, Иоанн Зла­то­уст го­во­ри­ли бе­се­ды в Ве­ли­кую Сре­ду о жене-греш­ни­це, по­ма­зав­шей Иису­са Хри­ста ми­ром. Рав­но Ис­и­дор Пе­лу­сиот упо­ми­на­ет о ней в сво­ем пи­са­нии и от­но­сит ее зна­ме­на­тель­ное вы­ра­же­ние ве­ры и люб­ви к Спа­си­те­лю к Ве­ли­кой Сре­де. В 8 ве­ке Кось­ма ма­и­ум­ский, в 9 пре­по­доб­ная Кас­сия со­чи­ни­ли мно­гие сти­хи­ры для бо­го­слу­же­ния в Ве­ли­кую Сре­ду, ныне ис­пол­ня­е­мые в этот день. Свя­ти­тель Зла­то­уст в 80 бе­се­де сво­ей на Еван­ге­лие от Мат­фея го­во­рит о жене-греш­ни­це: эта же­на, по-ви­ди­мо­му, есть од­на и та же у всех Еван­ге­ли­стов: но нет. Три еван­ге­ли­ста, мне ка­жет­ся, го­во­рят об од­ной и той же; но Иоанн – о дру­гой, неко­то­рой чуд­ной жене – сест­ре Ла­за­ря. Еван­ге­лист не про­сто упо­мя­нул о про­ка­зе Си­мо­на, но с тем, дабы по­ка­зать при­чи­ну, по­че­му же­на с дерз­но­ве­ни­ем при­сту­пи­ла к Иису­су. По­ели­ку про­ка­за ка­за­лась ей бо­лез­нию нечи­стою и гнус­ною, и меж­ду тем она ви­де­ла, что Иисус ис­це­лил че­ло­ве­ка и очи­стил про­ка­зу, – ина­че не вос­хо­тел бы остать­ся у про­ка­жен­но­го: то она возы­ме­ла на­деж­ду, что Иисус лег­ко очи­стит и ду­шев­ную ея нечи­сто­ту.

     Ис­пол­ни­лось то, что Хри­стос пред­ска­зал о жене-греш­ни­це. Ку­да не пой­дешь во все­лен­ной, вез­де слы­шишь, что воз­ве­ща­ют об этой жене; хо­тя она не зна­ме­ни­та и не име­ла мно­гих сви­де­те­лей. Кто же это воз­ве­стил и про­по­ве­дал? Си­ла То­го, Кто пред­ска­зал сие. Про­шло столь­ко вре­ме­ни, а па­мять об этом про­ис­ше­ствии не ис­тре­би­лась; и пер­сы, и ин­дей­цы, и ски­фы, и фра­ки­ане, и сар­ма­ты, и по­ко­ле­ние мав­ров, и жи­те­ли Бри­тан­ских ост­ро­вов по­вест­ву­ют о том, что сде­ла­ла же­на-греш­ни­ца тай­но в до­ме.

     Услышь­те все среб­ро­люб­цы, страж­ду­щие Иуди­ною бо­лез­нию, услышь­те и бе­ре­ги­тесь стра­сти среб­ро­лю­бия. Ес­ли тот, кто на­хо­дил­ся с Хри­стом, тво­рил чу­де­са, поль­зо­вал­ся та­ким уче­ни­ем, низ­верг­ся в то­ли­кую без­дну от то­го, что не был сво­бо­ден от этой бо­лез­ни: то тем бо­лее вы, не слы­шав­шие да­же Пи­са­ния и все­гда при­креп­ля­ю­щи­е­ся к на­сто­я­ще­му, удоб­но мо­же­те быть улов­ле­ны этою стра­стию, ес­ли не бу­де­те при­ла­гать непре­стан­но­го по­пе­че­ния.

     Как же Иуда сде­лал­ся пре­да­те­лем, спро­сишь ты, ко­гда он при­зван Хри­стом? Бог, при­зы­вая к Се­бе лю­дей, не на­ла­га­ет необ­хо­ди­мо­сти и не де­ла­ет на­си­лия во­ле тех, кои не же­ла­ют из­брать доб­ро­де­те­ли, но уве­ще­ва­ет, по­да­ет со­ве­ты, все де­ла­ет, вся­че­ски ста­ра­ет­ся, дабы по­бу­дить их со­де­лать­ся доб­ры­ми: еже­ли же неко­то­рые не же­ла­ют быть доб­ры­ми, Он не при­нуж­да­ет!. Гос­подь из­брал Иу­ду в лик апо­сто­лов, по­то­му что он пер­во­на­чаль­но был до­сто­ин это­го из­бра­ния.

     На утре­ни в Ве­ли­кую Сре­ду Пра­во­слав­ная Цер­ковь бла­го­вест­ву­ет про­ро­че­ские сло­ва Гос­по­да о мно­го­плод­ной смер­ти Его; о про­слав­ле­нии Его гла­сом Бо­га От­ца: при­и­де глас с небе­се: и про­сла­вих и па­ки про­слав­лю, и что он есть свет ми­ра (Ин.12:17-50).

     В день пре­да­ния Гос­по­да на стра­да­ния и смерть за гре­хи на­ши, ко­гда Он про­стил гре­хи жене-греш­ни­це, Цер­ковь по со­вер­ше­нии Ча­сов окан­чи­ва­ет, по древ­не­му обык­но­ве­нию, чте­ние мо­лит­вы: «Вла­ды­ко мно­го­мило­сти­ве, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте Бо­же», ко­то­рой она в про­дол­же­ние Ве­ли­ко­го по­ста еже­днев­но, на бо­го­слу­же­нии по­ве­че­рия, при пре­кло­не­нии глав и ко­лен пред­сто­я­щи­ми, хо­да­тай­ству­ет пред Бо­гом о да­ро­ва­нии нам остав­ле­ния пре­гре­ше­ний на­ших. В по­след­ний так­же раз в Ве­ли­кую Сре­ду со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия пре­ждео­свя­щен­ных да­ров, на ко­то­рой Цер­ковь бла­го­вест­ву­ет о жене, по­ма­зав­шей Гос­по­да ми­ром, и о ре­ши­мо­сти Иуды пре­дать Гос­по­да (Мф.26:6-16). В Ве­ли­кую Сре­ду пре­кра­ща­ют­ся и ве­ли­кие по­кло­ны, тво­ри­мые при мо­лит­ве св. Еф­ре­ма Си­ри­на: «Гос­по­ди и Вла­ды­ко жи­во­та мо­е­го» и проч. По­сле сре­ды по­ста­нов­ле­но со­вер­шать эту мо­лит­ву до Ве­ли­ко­го Пят­ка толь­ко ино­кам в ке­ли­ях. Та­ким об­ра­зом мо­лит­ва свя­то­го Еф­ре­ма Си­ри­на в сре­ду неде­ли сыр­ной на­чи­на­ет­ся, и в Сре­ду Страст­ную окан­чи­ва­ет­ся. Обык­но­ве­ние окан­чи­вать чин ве­ли­ко­пост­но­го бо­го­слу­же­ния в Ве­ли­кую сре­ду есть древ­нее. О нем упо­ми­на­ет в 4 ве­ке Ам­вро­сий ме­дио­лан­ский.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-velikaja-sreda

23 апреля - Великий Вторник

     Втор­ник Страст­ной сед­ми­цы – один из са­мых глав­ных и на­сы­щен­ных глу­бо­ким ду­хов­ным смыс­лом дней бо­го­слу­жеб­но­го го­да. В этот день Хри­стос пря­мо го­во­рит уче­ни­кам о гря­ду­щих стра­да­ни­ях, по­след­ний раз про­по­ве­ду­ет в Иеру­са­лим­ском хра­ме, и фа­ри­сеи пы­та­ют­ся ис­ку­сить Спа­си­те­ля...

     Втор­ник Страст­ной сед­ми­цы – один из са­мых глав­ных и на­сы­щен­ных глу­бо­ким ду­хов­ным смыс­лом дней бо­го­слу­жеб­но­го го­да. В этот день в церк­ви чи­та­ет­ся це­лых че­ты­ре гла­вы из Еван­ге­лия, со­дер­жа­ние ко­то­рых осмыс­ля­ет­ся, в первую оче­редь, в от­но­ше­нии жиз­ни каж­до­го че­ло­ве­ка, че­ло­ве­че­ства и Церк­ви в це­лом, в ка­но­нах и пес­но­пе­ни­ях, ше­дев­рах древ­ней хри­сти­ан­ской по­э­зии. Толь­ко при­сут­ствуя на бо­го­слу­же­нии, мож­но по­нять весь со­кро­вен­ный смысл и глу­би­ну со­бы­тий это­го дня, слов и притч, ска­зан­ных в этот день Спа­си­те­лем уче­ни­кам и на­ро­ду.

     По­след­няя про­по­ведь в Иеру­са­лим­ском хра­ме: «Ке­са­рю – ке­са­ре­во»

     При­бли­жа­ясь к дням Сво­их стра­да­ний, Гос­подь был осо­бен­но бли­зок и от­кро­ве­нен со Сво­и­ми уче­ни­ка­ми. Я уже не на­зы­ваю вас ра­ба­ми, ибо раб не зна­ет, что де­ла­ет гос­по­дин его; но Я на­звал вас дру­зья­ми, по­то­му что ска­зал вам все, что слы­шал от От­ца Мо­е­го (Ин.15:15), – го­во­рил в этот день Спа­си­тель апо­сто­лам. Те­перь Он уже не при­кро­вен­но, но с осо­бен­ной яс­но­стью воз­ве­щал им о том, что Ему на­доб­но по­стра­дать, чтобы та­ким об­ра­зом при­го­то­вить их к Сво­им стра­да­ни­ям: Вы зна­е­те, что через два дня бу­дет Пас­ха, и Сын Че­ло­ве­че­ский пре­дан бу­дет на рас­пя­тие (Мф.26:2).

     Вме­сте с тем, в Ве­ли­кий втор­ник Хри­стос по­след­ний раз про­по­ве­до­вал пе­ред на­ро­дом в Иеру­са­лим­ском хра­ме, со­от­вет­ствен­но Его про­по­ведь име­ла осо­бен­ное зна­че­ние. Раз­мыш­ляя о еван­гель­ском чте­нии это­го дня, свя­ти­тель Фе­о­фан За­твор­ник за­ме­ча­ет: «До­ста­точ­но бы­ло толь­ко вы­слу­шать все это со вни­ма­ни­ем, чтоб уве­рить­ся, что Он есть ис­тин­ный Спас ми­ру – Хри­стос, и по­ко­рить­ся Его за­по­ве­дям и уче­нию». Мы мо­жем лишь крат­ко оста­но­вить­ся на неко­то­рых мо­мен­тах это­го еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния.

     Ночь на втор­ник Иисус Хри­стос так­же про­вел в Вифа­нии, и во втор­ник утром опять при­шел во храм Иеру­са­лим­ский и мно­го учил во хра­ме и вне хра­ма (Мф.24:1). Фа­ри­сеи, уже окон­ча­тель­но ре­шив­ши­е­ся на убий­ство Хри­ста, не пре­ми­ну­ли вос­поль­зо­вать­ся мо­мен­том и уло­вить Спа­си­те­ля в сло­вах, спро­во­ци­ро­вав Его на от­вет, ко­то­рый неиз­беж­но ли­бо при­вел бы к воз­му­ще­нию на­ро­да, ли­бо стал бы по­во­дом для по­ли­ти­че­ско­го до­но­са рим­ским вла­стям. Их ли­це­ме­рие при этом до­стиг­ло по­чти ка­ри­ка­тур­ной фор­мы: ма­ло то­го, что они, рев­ни­те­ли За­ко­на и на­цио­на­ли­сты, не по­гну­ша­лись для осу­ществ­ле­ния за­мыс­лов со­ю­зом с пред­ста­ви­те­ля­ми оди­оз­ней­шей сек­ты иро­ди­ан, по су­ти де­ла, по­соб­ни­ка­ми рим­ских ок­ку­пан­тов, фа­ри­сеи на­ча­ли свою речь уди­ви­тель­но фаль­ши­вы­ми и льсти­вы­ми сло­ва­ми: Учи­тель! мы зна­ем, что Ты спра­вед­лив, и ис­тин­но пу­ти Бо­жию учишь, и не за­бо­тишь­ся об уго­жде­нии ко­му-ли­бо, ибо не смот­ришь ни на ка­кое ли­це (Мф.22:16). Те же лю­ди недав­но го­во­ри­ли о Хри­сте: Он не от Бо­га (Ин.9:16), Он об­ма­ны­ва­ет на­ро­ды (Ин.7:12); и да­же: Ты са­ма­ря­нин, и бес в Те­бе (Ин.8:48), но те­перь им ка­за­лось, что они при­ду­ма­ли во­прос, ко­то­рый при лю­бом от­ве­те по­гу­бит Иису­са, и льсти­вы­ми сло­ва­ми пы­та­лись сде­лать так, чтобы Он не ушел от от­ве­та.

     Фа­ри­сеи спро­си­ли Хри­ста: как Те­бе ка­жет­ся? поз­во­ли­тель­но ли да­вать по­дать ке­са­рю, или нет? (Ин.8:49). Лу­кав­ство во­про­са за­клю­ча­лось в том, что, ес­ли бы Спа­си­тель от­ве­тил: да, – то фа­ри­сеи об­ви­ни­ли бы Его пе­ред на­ро­дом в под­держ­ке рим­ских ок­ку­пан­тов, а ес­ли: нет, – то до­нес­ли бы на Него вла­стям как на мя­теж­ни­ка. Иисус от­ве­тил очень муд­ро и про­сто: Он по­про­сил при­не­сти рим­скую мо­не­ту, ди­на­рий, на ко­то­рой бы­ло от­че­ка­не­но изо­бра­же­ние им­пе­ра­то­ра, ке­са­ря, и ска­зал свою зна­ме­ни­тую фра­зу: итак от­да­вай­те ке­са­ре­во ке­са­рю, а Бо­жие Бо­гу (Мф.22:21). Кро­ме глу­бо­ко­го ду­хов­но­го смыс­ла (о том, что свет­ская власть не име­ет пра­ва вме­ши­вать­ся в де­ла ве­ры, а уче­ние Хри­сто­во вы­ше лю­бой по­ли­ти­че­ской идео­ло­гии), эти сло­ва име­ли и неоспо­ри­мую жи­тей­скую прав­ду: раз Иудея до­пус­ка­ла хож­де­ние на сво­ей тер­ри­то­рии рим­ской мо­не­ты и соб­ствен­но яв­ля­лась ча­стью Рим­ской им­пе­рии, есте­ствен­но, она долж­на бы­ла под­чи­нять­ся рим­ским за­ко­нам и пла­тить по­да­ти. Да и сам ди­на­рий, со­глас­но ан­тич­но­му пра­во­во­му со­зна­нию, в неко­то­ром смыс­ле, дей­стви­тель­но при­над­ле­жал им­пе­ра­то­ру: изо­бра­же­ние ке­са­ря яв­ля­ет­ся зна­ком то­го, что мо­не­та от­че­ка­не­на от его име­ни, и он, со­от­вет­ствен­но, яв­ля­ет­ся вер­хов­ным соб­ствен­ни­ком всей де­неж­ной мас­сы им­пе­рии. Иудею, тем бо­лее, стран­но бы­ло бы стре­мить­ся со­хра­нить у се­бя мо­не­ты с язы­че­ским изо­бра­же­ни­ем обо­жеств­ля­е­мо­го им­пе­ра­то­ра. Че­ло­ве­че­ское лу­кав­ство в оче­ред­ной раз не смог­ло про­ти­во­сто­ять бо­же­ствен­ной муд­ро­сти.

     Ин­три­ги фа­ри­се­ев да­ли по­вод Спа­си­те­лю об­ра­тить­ся к на­ро­ду с очень важ­ной ре­чью. В сво­ей про­по­ве­ди Хри­стос ука­зал на те страш­ные изъ­я­ны в ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни из­ра­иль­ско­го на­ро­да, в первую оче­редь, в от­но­ше­нии его во­ждей, тех же фа­ри­се­ев, ко­то­рые и при­ве­дут к то­му, что иудеи от­верг­нут сво­е­го ис­тин­но­го Ца­ря и Спа­си­те­ля и пре­да­дут Его на рас­пя­тие. На­до за­ме­тить, что на сло­вах фа­ри­сеи дей­стви­тель­но бы­ли рев­ни­те­ля­ми бла­го­че­стия: они тре­бо­ва­ли от на­ро­да стро­го­го ис­пол­не­ния за­по­ве­дей Бо­жи­их и са­ми пре­тен­до­ва­ли на то, чтобы быть при­ме­ром сле­до­ва­ния За­ко­ну. Сам Спа­си­тель при­звал Сво­их слу­ша­те­лей: всё, что они ве­лят вам со­блю­дать, со­блю­дай­те и де­лай­те (Мф.23:3). Од­на­ко, по­доб­ная рев­ность пи­та­лась от­нюдь не ис­крен­ней ве­рой и лю­бо­вью к Бо­гу, а ба­наль­ным вла­сто­лю­би­ем, ко­ры­сто­лю­би­ем, тще­сла­ви­ем и ли­це­ме­ри­ем, т.е. же­ла­ни­ем вме­сто то­го, чтобы жить под­лин­ной жиз­нью в Бо­ге, на­деть на се­бя некую бла­го­че­сти­вую мас­ку, за ко­то­рой мож­но спря­тать свой лик, ис­ко­ре­жен­ный слиш­ком че­ло­ве­че­ски­ми стра­стя­ми. Мы ви­дим, как по­доб­ная внут­рен­няя уста­нов­ка при­ве­дет к пря­мо­му бо­го­убий­ству. Со­блазн фа­ри­сей­ства угро­жа­ет каж­до­му ве­ру­ю­ще­му че­ло­ве­ку, по­это­му Хри­стос так ре­зок в Сво­их сло­вах к фа­ри­се­ям: Он срав­ни­ва­ет их с окра­шен­ны­ми гро­ба­ми, во­ждя­ми сле­пы­ми, по­рож­де­нья­ми ехид­ни­ны­ми (т.е. детьми га­дюк, ко­то­рые, по ан­тич­ным по­ве­рьям, про­гры­за­ли чре­во сво­им ро­ди­те­лям, тем са­мым, уби­вая их), и не жа­ле­ет на них и дру­гих, не ме­нее же­сто­ких слов.

     Неожи­дан­но Спа­си­тель за­кан­чи­ва­ет Свою гроз­ную речь уди­ви­тель­но тро­га­тель­ны­ми и горь­ки­ми сло­ва­ми: Иеру­са­лим, Иеру­са­лим, из­би­ва­ю­щий про­ро­ков и кам­ня­ми по­би­ва­ю­щий по­слан­ных к те­бе! сколь­ко раз хо­тел Я со­брать де­тей тво­их, как пти­ца со­би­ра­ет птен­цов сво­их под кры­лья, и вы не за­хо­те­ли! Се, остав­ля­ет­ся вам дом ваш пуст (Мф.23:37-38). Хри­стос по­ка­зал, что, несмот­ря на все без­за­ко­ния Из­ра­и­ля, Он все рав­но лю­бит Свой на­род и скор­бит о его ско­ром па­де­нии, как Он лю­бит каж­до­го че­ло­ве­ка и скор­бит о его гре­хах.

     Непо­сред­ствен­но по­сле об­ли­че­ния фа­ри­се­ев, вый­дя из хра­ма, Спа­си­тель пред­ска­зы­ва­ет сво­им уче­ни­кам судь­бу Иеру­са­ли­ма. Ука­зы­вая на ве­ли­че­ствен­ные зда­ния Иеру­са­лим­ско­го хра­ма, Хри­стос ска­зал: ви­ди­те ли всё это? Ис­тин­но го­во­рю вам: не оста­нет­ся здесь кам­ня на камне; всё бу­дет раз­ру­ше­но (Мф.24:2). Про­ро­че­ство в точ­но­сти ис­пол­ни­лось в 70 го­ду по Р.Х., ко­гда им­пе­ра­тор Тит взял штур­мом и раз­ру­шил до ос­но­ва­ния сто­ли­цу Иудей­ско­го цар­ства. Речь о скорб­ном бу­ду­щем Иеру­са­ли­ма по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит к про­ро­че­ствам о судь­бах все­го ми­ра и гря­ду­щем Вто­ром при­ше­ствии Спа­си­те­ля. Эс­ха­то­ло­ги­че­ские пред­ска­за­ния Хри­ста име­ют сво­ей це­лью не удо­вле­тво­ре­ние празд­но­го лю­бо­пыт­ства о по­след­них днях ми­ро­зда­ния, столь свой­ствен­но­го че­ло­ве­ку во все эпо­хи, а кон­крет­ную нрав­ствен­ную за­да­чу: убе­дить уче­ни­ков все­гда ду­хов­но бодр­ство­вать и в лю­бой мо­мент быть го­то­вым к встре­че с Бо­гом, по­то­му что не зна­е­те, в ко­то­рый час Гос­подь ваш при­дет (Мф.24:42). Речь здесь идет не толь­ко о Вто­ром при­ше­ствии Спа­си­те­ля и по­сле­ду­ю­щем за ним Страш­ном су­де, но и неиз­беж­ной для каж­до­го че­ло­ве­ка кон­чине, дня и ча­са ко­то­рой то­же ни­ко­му не да­но знать, кро­ме Бо­га.

     Прит­чи о невер­ном и бла­го­ра­зум­ном ра­бах и о де­ся­ти де­вах

     Свою мысль Хри­стос объ­яс­ня­ет дву­мя прит­ча­ми: о ра­бах, невер­ном и бла­го­ра­зум­ном, и о де­ся­ти де­вах.

     Гос­по­дин по­ки­да­ет свой дом и по­ру­ча­ет управ­ле­ние двум слу­гам. Один, ду­мая, что хо­зя­ин вер­нет­ся неско­ро, на­чи­на­ет бить то­ва­ри­щей сво­их и есть и пить с пья­ни­ца­ми (Мф.24:49); дру­гой ис­прав­но де­ла­ет свое де­ло. Гос­по­дин вер­нет­ся неожи­дан­но и бла­го­ра­зум­но­го ра­ба сде­ла­ет управ­ля­ю­щим име­ни­ем, а с невер­ным по­сту­пит су­ро­во: рас­се­чет его, и под­вергнет его од­ной уча­сти с ли­це­ме­ра­ми; там бу­дет плач и скре­жет зу­бов (Мф.24:51).

     Во вто­рой прит­че си­ту­а­ция для пер­со­на­жей еще тра­гич­ней. Де­сять дев до­жи­да­ют­ся при­хо­да же­ни­ха: пять из них муд­рые, – они за­ра­нее всё при­го­то­ви­ли: взя­ли с со­бой све­тиль­ни­ки и за­пас­лись мас­лом для них; осталь­ные же, нера­зум­ные, по­на­де­я­лись на то, что ждать же­ни­ха не при­дет­ся, и мас­ла с со­бой не за­хва­ти­ли.

     Же­них же за­мед­лил, нера­зум­ные де­вы усну­ли, све­тиль­ни­ки их по­гас­ли, а ко­гда же­них при­шел в по­лу­но­щи, они бро­си­лись ис­кать мас­ло, опоз­да­ли и за­ста­ли уже за­кры­тые две­ри. Так и лю­бой че­ло­век дол­жен все­гда бодр­ство­вать, чтобы не гас свет его ве­ры, чтобы он мог до­стой­но встре­тить гря­ду­ще­го Спа­си­те­ля. При всей ви­ди­мой су­е­те, при том, что очень мно­гие лю­ди сей­час в физи­че­ском смыс­ле недо­сы­па­ют, ду­хов­ная спяч­ка ед­ва ли не са­мая от­ли­чи­тель­ная чер­та на­ше­го вре­ме­ни. Ар­хи­манд­рит Ки­рилл (Пав­лов) за­ме­ча­тель­но ска­зал об этом: «В на­ше вре­мя бо­лее, чем ко­гда-ли­бо, нуж­но пом­нить это предо­сте­ре­же­ние, ибо те­перь осо­бен­но мно­го дрем­лю­щих и спя­щих. Ду­шев­ный сон – это не те­лес­ный сон, укреп­ля­ю­щий ор­га­низм, а на­про­тив, сон нездо­ро­вый, бо­лез­нен­ная спяч­ка, в ко­то­рой лю­ди го­ня­ют­ся за су­е­той и ду­ма­ют, что они жи­вут дей­стви­тель­ной жиз­нью, за­бы­вая о ду­ше, о Бо­ге и о Бу­ду­щей Веч­ной Жиз­ни».

     Об этом же по­ет­ся в тро­па­ре пер­вых трех дней Страст­ной сед­ми­цы: «Вот, Же­них при­хо­дит в пол­ночь, и бла­жен тот слу­га, ко­то­ро­го Он най­дет бодр­ству­ю­щим; а ко­го най­дет уны­ло спя­щим – тот недо­сто­ин. Смот­ри же, ду­ша моя, не отя­го­щай­ся сном, чтобы те­бя не пре­да­ли смер­ти и не за­кры­ли пред то­бой две­ри Цар­ствия, но вос­прянь, взы­вая: Свят, Свят, Свят, Ты Гос­по­ди. По мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы по­ми­луй нас!».

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-velikij-vtornik

22 апреля - Великий Понедельник

     Страст­ная сед­ми­ца – глав­ная неде­ля го­да в жиз­ни каж­до­го хри­сти­а­ни­на. В эти дни необ­хо­ди­мо по воз­мож­но­сти от­ло­жить все де­ла, во­об­ще за­быть о се­бе, о сво­их за­бо­тах и про­бле­мах, мел­ких и пош­лых по срав­не­нию с тем, что бо­лее двух ты­сяч лет на­зад со­вер­ша­лось в Па­ле­стине.

     То­гда, по сло­вам мит­ро­по­ли­та Ан­то­ния Су­рож­ско­го, «ду­мая о Хри­сте, о том, что про­ис­хо­дит на са­мом де­ле в эти дни, мы до­стиг­нем и той ве­ли­кой суб­бо­ты, ко­гда Хри­стос упо­ко­ил­ся во гро­бе, – и на нас най­дет по­кой. И ко­гда но­чью мы услы­шим весть о Вос­кре­се­нии, то­гда мы то­же смо­жем вдруг ожить от это­го страш­но­го оце­пе­не­ния, от этой страш­ной смер­ти Хри­сто­вой, уми­ра­ния Хри­сто­ва, ко­то­ро­му мы хоть сколь­ко-то при­об­щим­ся в те­че­ние страст­ных дней». Каж­дый день этой неде­ли по-сво­е­му ва­жен.

     В Ве­ли­кий по­не­дель­ник Цер­ковь вспо­ми­на­ет несколь­ко со­бы­тий из Но­во­го За­ве­та: про­кля­тие бес­плод­ной смо­ков­ни­цы и прит­чи о двух сы­но­вьях и о злых ви­но­гра­да­рях, сим­во­ли­зи­ру­ю­щих от­рек­ший­ся от Хри­ста Из­ра­иль­ский на­род и вся­ко­го че­ло­ве­ка, не при­но­ся­ще­го доб­рых пло­дов сво­ей жиз­ни; а так­же про­ро­че­ства Спа­си­те­ля о Сво­их гря­ду­щих стра­да­ни­ях. К это­му при­со­еди­ня­ет­ся вос­по­ми­на­ние о вет­хо­за­вет­ном Иоси­фе, как про­об­ра­зе Хри­ста в Его стра­да­ни­ях и даль­ней­шей по­бе­де.

     В Еван­ге­ли­ях рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, что по­сле тор­же­ствен­но­го вхо­да в Иеру­са­лим, в тот же день Иисус уда­лил­ся из го­ро­да в Вифа­нию и про­вел там ночь. Воз­вра­ща­ясь утром в Иеру­са­лим, Хри­стос за­хо­тел есть. Он по­до­шел к смо­ков­ни­це (т.е. ин­жир­но­му де­ре­ву), но не на­шел на ней пло­дов. Еван­ге­лист Марк объ­яс­ня­ет это тем, что еще не вре­мя бы­ло со­би­ра­ния смокв (Мк.11:13). И то­гда Спа­си­тель ска­зал смо­ков­ни­це: да не бу­дет же впредь от те­бя пло­да во­век. И смо­ков­ни­ца тот­час за­сох­ла (Мф.21:19). Неко­то­рые чи­та­те­ли мо­гут уди­вить­ся ка­жу­щей­ся неспра­вед­ли­во­сти Гос­по­да: как это так Он на­ка­зал ни в чем не по­вин­ное де­ре­во, хо­тя оно по всем за­ко­нам при­ро­ды про­сто не мог­ло то­гда при­не­сти пло­дов. Это недо­уме­ние, по край­ней ме­ре, стран­но: речь ведь идет все­го лишь о ди­ко­рас­ту­щем де­ре­ве, а при­ме­нять в от­но­ше­нии без­душ­ных пред­ме­тов ка­те­го­рии спра­вед­ли­во­сти аб­сурд­но. Про­кля­тие смо­ков­ни­цы не бо­лее, чем сим­вол, ко­то­рым Хри­стос хо­тел ска­зать лю­дям нечто су­ще­ствен­но важ­ное. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст так объ­яс­ня­ет по­сту­пок Спа­си­те­ля: «Хри­стос все­гда бла­го­де­тель­ство­вал и ни­ко­го не на­ка­зы­вал, меж­ду тем над­ле­жа­ло Ему по­ка­зать и опыт Сво­е­го пра­во­су­дия, чтобы и уче­ни­ки, и иудеи узна­ли, что Он хо­тя и мог ис­су­шить, по­доб­но смо­ков­ни­це, сво­их рас­пи­на­те­лей, од­на­ко же доб­ро­воль­но пре­да­ет Се­бя на рас­пя­тие, и не ис­су­ша­ет их. Он не за­хо­тел по­ка­зать это­го над людь­ми, но явил опыт Сво­е­го пра­во­су­дия над рас­те­ни­ем». Еще рань­ше апо­сто­лы хо­те­ли по­про­сить сво­е­го Учи­те­ля дать им власть низ­ве­сти огонь на са­ма­рян­ское се­ле­ние, в ко­то­ром их не при­ня­ли. Гос­подь за­пре­тил им это, ска­зав: не зна­е­те, ка­ко­го вы ду­ха; ибо Сын Че­ло­ве­че­ский при­шел не гу­бить ду­ши че­ло­ве­че­ские, а спа­сать (Ин.19:55-56). Сын Бо­жий, Су­дия все­лен­ной, един­ствен­ный раз про­явил Се­бя в этом ка­че­стве, да и то в от­но­ше­нии не че­ло­ве­ка, а без­душ­но­го де­ре­ва, ко­то­рое, к то­му же, по пре­да­нию, уже бы­ло под­то­че­но чер­вя­ми.

     Это чу­до так­же име­ет важ­ное нрав­ствен­ное зна­че­ние и для каж­до­го че­ло­ве­ка. В каж­дый миг че­ло­век дол­жен быть го­тов к встре­че с Бо­гом, чтобы не ока­зать­ся то­гда ду­хов­но пу­стым и бес­плод­ным. «На­ка­за­ния ис­сох­шей за бес­пло­дие смо­ков­ни­цы убо­яв­шись, бра­тья, при­не­сем до­стой­ные пло­ды по­ка­я­ния Хри­сту, по­да­ю­ще­му нам ве­ли­кую ми­лость», – мо­лит­ся Цер­ковь в этот день.

     Со­вер­шив чу­до со смо­ков­ни­цей, Спа­си­тель при­шел в Иеру­са­лим­ский храм и учил там на­род. Тут же к Нему по­до­шли пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­ро­да и пы­та­лись уло­вить Его в сло­вах. В от­вет Хри­стос ска­зал им прит­чу о злых ви­но­гра­да­рях, ко­то­рые из­би­ва­ли, а то и уби­ва­ли всех слуг, по­слан­ных хо­зя­и­ном, а по­том уби­ли и сы­на вла­дель­ца ви­но­град­ни­ка, чтобы овла­деть на­след­ством. Итак, ко­гда при­дет хо­зя­ин ви­но­град­ни­ка, что сде­ла­ет он с эти­ми ви­но­гра­да­ря­ми? – спро­сил Иисус у ста­рей­шин и пер­во­свя­щен­ни­ков. То­гда они вы­нуж­де­ны бы­ли, по су­ти, про­из­не­сти суд над са­ми­ми со­бой: зло­де­ев сих пре­даст злой смер­ти, а ви­но­град­ник от­даст дру­гим ви­но­гра­да­рям, ко­то­рые бу­дут от­да­вать ему пло­ды во вре­ме­на свои (Мф.21:41). По свя­то­оте­че­ско­му тол­ко­ва­нию, ви­но­град­ник в этой прит­че озна­ча­ет на­род из­ра­иль­ский, ко­то­ро­го Гос­подь при­звал хра­нить ис­тин­ную ве­ру в Еди­но­го Бо­га сре­ди мра­ка язы­че­ства и от ко­то­ро­го ждал ду­хов­ных пло­дов. Иудеи, од­на­ко, по­сто­ян­но от­сту­па­ли от Бо­га и уби­ва­ли Его по­слан­ни­ков, пра­вед­ни­ков и про­ро­ков. На­след­ни­ка­ми этих убийц и ста­ли боль­шин­ство совре­мен­ных Хри­сту иуде­ев. По­это­му ви­но­град­ник Бо­жий, Цер­ковь, ста­ла до­сто­я­ни­ем всех на­ро­дов, об­ра­тив­ших­ся ко Хри­сту. Вме­сте с тем, как и лю­бая еван­гель­ская прит­ча, ис­то­рия о злых ви­но­гра­да­рях об­ра­ще­на и к каж­до­му че­ло­ве­ку. Как ча­сто мы са­ми пы­та­ем­ся убить Бо­га в се­бе и в окру­жа­ю­щем нас ми­ре, устро­ить жизнь без Него. О чу­до­вищ­ной пу­сто­те (Се, остав­ля­ет­ся вам дом ваш пуст (Мф.23:38), – ска­жет Спа­си­тель) и раз­ру­ше­нии (не оста­нет­ся здесь кам­ня на камне), ко­то­рые оста­нут­ся в ду­ше по­сле это­го «бо­го­убий­ства», и пре­ду­пре­жда­ет эта прит­ча. Каж­дым гре­хом мы вновь рас­пи­на­ем Хри­ста – один из глав­ных мо­ти­вов се­го­дняш­не­го цер­ков­но­го бо­го­слу­же­ния. Об этом то­же на­до за­ду­мать­ся и все­гда пом­нить.

     В этот же день Цер­ковь вспо­ми­на­ет и вет­хо­за­вет­но­го пра­вед­ни­ка Иоси­фа Пре­крас­но­го. За свою чи­сто­ту жиз­ни он пре­тер­пел мно­же­ство стра­да­ний: был про­дан бра­тья­ми, окле­ве­тан же­ной еги­пет­ско­го ца­ре­двор­ца и был за­клю­чен в тем­ни­цу. Гос­подь, од­на­ко, во всех бед­стви­ях спа­сал Сво­е­го угод­ни­ка. В кон­це кон­цов, уже Иосиф, став со­вет­ни­ком фа­ра­о­на, сам спас про­щен­ных им бра­тьев и от­ца от го­лод­ной смер­ти. В этом он стал про­об­ра­зом Хри­ста, мно­го по­стра­дав­ше­го от лю­дей и рас­пя­то­го ими, но по­бе­див­ше­го смерть сво­им вос­кре­се­ни­ем и, тем са­мым, да­ро­вав­ше­го спа­се­ние че­ло­ве­че­ско­му ро­ду.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-velikij-ponedelnik

21 апреля - ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ

     Ранняя весна 30 г. н. э. В Иерусалим уже прибыл военный губернатор (прокуратор, точнее – префект) Иудеи Понтий Пилат, чтобы наблюдать за мятежными подданными. Скоро еврейская Пасха, и за шесть дней до нее Христос направляется к городским воротам, словно желая воссесть на принадлежащий Ему царский престол, впервые позволяя называть себя Царем. Это – последняя попытка обратить людей от политических заблуждений, указав истинный характер своего Царства «не от мира сего». Поэтому под Иисусом не боевой конь, но кроткий осел, символизирующий мир. А люди размахивают пальмовыми ветвями и кричат осанна! («спасай нас!»). Они ждут, что Он явит божественную силу, ненавистные римские оккупанты будут уничтожены – и придет вечное Мессианское Царство. Но Христос не будет истреблять римские легионы и изменять политическое устройство мира. Это бессмысленно, если нет обновления нравственного. Подобные попытки оборачиваются еще большей бедой.

     Пройдет четыре дня, и неверные ученики в страхе разбегутся из ночного Гефсиманского сада, оставив связанного Учителя в руках стражи; а толпа, ныне приветствующая Мессию восторженными криками, будет в озлоблении вопить: «Распни, распни Его!» Он обманет ее надежды...

     Подражая современникам Христа, мы тоже встречаем Его с зелеными ветвями в руках. Христиане Востока – с ветвями финиковых пальм, лавра, цветами. У жителей Севера они поневоле заменяются вербами – первыми зеленеющими деревьями. Они освящаются в канун праздника, на Всенощном бдении, после чтения Евангелия. В народе получили распространение различные «вербные» обычаи и обряды: хранить освященную в церкви вербу в течение года, украшать ей домашние иконы и ставить на подоконники, приносить на могилы родственников, окроплять вербной кистью, смоченной в святой воде, домашний скот, есть вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы и ее сережками. «И тех же верб сквозные прутья, / И тех же белых почек вздутья / И на окне, и на распутье, / На улице и в мастерской...» (Б. Пастернак). В последнее время православный обычай приходить в храмы с вербами наблюдается у российских католиков.

     В России XVII в. в этот день совершался красочный обряд «Шествия на осляти». Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652–1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем, по сообщению гостя из Курляндии Якова Рейтенфельса, «царь, пешком, ведет лошадь (вместо осла), на которой сидит патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех едет повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стоят искусственные деревья, обильно увешанные цветами и плодами. На ветвях их сидят несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением осанна!».

     Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемонию заключали гости. Шествие тихо приближалось к Спасским воротам. В это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор. Гудел воздух над столицей, и благовест разносился на много верст вокруг!

     В 1683 г. «осля» под патриархом вел одиннадцатилетний Петр Алексеевич; затем, до 1693г. включительно, его водили оба брата-соправителя, Петр и Иван, после чего свидетельства о шествии исчезают. Повзрослевший Петр уничтожил это действо, считая его для себя унизительным, а вскоре упразднил и само патриаршество на Руси.

Минуло три века, изменились взаимоотношения Церкви и государства, и сейчас нет препятствий к совершению красочного «Шествия на осляти». Остается лишь открытым вопрос: кто поведет осла под патриархом?

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-vhod-gospoden-v-ierusalim

20 апреля - Воскрешение праведного Лазаря

     Четыре раза в Евангелии упоминается воскрешение людей, и каждое из этих воскрешений имеет для нас поучительное значение.

     Первый рассказ – о том, как Господь исцелил двенадцатилетнего ребенка – дочь Иаира, которая умерла и смерть которой повергла родителей в горе. И Христос, в ответ на это горе, утешает их, и в ответ на их веру, что всё Ему возможно, воскрешает ребенка. Кроме того, что здесь для нас подчеркнуты ласка и отзывчивость Господа на всякую нашу скорбь, мы видим, как вступает в силу подлинный закон вечной жизни. Человек не соз­дан для смерти и не призван к бытию для погибели. И вот, в ответ на веру и потому, что Царство Божие есть царство любви, а здесь скорбь и любовь взывали о милости – снова торжеству­ет жизнь, побеждает Бог, потому что до этого победила любовь и восторжествовала вера.

          Второй случай – это рассказ об исцелении сына вдовы наинской. Христос входит в небольшой город Наин, когда выносят из его врат мертвое тело единственного сына вдовы. Он останавливает это шествие и отдает вдове её сына. Здесь мы можем ви­деть две для нас очень важные вещи: разве мы не улавливаем легко, что могло значить для Богородицы случившееся там. Женщина, оставшаяся одна с единородным, единственным, любимым сыном – и этот сын умирает, и этого сына Господь Бог божест­венной властью и силой возвращает к жизни. Это же прообраз того, что и с Ней будет так скоро, когда Она останется одино­ка у Креста, где умирает Ее Сын, когда вместе с Иосифом и Никодимом Она будет Его хоронить в вертограде, когда закроют тяжелым камнем гроб, где лежит вся Её любовь.

     Но, кроме того, здесь мы видим, что Бог, относясь к нам предельно милосердно, одновременно и требует от нас многого. Когда несли мертвого юношу и Христос остановил их, Он не сказал слов утешения, Он остановил похоронное шествие и повелел: Не плачь! Первое Его слово было о том, что она прос­то по Его велению должна отложить горе и заменить его верой, твердостью, уверенностью, что как есть, так и должно быть по Божией Премудрости. Раньше, чем сотворить чудо, раньше, чем сказать слово утешения, Он потребовал от матери подвига безу­словного доверия: Перестань плакать, только потому, что так повелеваю Я.

     И вот теперь мы вспоминаем, мы празднуем воскрешение Ла­заря, которого Господь вызвал от мертвых, вернул к жизни свидетелем того, что Бог не есть Бог мертвых, свидетелем того, что Его сила распространяется и над бездной, и над адом, и над погибелью человеческой, Лазарь был возвращен к жизни для того, чтобы перед распятием Христовым быть свидетелем Воскресения. Но, как всякий свидетель евангельский, он свидетельствовал дорогой ценой: потому что он воскрес, потому что в нем было уверение правды слов Господних, он стал предметом ненависти и в свое время жизнь положил.

     И затем перед нами будет в своем сиянии и блеске, в своем непобедимом торжестве Воскресение Самого Христа. Однако Цер­ковь празднует это Воскресение не только как победу Само­го Христа над смертью, но и как возвращение нашей жизни. Апостолы Христовы не только оплакивали смерть своего вождя и друга в эту страшную Великую Пятницу и в тот день, когда мы уже знаем о Воскресении, в ту благословенную Субботу, когда Бог почил от трудов Своих, а они еще были во тьме сме­рти: они и сами умерли с Ним, потому что Его смерть значила, что вечная жизнь побеждена, что злоба человеческая вывела Бога из жизни мира, что можно продолжать существовать, но жить уже никто не может надеяться. Вот, в чем страх и ужас и мрак этих двух дней для апостолов. Жизнь вымерла на земле, и жить больше никто и никогда не сможет. И когда Христос в сиянии Воскресения Своего явился им, они возликовали не только о том, что Он воскрес, что Он не побежден, что Он не умер, что Он по-прежнему близок – они восторжествовали не только сердцем, но всем своим естеством, что и они живы, что жизнь возможна, что она тут, что она победит.

     Но они воскресли не так, как Лазарь. Лазарь из телесной смер­ти воскрес к временной жизни для того, чтобы быть свидетелем и умереть для земли. Апостолы телом, своим временным быванием на зе­мле, не умирали; они умерли более страшной смертью, они умерли, бы­ло, заживо, потому что вечная жизнь перестала для них существовать даже как чаемая, даже как надежда, даже как будущее. Когда воскрес Христос, они именно к этой жизни воскресли и, оставаясь в те­ле, продолжая жить во времени, идя неминуемо ко временному разлу­чению с землей, они ожили уже жизнью неба, вечной жизнью, которая перестала быть для них будущим, а стала настоящим, почему они и вышли с такой победой, с такой верой, с такой уверенностью, что ни­какая сила не может их преодолеть, что смерть для них приобретение ибо живы они уже той жизнью, которой не отнимет ничто.

     И вот сегодня мы поем воскрешение Лазаря – свидетеля Господня. А сами идем шаг за шагом к тому дню, который нам принесет видение того, что вечная жизнь жительствует, что она торжествует, что она тут. Но войдут в эту жизнь те из нас, кто осознает смерть Христову, кто приобщится к этой смерти, кто умрет всему тому, что не есть жизнь во Христе и Боге; и поэтому войдем в уже наступающую Страстную седмицу с тем, чтобы погрузиться в эту трагедию земли, в этот ужас поругания, умирания и распятия Сына Божия. Только если мы вместе с Ним сумеем вымереть для всего того, что не есть веч­ность, мы и возликуем с Ним полностью: не только надеждой, а на са­мом деле в этой вечной жизни, которая уже вокруг нас и зачаточно уже и в нас самих.

Аминь.

     Информация взята с https://www.pravmir.ru/voskreshenie-pravednogo-lazarya/

17 апреля - день памяти преподобного Иосифа песнописца

     Пре­по­доб­ный Иосиф Пес­но­пи­сец ро­дил­ся в Си­ци­лии в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской се­мье. Ро­ди­те­ли его, Пло­тин и Ага­фия, спа­са­ясь от вар­вар­ско­го на­ше­ствия, пе­ре­се­ли­лись в Пе­ло­пон­нес. В воз­расте 15 лет свя­той Иосиф ушел в Фес­са­ло­ни­ки и по­сту­пил в мо­на­стырь. Он от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем, тру­до­лю­би­ем, кро­то­стью и поль­зо­вал­ся лю­бо­вью всей бра­тии оби­те­ли. Впо­след­ствии пре­по­доб­ный был по­свя­щен в сан пре­сви­те­ра.

     Пре­по­доб­ный Гри­го­рий Де­ка­по­лит (па­мять 20 но­яб­ря) по­се­тил мо­на­стырь и за­ме­тил мо­ло­до­го ино­ка. Он взял его с со­бой в Кон­стан­ти­но­поль и по­се­лил­ся с ним вме­сте при церк­ви свя­тых му­че­ни­ков Сер­гия и Вак­ха. Это бы­ло в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Льва Ар­мя­ни­на (813–820) – вре­мя же­сто­ких ико­но­бор­че­ских го­не­ний. Пре­по­доб­ные Гри­го­рий и Иосиф без­бо­яз­нен­но от­ста­и­ва­ли по­чи­та­ние свя­тых икон. Они про­по­ве­до­ва­ли на пло­ща­дях го­ро­да, по­се­ща­ли до­ма пра­во­слав­ных, утвер­ждая их про­тив ере­ти­ков. По­ло­же­ние Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви бы­ло крайне тя­же­лое: не толь­ко им­пе­ра­тор, но и пат­ри­арх бы­ли ико­но­бор­ца­ми.

     В то вре­мя рим­ские епи­ско­пы бы­ли в един­стве со Все­лен­ской Цер­ко­вью, и па­па Лев III, непод­власт­ный ви­зан­тий­ско­му им­пе­ра­то­ру, мог бы ока­зать боль­шую по­мощь пра­во­слав­ным. Пра­во­слав­ные ино­ки из­бра­ли по­слан­ни­ком к па­пе пре­по­доб­но­го Иоси­фа как наи­бо­лее стой­ко­го и крас­но­ре­чи­во­го. Пре­по­доб­ный Гри­го­рий бла­го­сло­вил его ехать в Рим и из­ве­стить о по­ло­же­нии Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви и опас­но­сти, гро­зя­щей Пра­во­сла­вию.

     Во вре­мя пу­те­ше­ствия пре­по­доб­ный Иосиф был схва­чен раз­бой­ни­ка­ми-ара­ба­ми, под­куп­лен­ны­ми ико­но­бор­ца­ми, и от­прав­лен на ост­ров Крит. Там они пе­ре­да­ли его ико­но­бор­цам. Пре­по­доб­ный Иосиф был за­клю­чен в тем­ни­цу. Му­же­ствен­но пе­ре­но­ся все ли­ше­ния, он под­дер­жи­вал и дру­гих уз­ни­ков. По мо­лит­вам пре­по­доб­но­го один пра­во­слав­ный епи­скоп, на­чав­ший бы­ло ко­ле­бать­ся, на­столь­ко укре­пил­ся ду­хом, что му­же­ствен­но при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну.

     Шесть лет про­вел пре­по­доб­ный Иосиф в тем­ни­це. В Рож­де­ствен­скую ночь 820 го­да он удо­сто­ил­ся ви­де­ния свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го, ко­то­рый из­ве­стил его о смер­ти го­ни­те­ля-ико­но­бор­ца Льва Ар­мя­ни­на и о пре­кра­ще­нии го­не­ний на свя­тые ико­ны. Свя­ти­тель дал пре­по­доб­но­му сви­ток и ска­зал: «При­ми этот сви­ток и съешь его». В свит­ке бы­ло на­пи­са­но: «Уско­ри, Щед­рый, и пот­щи­ся яко Ми­ло­стив на по­мощь на­шу, яко мо­же­ши, хо­тяй». Пре­по­доб­ный про­чи­тал сви­ток, съел его и ска­зал: «Коль слад­ка гор­та­ни мо­е­му сло­ве­са сия» (Пс.118:103). Свя­ти­тель Ни­ко­лай ве­лел ему про­петь эти сло­ва. По­сле это­го око­вы са­ми спа­ли с пре­по­доб­но­го, две­ри тем­ни­цы от­во­ри­лись, и он сво­бод­но вы­шел из нее и был вос­хи­щен на воз­дух и по­став­лен близ Кон­стан­ти­но­по­ля на боль­шой до­ро­ге, ве­ду­щей в го­род. В Кон­стан­ти­но­по­ле пре­по­доб­ный Иосиф уже не за­стал в жи­вых пре­по­доб­но­го Гри­го­рия Де­ка­по­ли­та, а встре­тил­ся лишь с его уче­ни­ком бла­жен­ным Иоан­ном (па­мять 18 ап­ре­ля), то­же вско­ре скон­чав­шим­ся. Пре­по­доб­ный Иосиф по­стро­ил цер­ковь во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и пе­ре­нес ту­да мо­щи пре­по­доб­ных Гри­го­рия и Иоан­на. При церк­ви был ос­но­ван мо­на­стырь.

     Пре­по­доб­ный Иосиф по­лу­чил так­же от од­но­го доб­ро­де­тель­но­го му­жа часть мо­щей апо­сто­ла Вар­фо­ло­мея. Он по­стро­ил цер­ковь во имя свя­то­го апо­сто­ла и хо­тел тор­же­ствен­но по­чтить его па­мять, но со­кру­шал­ся, что не бы­ло хва­леб­ных пес­но­пе­ний, про­слав­ляв­ших па­мять свя­то­го апо­сто­ла, сам же он не дер­зал их со­ста­вить. Со­рок дней со сле­за­ми мо­лил­ся пре­по­доб­ный Иосиф, го­то­вясь к празд­ни­ку па­мя­ти апо­сто­ла. В на­ве­че­рие празд­ни­ка в ал­та­ре ему явил­ся апо­стол Вар­фо­ло­мей, воз­ло­жил ему на грудь свя­тое Еван­ге­лие и бла­го­сло­вил пи­сать цер­ков­ные пес­но­пе­ния со сло­ва­ми: «Да бла­го­сло­вит те­бя дес­ни­ца Все­силь­но­го Бо­га, и да изо­льют­ся на язык твой во­ды Небес­ной Пре­муд­ро­сти, серд­це твое да бу­дет хра­мом Ду­ха Свя­та­го и пес­но­пе­ния твои да усла­дят все­лен­ную». По­сле это­го чу­дес­но­го яв­ле­ния пре­по­доб­ный Иосиф на­пи­сал ка­нон апо­сто­лу Вар­фо­ло­мею и с тех пор стал сла­гать цер­ков­ные пес­но­пе­ния в честь Бо­жи­ей Ма­те­ри, свя­тых угод­ни­ков и в их сон­ме – в честь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, осво­бо­див­ше­го его из тем­ни­цы.

     Во вре­мя воз­об­нов­ле­ния ико­но­бор­че­ской ере­си при им­пе­ра­то­ре Фе­о­фи­ле (829–842) пре­по­доб­ный Иосиф вто­рич­но по­стра­дал от ере­ти­ков. 11 лет он был в из­гна­нии в Хер­соне. В 842 го­ду при свя­той ца­ри­це Фе­о­до­ре (па­мять 11 фев­ра­ля), вос­ста­но­вив­шей пра­во­слав­ное по­чи­та­ние свя­тых икон, пре­по­доб­ный Иосиф был по­став­лен со­су­до­хра­ни­те­лем в Со­фий­ском со­бо­ре в Кон­стан­ти­но­по­ле. Но за сме­лое об­ли­че­ние бра­та ца­ри­цы Вар­ды в неза­кон­ном со­жи­тель­стве он сно­ва был от­прав­лен в из­гна­ние и воз­вра­щен лишь по­сле смер­ти Вар­ды, в 867 го­ду.

     Пат­ри­арх Фо­тий (857–867, 877–886) вос­ста­но­вил его в преж­ней долж­но­сти и на­зна­чил ду­хов­ни­ком все­го кон­стан­ти­но­поль­ско­го кли­ра.

     До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти, пре­по­доб­ный Иосиф за­бо­лел. Пе­ред са­мой Пас­хой, в Ве­ли­кую пят­ни­цу, Гос­подь из­ве­стил его в сно­ви­де­нии о при­бли­же­нии кон­чи­ны. Пре­по­доб­ный сде­лал опись цер­ков­но­го иму­ще­ства Со­фий­ско­го со­бо­ра, ко­то­рое по долж­но­сти бы­ло на его по­пе­че­нии, и ото­слал ее пат­ри­ар­ху Фо­тию. Несколь­ко дней он го­ря­чо мо­лил­ся, го­то­вясь к смер­ти. В сво­их мо­лит­вах пре­по­доб­ный про­сил Церк­ви ми­ра, а сво­ей ду­ше – ми­ло­сер­дия Бо­жия. При­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­по­доб­ный Иосиф бла­го­сло­вил всех, быв­ших при нем, и с ра­до­стью пре­ста­вил­ся к Бо­гу († 883). Ли­ки Ан­ге­лов и свя­тых, ко­то­рых пре­по­доб­ный Иосиф про­сла­вил сво­и­ми пес­но­пе­ни­я­ми, с тор­же­ством про­во­ди­ли ду­шу его в Гор­ний мир.

     О ду­хе и си­ле пес­но­пе­ний пре­по­доб­но­го его жиз­не­опи­са­тель, диа­кон Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви Иоанн, так пи­сал око­ло 890 го­да: «Ко­гда он стал пи­сать сти­хи, то и слух по­ра­жал чуд­ной при­ят­но­стью зву­ка, и по­ра­жал серд­це си­лой мыс­лей... Чуд­ное от­дох­но­ве­ние на­хо­дят здесь те, ко­то­рые стре­мят­ся к жиз­ни со­вер­шен­ной... Пи­са­те­ли, оста­вив дру­гие сти­хо­тво­ре­ния, из од­ной этой со­кро­вищ­ни­цы – из пи­са­ний свя­то­го Иоси­фа – ста­ли чер­пать со­кро­ви­ща для сво­их пес­ней, или луч­ше ска­зать, еже­днев­но их чер­па­ют. На­ко­нец, все на­ро­ды пе­ре­во­дят их на свой язык, чтобы про­све­щать пес­ня­ми тьму но­чи и, про­го­няя сон, про­дол­жать бде­ния до вос­хо­да сол­неч­ных лу­чей... Ес­ли кто про­чтет жизнь свя­то­го, празд­ну­е­мо­го в ка­кой-ли­бо день Цер­ко­вью, тот сам уви­дит до­сто­ин­ство пес­ней свя­то­го Иоси­фа и узна­ет жизнь про­слав­ля­е­мо­го. Под­лин­но, то­гда как жизнь и де­ла по­чти каж­до­го свя­то­го укра­ше­ны хва­ла­ми, не до­сто­ин ли бес­смерт­ной сла­вы тот, кто так до­стой­но и пре­крас­но умел про­сла­вить их! Пусть сла­вят иные свя­тые кро­тость его, дру­гие – муд­рость, тре­тьи – де­ла его, и все вме­сте да сла­вят бла­го­дать Свя­та­го Ду­ха, ко­то­рая так щед­ро и без­мер­но обо­га­ти­ла его сво­и­ми да­ра­ми».

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-iosif-pesnopisec

16 апреля - день памяти преподобного Никиты исповедника, игумена обители Мидикийской

     Пре­по­доб­ный Ни­ки­та Ис­по­вед­ник, игу­мен оби­те­ли Ми­ди­кий­ской, ро­дил­ся в Ке­са­рии Вифин­ской (се­ве­ро-за­пад Ма­лой Азии) в бла­го­че­сти­вой се­мье. Мать умер­ла на 8-й день по­сле его рож­де­ния, и отец, по име­ни Фила­рет, по­стриг­ся в мо­на­хи. Ре­бе­нок остал­ся на по­пе­че­нии ба­буш­ки, вос­пи­тав­шей его в ис­тин­но хри­сти­ан­ском ду­хе. С юно­ше­ских лет свя­той Ни­ки­та при­слу­жи­вал в церк­ви и на­хо­дил­ся в по­слу­ша­нии у от­шель­ни­ка Сте­фа­на. По его бла­го­сло­ве­нию свя­той Ни­ки­та на­пра­вил­ся в Ми­ди­кий­ский мо­на­стырь, где игу­ме­ном был свя­той Ни­ки­фор (па­мять 13 мар­та).

Через семь лет доб­ро­де­тель­ной жиз­ни в мо­на­сты­ре, сла­вив­шем­ся стро­го­стью уста­ва, пре­по­доб­ный Ни­ки­та был ру­ко­по­ло­жен во пре­сви­те­ра. Пре­по­доб­ный Ни­ки­фор, зная свя­тую жизнь мо­ло­до­го ино­ка, по­ру­чил ему управ­ле­ние оби­те­лью, так как сам был тя­же­ло бо­лен.

     Не жа­лея сил, пре­по­доб­ный Ни­ки­та стал за­бо­тить­ся о про­цве­та­нии и бла­го­устрой­стве мо­на­сты­ря. Лич­ным при­ме­ром стро­гой мо­на­ше­ской жиз­ни он на­став­лял бра­тию. Вско­ре сла­ва о вы­со­кой жиз­ни на­сель­ни­ков оби­те­ли при­влек­ла ту­да мно­гих, ищу­щих спа­се­ния. Через несколь­ко лет чис­ло мо­на­хов уве­ли­чи­лось до 100 че­ло­век.

     Ко­гда пре­по­доб­ный Ни­ки­фор в глу­бо­кой ста­ро­сти ото­шел ко Гос­по­ду, бра­тия еди­но­душ­но из­бра­ла игу­ме­ном пре­по­доб­но­го Ни­ки­ту.

     Гос­подь удо­сто­ил свя­то­го Ни­ки­ту да­ра чу­до­тво­ре­ния. По его мо­лит­ве глу­хо­не­мо­му от­ро­ку воз­вра­тил­ся дар ре­чи; две бес­но­ва­тые жен­щи­ны по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние; ли­шен­но­му рас­суд­ка вер­нул­ся ра­зум, и мно­гие дру­гие боль­ные ис­це­ля­лись от сво­их неду­гов.

     В те го­ды при им­пе­ра­то­ре Льве Ар­мя­нине (813–820) воз­об­но­ви­лась ико­но­бор­че­ская ересь и уси­ли­лось го­не­ние на свя­тые ико­ны. Пра­во­слав­ные епи­ско­пы из­го­ня­лись и ссы­ла­лись. В Ца­рь­гра­де в 815 го­ду был со­зван со­бор ере­ти­ков, на ко­то­ром они сверг­ли с пре­сто­ла свя­то­го пат­ри­ар­ха Ни­ки­фо­ра (806–815; † 828), а на его ме­сто из­бра­ли ере­ти­ка из ми­рян Фе­о­до­та. На ме­сто со­слан­ных и за­клю­чен­ных пра­во­слав­ных епи­ско­пов бы­ли так­же по­став­ле­ны ере­ти­ки. Им­пе­ра­тор при­звал к се­бе игу­ме­нов всех мо­на­сты­рей и пы­тал­ся при­влечь их к ико­но­бор­че­ской ере­си. В чис­ле при­зван­ных был и пре­по­доб­ный Ни­ки­та, ко­то­рый твер­до сто­ял за пра­во­слав­ное ис­по­ве­да­ние. По его при­ме­ру все игу­ме­ны оста­лись вер­ны по­чи­та­нию свя­тых икон. За это их по­са­ди­ли в тем­ни­цу. Пре­по­доб­ный Ни­ки­та му­же­ствен­но пре­тер­пе­вал все ис­пы­та­ния и под­дер­жи­вал твер­дость ду­ха в дру­гих за­клю­чен­ных.

     То­гда им­пе­ра­тор и лже­па­три­арх Фе­о­дот ре­ши­ли хит­ро­стью уло­вить упор­ству­ю­щих. Им объ­яви­ли, что им­пе­ра­тор да­ру­ет всем сво­бо­ду и раз­ре­ша­ет по­кло­не­ние ико­нам при од­ном усло­вии: ес­ли они при­мут При­ча­ще­ние от лже­па­три­ар­ха Фе­о­до­та. Дол­го со­мне­вал­ся пре­по­доб­ный, мо­жет ли он всту­пить в цер­ков­ное об­ще­ние с ере­ти­ком, но дру­гие уз­ни­ки умо­ли­ли его при­ча­стить­ся вме­сте с ни­ми. Усту­пая их моль­бам, пре­по­доб­ный Ни­ки­та по­шел в храм, где для об­ма­на ис­по­вед­ни­ков бы­ли вы­став­ле­ны ико­ны, и при­нял При­ча­стие. Но ко­гда он вер­нул­ся к се­бе в мо­на­стырь и уви­дел, что го­не­ние на ико­ны про­дол­жа­ет­ся, то рас­ка­ял­ся в сво­ем по­ступ­ке, вер­нул­ся в Кон­стан­ти­но­поль и стал без­бо­яз­нен­но об­ли­чать ико­но­бор­че­скую ересь. Все уго­во­ры им­пе­ра­то­ра бы­ли им от­верг­ну­ты.

     Пре­по­доб­ный Ни­ки­та вновь был за­то­чен в тем­ни­цу, где про­был шесть лет, до кон­чи­ны им­пе­ра­то­ра Льва Ар­мя­ни­на. Там, пе­ре­но­ся го­лод и скор­би, пре­по­доб­ный Ни­ки­та си­лой сво­их мо­литв со­вер­шал чу­де­са: по его мо­лит­ве Фри­гий­ский царь без вы­ку­па от­пу­стил двух плен­ни­ков; три че­ло­ве­ка, по­тер­пев­ших ко­раб­ле­кру­ше­ние, о ко­то­рых мо­лил­ся пре­по­доб­ный Ни­ки­та, бы­ли вол­на­ми вы­бро­ше­ны на бе­рег.

     В 824 го­ду при но­вом им­пе­ра­то­ре Ми­ха­и­ле (820–829) пре­по­доб­ный Ни­ки­та ото­шел ко Гос­по­ду. Те­ло его бы­ло пе­ре­ве­зе­но на ко­раб­ле в Ми­ди­кий­ский мо­на­стырь епи­ско­пом Ефес­ским Фе­о­фи­лом и ар­хи­епи­ско­пом Со­лун­ским Иоси­фом. На пу­ти в мо­на­стырь по­гре­баль­ную про­цес­сию встре­тил епи­скоп Плу­си­ад­ский Па­вел с мно­же­ством ино­ков и ми­рян. От гро­ба пре­по­доб­но­го Ни­ки­ты со­вер­ша­лись мно­гие ис­це­ле­ния. Он был по­гре­бен в гроб­ни­це сво­е­го на­став­ни­ка пре­по­доб­но­го Ни­ки­фо­ра. По­сле по­гре­бе­ния у гроб­ни­цы свя­то­го так­же со­вер­ша­лись чу­де­са.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-nikita-midikijskij

15 апреля - день памяти преподобного Тита чудотворца

     Пре­по­доб­ный Тит чу­до­тво­рец жил в кон­це VIII – на­ча­ле IX ве­ка. С са­мо­го ран­не­го дет­ства воз­лю­бил он Гос­по­да Иису­са Хри­ста, от­верг­нув су­е­ту мир­скую и пре­зрев по­хоть пло­ти. До­стиг­нув от­ро­че­ско­го воз­рас­та, пре­по­доб­ный Тит по­сту­пил в об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь – ки­но­вию, где был сна­ча­ла по­слуш­ни­ком, а по­том ино­ком. Он про­хо­дил тес­ный и труд­ный, но бла­го­дат­ный мо­на­ше­ский путь, с тер­пе­ни­ем и сми­ре­ни­ем очи­щая ду­шу по­сред­ством доб­ро­де­те­лей, по­сте­пен­но вос­хо­дя к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Сту­дий­ский мо­на­стырь близ Кон­стан­ти­но­по­ля, где про­вел дол­гие го­ды в мо­на­ше­стве пре­по­доб­ный Тит, ос­но­ван был еще в се­ре­дине V ве­ка при­быв­шим из Ри­ма в Кон­стан­ти­но­поль вель­мо­жей по име­ни Сту­дий.

     Мо­на­стырь был зна­ме­нит мно­ги­ми по­движ­ни­ка­ми бла­го­че­стия, му­же­ствен­ным про­ти­во­сто­я­ни­ем ико­но­бор­че­ству, стро­гим об­ще­жи­тель­ным мо­на­стыр­ским уста­вом. Впо­след­ствии имен­но Сту­дий­ский устав ввел на Ру­си пре­по­доб­ный Фе­о­до­сии Пе­чер­ский. Усту­пив на­сто­я­тель­ным прось­бам бра­тии мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный Тит был ру­ко­по­ло­жен во пре­сви­те­ра и ру­ко­во­дил бра­ти­ей. Ве­ли­кая кро­тость, лю­бовь и ми­ло­сер­дие снис­ка­ли пре­по­доб­но­му Ти­ту до­стой­ную его име­ни сла­ву по­движ­ни­ка.

     Гос­подь на­де­лил пре­по­доб­но­го Ти­та да­ром чу­до­тво­ре­ния. Во вре­мя неод­но­крат­но воз­об­нов­ляв­ших­ся го­не­ний на свя­тые ико­ны и их по­чи­та­те­лей пре­по­доб­ный Тит явил се­бя твер­дым и непо­ко­ле­би­мым ис­по­вед­ни­ком и за­щит­ни­ком ико­но­по­чи­та­ния. Оста­вив сво­им уче­ни­кам до­стой­ный об­ра­зец мо­лит­вен­но­го и пост­ни­че­ско­го жи­тия, пре­по­доб­ный Тит ото­шел ко Гос­по­ду в глу­бо­кой ста­ро­сти.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-tit-chudotvorec

11 апреля - день памяти мучеников Марка, епископа Арефусийского, Кирилла диакона и иных многих

     Свя­ти­тель Марк был ру­ко­по­ло­жен в епи­ско­па си­рий­ско­го го­ро­да Аре­фу­сии в прав­ле­ние свя­то­го Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го. Дви­жи­мый рев­но­стью о Бо­ге, он про­сла­вил­ся то­гда борь­бой с идо­ло­по­клон­ством и соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми раз­ру­шил язы­че­ское ка­пи­ще, по­стро­ив на его ме­сте хри­сти­ан­скую цер­ковь.

     Во вре­мя сму­ты, по­сле­до­вав­шей за Ни­кей­ским Со­бо­ром, он ока­зал­ся в ря­дах по­лу­а­ри­ан­ских епи­ско­пов, ко­то­рые, не от­ри­цая Бо­же­ствен­но­сти Сло­ва, не при­ни­ма­ли до­бав­ле­ния в Сим­вол ве­ры тер­ми­на «еди­но­сущ­ный». Свя­той Марк при­ни­мал уча­стие в Со­бо­рах в го­ро­дах Сар­ди­ке (343) и Сир­мии (351) и да­же со­ста­вил ве­ро­оп­ре­де­ле­ние, ко­то­рое долж­но бы­ло при­ми­рить про­ти­во­по­лож­ные пар­тии, чтобы вос­ста­но­вить един­ство Церк­ви (359). Но вско­ре епи­скоп осо­знал свою ошиб­ку и яв­ным об­ра­зом, без дву­смыс­лен­но­стей, при­со­еди­нил­ся к Пра­во­сла­вию.

     Вско­ре по­сле это­го власть пе­ре­шла к Юли­а­ну От­ступ­ни­ку, ко­то­рый на­чал по­ли­ти­ку на­силь­ствен­но­го вос­ста­нов­ле­ния язы­че­ства (361). Ко­гда языч­ни­ки Аре­фу­сии, та­ив­шие упор­ную непри­язнь по от­но­ше­нию к епи­ско­пу, узна­ли о том, что по­ло­же­ние дел из­ме­ни­лось, они по­пы­та­лись схва­тить его. Юли­ан, за­быв о при­зна­тель­но­сти к Мар­ку, ко­то­рый неко­гда спас ему жизнь во вре­мя уби­е­ния его ро­ди­те­лей, вы­ка­зал языч­ни­кам бла­го­склон­ность в этом де­ле и поз­во­лил им разыс­ки­вать епи­ско­па по всей про­вин­ции. Свя­ти­тель Марк, дабы не под­вер­гать­ся без нуж­ды пре­сле­до­ва­нию, бе­жал, но узнав, что вме­сто него аре­сто­ва­ли дру­гих хри­сти­ан и под­вер­га­ют их му­че­ни­ям, пре­дал­ся в ру­ки языч­ни­ков.

     Идо­ло­слу­жи­те­ли немед­ля на­бро­си­лись на стар­ца, как зве­ри, не при­ни­мая во вни­ма­ние его се­ди­ны, и, со­рвав с него одеж­ду, при­ня­лись осы­пать уда­ра­ми. За­тем по­са­ди­ли епи­ско­па в смрад­ную сточ­ную ка­на­ву и пре­да­ли на за­ба­ву де­тям, ко­то­рые про­ты­ка­ли его те­ло па­лоч­ка­ми для пись­ма. По­том те­ло Мар­ка на­ма­за­ли рас­со­лом и ме­дом и за­клю­чи­ли его в кор­зи­ну, ко­то­рую под­ве­си­ли на от­кры­том воз­ду­хе, предо­ста­вив стар­ца сол­неч­но­му зною и жа­лу ос и пчел.

     Несмот­ря на эти му­че­ния, свя­той оста­вал­ся неко­ле­бим в ис­по­ве­да­нии ве­ры и от­вер­гал лю­бые ком­про­мис­сы с языч­ни­ка­ми, же­лав­ши­ми по мень­шей ме­ре вы­рвать у него обе­ща­ние са­мо­му вос­ста­но­вить храм, раз­ру­шен­ный им же. Свя­той от­ка­зы­вал­ся обе­щать что бы то ни бы­ло, ска­зав, что в этом слу­чае мел­кая мо­не­та ста­ла бы рав­но­силь­на пол­но­му от­ре­че­нию от ве­ры. Он на­сме­хал­ся над их под­ло­стью и зем­ны­ми за­бо­та­ми, хо­тя и на­хо­дил­ся под­ня­тым на воз­дух во вре­мя тех пы­ток, ко­то­рым они его под­вер­га­ли. По­тер­пев по­ра­же­ние, языч­ни­ки в кон­це кон­цов от­пу­сти­ли его, а неко­то­рые из них, впе­чат­лен­ные стой­ко­стью и ре­ча­ми епи­ско­па, об­ра­ти­лись в хри­сти­ан­ство. Свя­той Марк мир­но скон­чал­ся в 364 г., по­лу­чив на­гра­ду ис­по­вед­ни­ков Хри­сто­вых.

     В ту же эпо­ху Ки­рилл, диа­кон в Илио­по­ле Фини­кий­ском, ко­то­рый так­же раз­ру­шил нема­ло идо­лов во вре­ме­на св. Кон­стан­ти­на, был схва­чен языч­ни­ка­ми. Они раз­ре­за­ли ему жи­вот, раз­бро­са­ли внут­рен­но­сти по зем­ле и съе­ли его пе­чень сы­рой. Ви­нов­ные в этом бес­че­стии под­верг­лись впо­след­ствии от­мще­нию Бо­жию: од­ни по­те­ря­ли все зу­бы, язы­ки дру­гих под­верг­лись гни­е­нию, а тре­тьи ли­ши­лись зре­ния.

     В па­ле­стин­ских го­ро­дах Ас­ка­лоне и Га­зе, где бы­ло силь­но язы­че­ство, идо­ло­по­клон­ни­ки схва­ти­ли свя­щен­но­слу­жи­те­лей и жен­щин, по­свя­щен­ных Бо­гу. Они вы­рва­ли у них внут­рен­но­сти и от­да­ли их в пи­щу сви­ньям, а жи­во­ты му­че­ни­ков на­пол­ни­ли ов­сом.

     В Се­ва­стии они от­кры­ли ра­ку с мо­ща­ми св. Иоан­на Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня и бро­си­ли их в огонь, а за­тем раз­ве­я­ли пе­пел по вет­ру.

Несмот­ря на все эти зло­де­я­ния, языч­ни­кам не уда­лось вос­ста­но­вить по­чи­та­ние идо­лов. На­род, в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве, до та­кой сте­пе­ни остал­ся рав­но­душ­ным к их уси­ли­ям, что, ко­гда Юли­ан за­хо­тел ор­га­ни­зо­вать в Ан­тио­хии боль­шое празд­не­ство в честь Апол­ло­на, он с удив­ле­ни­ем об­на­ру­жил се­бя и сво­их при­двор­ных од­них в пу­стом хра­ме, в то вре­мя как в го­ро­де над ним на­сме­ха­лись.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/4988/1905/group

10 апреля - день памяти преподобного Стефана чудотворца, исповедника, игумена Триглийского

     Пре­по­доб­ный Сте­фан Ис­по­вед­ник, игу­мен Триг­лий­ский, по­стра­дал при им­пе­ра­то­ре-ико­но­бор­це Льве Ар­мя­нине (813–820). С са­мой юно­сти свя­той по­движ­ник по­свя­тил свою жизнь Бо­гу и при­нял мо­на­ше­ский по­стриг, а по­том стал на­сто­я­те­лем Триг­лий­ско­го мо­на­сты­ря, близ Кон­стан­ти­но­по­ля. Ко­гда на­ча­лось го­не­ние на свя­тые ико­ны, свя­той игу­мен был вы­зван на до­прос, где его при­нуж­да­ли под­пи­сать от­ре­че­ние от ико­но­по­чи­та­ния. Пре­по­доб­ный Сте­фан ре­ши­тель­но от­ка­зал­ся из­ме­нить Пра­во­сла­вию и сме­ло об­ви­нил им­пе­ра­то­ра в нече­стии. Свя­то­го под­верг­ли страш­ным му­кам, по­сле ко­то­рых в 815 го­ду со­сла­ли в за­то­че­ние. Ис­то­щен­ный, боль­ной и ис­стра­дав­ший­ся свя­той ис­по­вед­ник Сте­фан вско­ре скон­чал­ся в тем­ни­це.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-stefan-triglijskij

9 апреля - день памяти мученицы Матроны Солунской

     Свя­тая Мат­ро­на бы­ла слу­жан­кой знат­ной ев­рей­ки по име­ни Пан­тил­ла, же­ны ко­ман­ду­ю­ще­го им­пе­ра­тор­ски­ми вой­ска­ми в го­ро­де Фес­са­ло­ни­ке. Мат­ро­на по­чи­та­ла Иису­са Хри­ста как ис­тин­но­го Бо­га и мо­ли­лась ему втайне, не при­вле­кая вни­ма­ния гос­по­жи. Каж­дый день та хо­ди­ла в си­на­го­гу. Мат­ро­на со­про­вож­да­ла ее до две­рей, а за­тем сра­зу тай­ком ухо­ди­ла в цер­ковь, где воз­но­си­ла мо­лит­вы Гос­по­ду. Ко­гда Пан­тил­ла вы­хо­ди­ла из си­на­го­ги, слу­жан­ка уже жда­ла ее там.

     На­сту­пи­ла иудей­ская Пас­ха. Мат­ро­на за­хо­те­ла при­нять уча­стие в бо­го­слу­же­ни­ях, пред­ва­ря­ю­щих празд­ник Вос­кре­се­ния Гос­под­ня – ис­тин­ной Пас­хи, ко­то­рая при­ве­ла нас от жиз­ни к смер­ти. Она от­пра­ви­лась в цер­ковь, но опоз­да­ла вер­нуть­ся к си­на­го­ге, и один из слуг до­нес на нее хо­зяй­ке. Пан­тил­лу охва­тил ужас­ный гнев. Она за­яви­ла, что ес­ли Мат­ро­на об­ма­ны­ва­ла ее в этом, то она, долж­но быть, так же пло­хо ис­пол­ня­ла и свои обя­зан­но­сти. Гос­по­жа при­ка­за­ла дру­гим слу­гам при­вя­зать ее к ска­мье и бить роз­га­ми.

     На об­ви­не­ния гос­по­жи Мат­ро­на от­ве­ти­ла: «Да, я хри­сти­ан­ка, но все­гда бы­ла по­слуш­на ва­шим при­ка­за­ни­ям за ис­клю­че­ни­ем то­го, что от­но­сит­ся к мо­ей ве­ре. В чем я со­вер­ши­ла оплош­ность про­тив ва­шей служ­бы, что вы так тер­за­е­те мое те­ло? Ес­ли вы хо­ти­те пре­дать ме­ня смер­ти, по­то­му что я по­чи­таю Иису­са Хри­ста, то вы об­ла­да­е­те пол­ной вла­стью над мо­ей жиз­нью, но у вас нет ни­ка­кой вла­сти над мо­ей ду­шой, ко­то­рая при­над­ле­жит од­но­му Бо­гу. Я не стра­шусь ни­ка­ких пы­ток, по­то­му что Иисус, мой Спа­си­тель и мой Гос­по­дин, при­дет мне на по­мощь!»

     Мат­ро­ну за­пер­ли на три дня в ком­на­те, а ко­гда осво­бо­ди­ли, Пан­тил­ла с изум­ле­ни­ем об­на­ру­жи­ла, что та сто­ит сво­бод­ная от пут, без вся­ких ран на те­ле и с си­я­ю­щим ли­цом вос­пе­ва­ет хва­лу Бо­гу. Ее зло­ба ста­ла от это­го еще ужас­ней, и она при­ка­за­ла вновь и с еще боль­шей же­сто­ко­стью би­че­вать слу­жан­ку. Чу­дес­ное ис­це­ле­ние по­вто­ри­лось три ра­за, но па­лоч­ные уда­ры в кон­це кон­цов пре­воз­мог­ли стой­кость, ко­то­рую вы­ка­зы­ва­ла Мат­ро­на. В тот миг, ко­гда ее ду­ша от­хо­ди­ла ко Гос­по­ду, она ска­за­ла: «Гос­по­ди Иису­се, Пре­чи­стый Спа­си­тель, ра­ди Ко­то­ро­го я пре­тер­пе­ла все эти му­че­ния, пре­даю сей­час ду­шу мою в ру­ки Твои. Удо­стой ме­ня быть сре­ди Тво­их му­че­ни­ков!»

     Пан­тил­ла, бо­ясь быть об­ви­нен­ной в убий­стве, при­ка­за­ла сбро­сить те­ло Мат­ро­ны с вы­со­кой ска­лы, чтобы все по­ве­ри­ли, буд­то та ста­ла жерт­вой несчаст­но­го слу­чая. Впо­след­ствии Алек­сандр в на­ча­ле IV ве­ка по­ве­лел пе­ре­не­сти дра­го­цен­ные остан­ки в Фес­са­ло­ни­ку, где со­ору­ди­ли храм, по­свя­щен­ный свя­той Мат­роне.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-matrona-solunskaja-fessalonikijskaja

8 апреля - Собор Архангела Гавриила

     Архангел Гавриил был избран Господом для того, чтобы благовестить Деве Марии, а с Нею и всем людям великую радость о Воплощении Сына Божия. Поэтому на следующий день после Благовещения, прославив Пречистую Деву, православные христиане благодарят Господа и почитают Его посланника Архангела Гавриила, послужившего таинству спасения.

     Святой Архангел Гавриил — служитель Божественного Всемогущества. Он возвещал ветхозаветному человечеству о будущем воплощении Сына Божия: вдохновлял пророка Моисея при написании книги Бытия, пророку Даниилу возвещал о грядущих судьбах еврейского народа, являлся праведной Анне с вестью о рождении от нее Преблагословенной Девы Марии.

     Святой Архангел Гавриил неотступно пребывал со святой Отроковицей Марией в Иерусалимском храме и впоследствии охранял Ее во все время земной жизни. Он явился священнику Захарии, предсказав рождение Предтечи Господня — Иоанна Крестителя.

     Господь посылал его к святому Иосифу Обручнику: он явился ему во сне, чтобы открыть ему тайну воплощения Сына Божия от Пресвятой Девы Марии, предупредил о замыслах Ирода и повелел бежать в Египет с Младенцем и Богородицей. Когда Господь перед Своими страданиями молился в Гефсиманском саду до кровавого пота, на укрепление Его, по Церковному Преданию, был послан с Небес Архангел Гавриил, имя которого означает «Крепость Божия».

     Жены-мироносицы услышали от Архангела радостную весть о Воскресении Христовом.

     Вспоминая в этот день многократные явления святого Архангела Гавриила и его ревностное исполнение Божественной воли, исповедуя его ходатайство пред Господом о христианах, Православная Церковь призывает своих чад с верой и усердием прибегать в молитвах к великому Ангелу.

     Информация взята с https://www.pravmir.ru/tserkov-prazdnuet-sobor-arhangela-gavriila/

7 апреля - Благовещение Пресвятой Богородицы

     Хронологически, и по существу Новозаветная история начинается не с Рождества Иисуса Христа, а с Его Матери — Пресвятой Девы Марии. 

     Древние письменные источники о Ее жизни неизвестны, и все сведения о Деве Марии почерпнуты из устного предания, существовавшего в первых христианских общинах. Это предание утверждает, что Дева Мария происходила из рода Давидова и являлась дочерью благочестивых Иоакима и Анны. Девочка была поздним ребенком, дарованным им Господом в весьма преклонные лета по их горячим молитвам, и потому Ее рождение родители восприняли как великое чудо и милость Божию. Следуя иудейскому обычаю, они решили посвятить Ее Богу. В те времена многие дети воспитывались при храме, а подрастая, несли здесь определенные обязанности и послушания. В трехлетнем возрасте младенец Мария взошла по ступеням Иерусалимского храма, поручая Себя милости Божией. 

     События рождества Девы Марии и введения Ее в храм имеют для христиан большое значение, и потому Церковь почтила их особо торжественным празднованием. Как известно, церковный год начинается 1 сентября, и первым большим праздником новолетия является Рождество Пресвятой Богородицы (по новому стилю 21 сентября). А 4 декабря (по новому стилю) празднуется Введение во храм Пресвятой Богородицы. 

     Мы ничего не знаем о раннем периоде жизни Девы Марии. Достигнув известного возраста, Она была обручена с пожилым человеком по имени Иосиф, плотником из галилейского города Назарета. Иосиф был не мужем Марии, но обручником и хранителем Ее девства, ибо посвященной Богу девушке надлежало пребывать в чистоте и целомудрии. 

     Говоря о том, что для спасения рода человеческого Бог избрал особое средство — Богочеловечество, мы ранее уже подчеркивали, что в этом средстве как бы соединяются два начала. Прежде всего, это Божественное присутствие и Божественное всемогущество, ибо только во власти Творца было положить предел действию первородного греха, возвратив человечеству благодать, исходящую от Отца Небесного. Другой составляющей спасения является свободная воля самого человека, ибо без его действенного соучастия в деле искупления греха спасение не имело бы достоинства добровольного выбора. Было чрезвычайно важно, чтобы потомки Адама и Евы сердцем откликнулись на призыв Бога, ответив Ему: мы согласны на то, чтобы обрести спасение, дарованное Тобою, и готовы вместе с Тобой участвовать в этой тайне. Такое согласие от имени рода человеческого произнесла Дева Мария. 

     Это событие именуется Благовещением — по-гречески «Эвангелизмус», то есть «Благая весть». Вот что рассказывает об обстоятельствах Благовещения Евангелие от Луки: 

     «Послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. 

     И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. 

     Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим. Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц, ибо у Бога не останется бессильным никакое слово. 

     Тогда Мария сказала: се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему. И отошел от Нее Ангел» (Лк. 1. 26–38). 

     Эти слова: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему», — не только выражают кроткую готовность Девы Марии принять возвещенное ей Ангелом, но и являются формулой согласия рода человеческого на соработничество Богу в деле спасения. 

     Это согласие Девы Марии не следует воспринимать как ограничение свободы людей Ее личным произволением. Действительно, Дева Мария выступает перед Богом от имени всего человеческого рода. Однако данное Ею согласие не может рассматриваться как покушение на чью-то свободу, ибо каждый, кто свободно принимает Христа, становится соучастником спасительного Божественного действия лично, по своей воле и через собственное усилие. Таким образом, в событии Благовещения реализуется наша собственная свобода выбора. 

Известно также скептическое отношение иных людей к чуду бессеменного зачатия неискусомужной Девой. С точки зрения науки и нашего человеческого опыта бессеменное зачатие представляется невозможным. Но ведь Бог есть Творец мира с его физическими законами, и потому невозможное для нас не является невозможным для Него. В этом смысле наши знания и представления носят условный характер: когда мы говорим, что чего-то не может быть, то исходим из представлений и реальности, соприродных нашему, человеческому миру. Но, как прекрасно выразился святой Андрей Критский в своем Великом покаянном каноне, «Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо елика хощет» (Богородичен 4-й Песни). 

     Наше отношение к Благовещению, к непорочному зачатию Пресвятой Девой Сына Божия должно характеризоваться одним словом: благоговение. Нам следует благоговейно веровать в то, что Божия Матерь, по словам святого Амвросия Медиоланского, и после того, как зачала во чреве, осталась Девой, и после того, как родила, осталась Девой. Такова вера Церкви. Как говорит святитель Иоанн Златоуст, «Дух Святой засиял в чистом зеркале, в непорочном теле Девы, образовав совершенного Человека не по закону природы… не из человеческого семени, но… неизъяснимо исткав в ней Зародыш, словно некую ткань, для спасения людей». 

     Сокрытая здесь великая Божественная тайна не обнаруживает себя ни в человеческом разуме, ни в знаниях, ни в воображении. Стать сопричастником ее возможно только силой веры, ибо содержание, значение и реальность этой тайны открываются нам в религиозном опыте.

     Информация взята с https://azbyka.ru/slovo-pastyrya#n25

6 апреля - день памяти епископа Артемия Солунского (Селевкийского)

     Свя­ти­тель Ар­те­мон, епи­скоп Селев­кий­ский, ро­дил­ся и жил в Селев­кии Пи­си­дий­ской (Ма­лая Азия). Он был бла­го­че­стив и доб­ро­де­те­лен, по­это­му свя­той апо­стол Па­вел, при­дя в Селев­кию, по­ста­вил свя­то­го Ар­те­мо­на пер­вым епи­ско­пом это­го го­ро­да, как наи­бо­лее до­стой­но­го. Свя­ти­тель Ар­те­мон муд­ро окорм­лял вве­рен­ную ему паст­ву и снис­кал се­бе сла­ву за­ступ­ни­ка бед­ных и го­ни­мых. Скон­чал­ся свя­ти­тель Ар­те­мон в глу­бо­кой ста­ро­сти.

     (В древ­них сла­вян­ских свят­цах «Селев­кий­ский» пи­са­лось как «Се­лео­укин­ский», из че­го яви­лось «Се­ло­ун­ский». Впро­чем, и в неко­то­рых гре­че­ских па­мят­ни­ках свя­ти­тель на­зван Со­лун­ским. Свя­ти­тель Ар­те­мон (или Ар­те­мий) обо­зна­чал­ся в ме­ся­це­сло­вах или как Селев­кий­ский, или как Со­лун­ский. Во 2-й по­ло­вине XVII ве­ка эти два на­име­но­ва­ния оши­боч­но от­нес­ли к раз­ным ли­цам).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-artemij-artemon-solunskij-selevkijskij

5 апреля - день памяти преподобномученика Никона епископа и 199-ти учеников его

     Пре­по­доб­но­му­че­ник Ни­кон ро­дил­ся в Неа­по­ле. Его отец был языч­ни­ком, а мать – хри­сти­ан­кой. Воз­му­жав, Ни­кон оста­вал­ся языч­ни­ком. Он слу­жил во­и­ном и от­ли­чал­ся необы­чай­ной храб­ро­стью и си­лой. Од­на­жды Ни­кон со сво­им от­ря­дом был окру­жен вра­га­ми. В смер­тель­ной опас­но­сти он вспом­нил хри­сти­ан­ские на­став­ле­ния ма­те­ри и, осе­нив се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, по­мо­лил­ся Бо­гу, обе­щая в слу­чае спа­се­ния кре­стить­ся. Он из­бе­жал неми­ну­е­мой смер­ти и, воз­вра­тясь до­мой, по бла­го­сло­ве­нию ма­те­ри, от­пра­вил­ся на по­ис­ки свя­щен­ни­ка, что бы­ло нелег­ким де­лом во вре­ме­на го­не­ний. На ко­раб­ле свя­той Ни­кон до­брал­ся до ост­ро­ва Хиос, воз­шел там на вы­со­кую го­ру и 8 дней пре­бы­вал в по­сте и мо­лит­ве, про­ся Гос­по­да по­мочь ему. В сон­ном ви­де­нии свя­то­му Ни­ко­ну явил­ся Ан­гел Бо­жий, ука­зав­ший ему путь. Свя­той Ни­кон на­пра­вил­ся на го­ру Га­нос, где скры­ва­лось мно­го ино­ков, воз­глав­ля­е­мых Фе­о­до­си­ем, епи­ско­пом Ки­зи­че­ским. От епи­ско­па свя­той Ни­кон при­нял Та­ин­ство Кре­ще­ния и Ан­гель­ский об­раз. По­се­лив­шись в пе­щер­ном хра­ме, свя­той Ни­кон был при­ме­ром для всей бра­тии. Ко­гда пре­по­доб­ный Ни­кон про­был на го­ре три го­да, епи­ско­пу бы­ло от­кро­ве­ние от Ан­ге­ла, чтобы он по­свя­тил пре­по­доб­но­го Ни­ко­на в сан епи­ско­па и ве­лел пе­ре­се­лить­ся со все­ми ино­ка­ми в Си­ци­лий­скую об­ласть. Епи­скоп Фе­о­до­сий ис­пол­нил это и, по­ру­чив свя­то­му Ни­ко­ну 190 ино­ков, скон­чал­ся. По­хо­ро­нив епи­ско­па Фе­о­до­сия, свя­ти­тель Ни­кон от­плыл с бра­ти­ей на ко­раб­ле в Си­ци­лию, спа­са­ясь от при­бли­жав­ших­ся вар­ва­ров. По Бо­жию про­из­во­ле­нию свя­ти­тель Ни­кон по­бы­вал в род­ном Неа­по­ле. Он за­стал там в жи­вых свою мать и про­вел вме­сте с нею по­след­ние дни ее жиз­ни. Мать, уви­дев его, со сле­за­ми ра­до­сти па­ла ему на грудь и це­ло­ва­ла его. Со­тво­рив зем­ной по­клон, она ска­за­ла: «Бла­го­да­рю Пре­свя­тое Имя Твое, Гос­по­ди, что Ты при­вел ме­ня уви­дать сы­на мо­е­го в Ан­гель­ском об­ра­зе и епи­скоп­ском до­сто­ин­стве; и ныне, Вла­ды­ко мой, услышь ме­ня, ра­бу Твою, и при­и­ми ду­шу мою в Твои ру­ки». Со­тво­рив эту мо­лит­ву, пра­вед­ная жен­щи­на скон­ча­лась. При­сут­ству­ю­щие про­сла­ви­ли Бо­га и по­греб­ли ее с псал­мо­пе­ни­ем.

     По го­ро­ду про­нес­ся слух о при­ез­де свя­то­го Ни­ко­на, и де­вять во­и­нов, его быв­ших со­рат­ни­ков, при­шли по­ви­дать­ся с ним. По­сле бе­се­ды со свя­ти­те­лем они уве­ро­ва­ли и кре­сти­лись и по­сле­до­ва­ли за ним в Си­ци­лию. При­быв на ост­ров, свя­ти­тель Ни­кон по­се­лил­ся вме­сте с ино­ка­ми в пу­стын­ном ме­сте, на­зы­вав­шем­ся Ги­гия, непо­да­ле­ку от ре­ки Аси­нос. Про­шло мно­го лет, и сно­ва на­ча­лись го­не­ния на хри­сти­ан. Пра­ви­те­лю Си­ци­лии Квин­ти­а­ну со­об­щи­ли, что непо­да­ле­ку с мно­го­чис­лен­ной бра­ти­ей жи­вет епи­скоп Ни­кон. Все 199 мо­на­хов бы­ли схва­че­ны и обез­глав­ле­ны, а свя­ти­те­ля Ни­ко­на оста­ви­ли в жи­вых, чтобы пре­дать му­че­ни­ям. Его жгли ог­нем, но он оста­вал­ся невре­дим; при­вя­зы­ва­ли за но­ги к ди­ким ло­ша­дям, чтобы во­ло­чить по зем­ле, но ло­ша­ди не тро­га­лись с ме­ста. Свя­ти­те­лю от­ре­за­ли язык, би­ли его кам­ня­ми и, на­ко­нец, обез­гла­ви­ли.

     Те­ло свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­на бы­ло бро­ше­но на съе­де­ние зве­рям и пти­цам. Один пас­тух, одер­жи­мый злым ду­хом, хо­дил на том ме­сте и, най­дя те­ло свя­то­го, тот­час упал ли­цом на зем­лю, ибо нечи­стый дух, из­го­ня­е­мый си­лой свя­то­го, по­верг его на зем­лю и вы­шел из него с гром­ким воп­лем: «Го­ре мне, го­ре мне, ку­да мне бе­жать от ли­ца Ни­ко­но­ва?»

     Ис­це­лен­ный пас­тух рас­ска­зал об этом окрест­ным жи­те­лям. Епи­скоп го­ро­да Мес­си­ны то­же узнал об этом и вме­сте с кли­ром по­хо­ро­нил те­ло свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­на и его уче­ни­ков.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-nikon-sicilijskij

4 апреля - день памяти священномученика Василия, пресвитера Анкирского

     Свя­щен­но­му­че­ник Ва­си­лий был пре­сви­те­ром в Ан­ки­ре Га­ла­тий­ской. Во вре­мя ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния ари­ан­ской ере­си он при­зы­вал свою паст­ву твер­до дер­жать­ся Пра­во­сла­вия. За это свя­той Ва­си­лий был ли­шен свя­щен­ни­че­ско­го са­на мест­ным ари­ан­ским со­бо­ром, но на Па­ле­стин­ском Со­бо­ре 230 епи­ско­пов он был вос­ста­нов­лен в сане пре­сви­те­ра. Свя­той Ва­си­лий от­кры­то про­дол­жал свою про­по­ведь, об­ли­чая ари­ан, за что стал жерт­вой пре­сле­до­ва­ний и под­верг­ся ис­тя­за­ни­ям как че­ло­век, яко­бы опас­ный для го­су­дар­ства. Для от­вра­ще­ния свя­то­го Ва­си­лия от пра­во­сла­вия к нему бы­ли при­став­ле­ны два от­ступ­ни­ка – Ел­пи­дий и Пе­га­сий. Од­на­ко свя­той остал­ся непо­ко­ле­бим и за это сно­ва под­верг­ся му­че­ни­ям. Ко­гда же в го­род Ан­ки­ру при­был им­пе­ра­тор Юли­ан От­ступ­ник (361–363), свя­той Ва­си­лий на су­де пе­ред ним му­же­ствен­но ис­по­ве­дал Хри­ста, а им­пе­ра­то­ра об­ли­чил за от­ступ­ни­че­ство. Юли­ан при­ка­зал вы­ре­зать рем­ни из ко­жи со спи­ны свя­то­го. Од­на­ко свя­той пре­сви­тер Ва­си­лий бес­тре­пет­но пе­ре­нес эту страш­ную му­ку.

     Ко­гда же свя­то­го ста­ли жечь и ко­лоть рас­ка­лен­ны­ми пру­тья­ми в пле­чи и жи­вот, он в му­че­ни­ях упал на зем­лю и гром­ко мо­лил­ся: «Свет мой, Хри­сте! На­деж­да моя, Иису­се! При­стань ти­хая для го­ни­мых вол­на­ми! Бла­го­да­рю Те­бя, Гос­по­ди Бо­же от­цов мо­их, за то, что Ты вы­рвал ду­шу мою из ада пре­ис­под­не­го и со­хра­нил во мне Имя Свое неза­пят­нан­ным! Пусть по­бе­ди­те­лем окон­чу я свою жизнь и уна­сле­дую веч­ный по­кой по обе­ща­нию, дан­но­му от­цам мо­им от Те­бя, Ар­хи­ерея Ве­ли­ко­го Иису­са Хри­ста, Гос­по­да на­ше­го! Те­перь же при­и­ми с ми­ром ду­шу мою, пре­бы­ва­ю­щую неиз­мен­но в этом ис­по­ве­да­нии! Ты ми­ло­серд и ве­ли­ко Твое ми­ло­сер­дие, Жи­ву­щий и Пре­бы­ва­ю­щий во ве­ки ве­ков, аминь».

     Со­вер­шив та­кую мо­лит­ву, весь ис­ко­ло­тый рас­ка­лен­ны­ми пру­тья­ми, свя­той слов­но уснул слад­ким сном, пре­дав ду­шу свою в ру­ки Бо­жии. Свя­щен­но­му­че­ник Ва­си­лий скон­чал­ся 29 июня 362 го­да. Па­мять его ра­ди празд­ни­ка свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла бы­ла пе­ре­не­се­на на 22 мар­та.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-vasilij-ankirskij-presviter

2 апреля - день памяти преподобных Иоанна, Сергия, Патрикия и прочих, во обители св. Саввы убиенных

     В VIII ве­ке окрест­но­сти Иеру­са­ли­ма под­вер­га­лись ча­стым на­па­де­ни­ям са­ра­цин. Был раз­ру­шен и при­шел в за­пу­сте­ние мо­на­стырь свя­то­го Ха­ри­то­на. Два­жды са­ра­ци­ны пы­та­лись раз­гра­бить Лав­ру пре­по­доб­но­го Сав­вы Освя­щен­но­го, но Про­мы­сел Бо­жий хра­нил оби­тель. Лавр­ские ино­ки мог­ли укрыть­ся от вар­вар­ских на­бе­гов в Иеру­са­ли­ме, но они ре­ши­ли не по­ки­дать то­го ме­ста, где спа­са­лись мно­го лет.

     В кон­це Ве­ли­ко­го по­ста на неде­ле пе­ред Верб­ным вос­кре­се­ньем, 13 мар­та, са­ра­ци­ны во­рва­лись в мо­на­стырь и по­тре­бо­ва­ли от­дать им все цен­но­сти. По­лу­чив от мо­на­хов от­вет, что в мо­на­сты­ре нет ни­че­го, кро­ме скуд­ных за­па­сов пи­щи и вет­хой одеж­ды, са­ра­ци­ны ста­ли стре­лять в на­сель­ни­ков из лу­ков. Три­на­дцать че­ло­век бы­ло уби­то и мно­гие ра­не­ны, пы­ла­ли мо­на­ше­ские кел­лии. Са­ра­ци­ны на­ме­ре­ва­лись под­жечь и мо­на­стыр­скую цер­ковь, но, уви­дев вда­ли мно­же­ство лю­дей, ре­ши­ли, что это вой­ска, по­слан­ные из Иеру­са­ли­ма. Са­ра­ци­ны по­спе­ши­ли уда­лить­ся, уно­ся с со­бой то немно­гое, что им уда­лось на­гра­бить. По­сле бег­ства вра­га отец Фо­ма, ис­кус­ный врач, стал ока­зы­вать по­мощь остав­шим­ся в жи­вых.

     В Ве­ли­кий Чет­верг 20 мар­та са­ра­ци­ны в еще боль­шем ко­ли­че­стве вновь на­па­ли на Лав­ру и ста­ли ис­треб­лять ино­ков. Остав­ши­е­ся в жи­вых бы­ли со­гна­ны в цер­ковь, чтобы под пыт­кой узнать от них, где спря­та­ны со­кро­ви­ща. Оби­тель бы­ла окру­же­на, чтобы ни­кто не мог спа­стись бег­ством. Вар­ва­ры схва­ти­ли свя­то­го Иоан­на, со­всем еще юно­го ино­ка, быв­ше­го по­пе­чи­те­лем стран­ни­ков. Его же­сто­ко пы­та­ли, за­тем пе­ре­ре­за­ли на но­гах и ру­ках су­хо­жи­лия и ста­щи­ли за но­ги по кам­ням с го­ры, со­драв ко­жу со спи­ны му­че­ни­ка.

     Хра­ни­тель цер­ков­ных со­су­дов, пре­по­доб­ный Сер­гий, скрыл свя­щен­ную утварь и пы­тал­ся бе­жать, но был схва­чен и обез­глав­лен. Несколь­ким мо­на­хам все-та­ки уда­лось скрыть­ся вне оби­те­ли, в пе­ще­ре, но это за­ме­тил на­хо­див­ший­ся на го­ре страж и при­ка­зал всем вый­ти. Внут­ри пе­ще­ры пре­по­доб­ный Пат­ри­кий ше­по­том ска­зал бра­ти­ям, быв­шим с ним в пе­ще­ре: «Не бой­тесь, я один за вас вый­ду и умру, вы же си­ди­те и мол­чи­те». Са­ра­цин спро­сил, есть ли еще кто-ни­будь в пе­ще­ре, и пре­по­доб­ный от­ве­тил, что он был один. Его от­ве­ли в Лавр­скую цер­ковь, где остав­ши­е­ся в жи­вых ожи­да­ли сво­ей уча­сти. Са­ра­ци­ны по­тре­бо­ва­ли с них вы­куп в 4000 злат­ниц и свя­щен­ные со­су­ды. Мо­на­хи не мог­ли дать та­ко­го вы­ку­па. То­гда их пе­ре­ве­ли в пе­ще­ру пре­по­доб­но­го Сав­вы, на­хо­див­шу­ю­ся в огра­де мо­на­сты­ря, и пе­ред вхо­дом в пе­ще­ру раз­ве­ли ко­стер, в ко­то­рый под­бра­сы­ва­ли на­воз, чтобы за­клю­чен­ные за­дох­ну­лись от ядо­ви­то­го ды­ма. В пе­ще­ре по­гиб­ло во­сем­на­дцать че­ло­век, в том чис­ле и пре­по­доб­ные Иоанн и Пат­ри­кий. Остав­ших­ся в жи­вых са­ра­ци­ны про­дол­жа­ли ис­тя­зать, од­на­ко, ни­че­го не до­бив­шись от них, по­ки­ну­ли мо­на­стырь.

     Позд­но но­чью в Ве­ли­кую Пят­ни­цу скры­вав­ши­е­ся в го­рах мо­на­хи вер­ну­лись в Лав­ру, от­нес­ли те­ла уби­ен­ных пре­по­доб­ных от­цов в цер­ковь и в пе­ча­ли по­греб­ли их там.

     Вар­ва­ры, гра­бив­шие Лав­ру, бы­ли на­ка­за­ны Бо­гом. Они ста­ли жерт­вой вне­зап­ной бо­лез­ни, и все до од­но­го по­гиб­ли, а те­ла их ста­ли до­бы­чей ди­ких зве­рей.

1 апреля - день памяти преподобного Симеона Псково-Печерского

     Пре­по­доб­ный Си­ме­он (в ми­ру Ва­си­лий Ива­но­вич Жел­нин) ро­дил­ся 1 мар­та 1869 го­да в де­ревне Яко­влев­ской Ост­ров­ско­го уез­да Псков­ской гу­бер­нии в кре­стьян­ской се­мье от ро­ди­те­лей Иоан­на и На­та­лии. Вско­ре он был кре­щен в по­го­сте Вех­но­во и во Свя­том Кре­ще­нии на­зван Ва­си­ли­ем.

     Ро­ди­те­ли его бы­ли глу­бо­ко ве­ру­ю­щи­ми, бо­го­бо­яз­нен­ны­ми и бла­го­че­сти­вы­ми и вос­пи­ты­ва­ли Ва­си­лия в по­ви­но­ве­нии и по­слу­ша­нии ро­ди­тель­ской во­ле.

     В сво­ей ду­хов­ной био­гра­фии, на­пи­сан­ной пре­по­доб­ным Си­мео­ном уже в зре­лые го­ды, он вспо­ми­на­ет, как в ро­ди­тель­ский дом не раз при­ез­жал Кор­ни­лий, мо­нах Кры­пец­ко­го мо­на­сты­ря (ныне при­чис­лен­ный к ли­ку мест­но­чти­мых свя­тых Псков­ских). Ино­гда тот оста­вал­ся но­че­вать в их до­ме и, все­гда ло­жась спать с от­ро­ком Ва­си­ли­ем, ча­сто го­во­рил ему: «Бу­дешь ты мо­на­хом, бу­дешь ста­рец ве­ли­кий». Ино­гда брал от­ро­ка с со­бою по сбо­ру для мо­на­сты­ря и при этом го­во­рил: «Ва­ся, вот здесь не да­дут, а вот здесь – по­да­дут нам». Так все­гда и бы­ва­ло.

     В де­сять лет Ва­си­лий, по­мо­гая ро­ди­те­лям, пас сво­их ло­ша­дей. В этот же год он услы­шал от лю­дей рас­ска­зы о жиз­ни стар­ца Се­ра­фи­ма, Са­ров­ско­го чу­до­твор­ца, и, же­лая под­ра­жать ве­ли­ко­му по­движ­ни­ку, на­шел в по­ле боль­шой ка­мень и стал на нем мо­лить­ся. В 12 лет вме­сте с ро­ди­те­ля­ми хо­дил в Пско­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь, чтобы по­кло­нить­ся древним свя­ты­ням и по­мо­лить­ся пе­ред чу­до­твор­ны­ми ико­на­ми оби­те­ли. В оби­те­ли от­ро­ку Ва­си­лию так по­нра­ви­лось, что он за­ду­мал остать­ся здесь на­все­гда, и эта мысль не остав­ля­ла его, по­ка не ис­пол­ни­лось его же­ла­ние.

     В 20 лет Ва­си­лий стал про­сить от­ца, чтобы тот от­пу­стил его в мо­на­стырь, но отец и слу­шать об этом не хо­тел и за­явил юно­ше: «Же­нить те­бя на­до, а не в мо­на­хи». Но юно­ша сто­ял на сво­ем, твер­до за­явив от­цу, что не бу­дет же­нить­ся ни­ко­гда. Так про­дол­жа­лось несколь­ко лет, по­ка отец не убе­дил­ся в се­рьез­но­сти на­ме­ре­ния сы­на стать мо­на­хом. То­гда он раз­ре­шил Ва­си­лию вы­стро­ить в усадь­бе до­мик, где бу­ду­щий по­движ­ник жил и мо­лил­ся в уеди­не­нии до 25-лет­не­го воз­рас­та.

     Но через пять лет Бог чу­дес­ным об­ра­зом из­во­дит Ва­си­лия из ро­ди­тель­ско­го до­ма. В то вре­мя в их се­ле жил некий ста­рец Си­ме­он, ко­то­ро­го де­ре­вен­ские жи­те­ли по­чи­та­ли за бла­жен­но­го. Этот ста­рец лю­бил при­хо­дить в дом к ро­ди­те­лям Ва­си­лия, а ино­гда оста­вал­ся но­че­вать. Ва­си­лий как-то спро­сил у бла­жен­но­го со­ве­та и бла­го­сло­ве­ния ид­ти в мо­на­стырь, но от­ве­та не по­лу­чил. Но од­на­жды бла­жен­ный явил­ся в их дом и за­явил от­цу, что «при­шел сю­да уми­рать». И то­гда Ва­си­лий при всех стал про­сить бла­жен­но­го: «Ба­тюш­ка, бла­го­сло­ви­те ме­ня в мо­на­стырь». А тот неожи­дан­но взял ве­рев­ку, свер­нул ее жгу­том и да­вай бить про­си­те­ля и гнать из до­ма во двор, со дво­ра на ули­цу,– и гнал вдоль ули­цы за де­рев­ню, а по­том вер­нул­ся в дом, лег на лав­ку – и умер. Все, ви­дев­шие это, по­ня­ли, что бла­жен­ный вы­го­нял Ва­си­лия из до­ма в мо­на­стырь. Но да­же и по­сле это­го слу­чая отец не хо­тел от­пус­кать сы­на, но по­том сми­рил­ся и с ми­ром от­пу­стил Ва­си­лия в Пе­чер­скую оби­тель.

     В 1896 го­ду Ва­си­лий по­сту­пил по­слуш­ни­ком в Пско­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь. Ар­хи­манд­рит Ме­фо­дий (Холм­ский, † 1906), быв­ший то­гда на­мест­ни­ком мо­на­сты­ря, взял его к се­бе ке­лей­ни­ком в на­сто­я­тель­ские по­кои. Кро­ме это­го, Ва­си­лий хо­дил и на об­щие по­слу­ша­ния с бра­ти­ей, осо­бен­но на по­строй­ку го­сти­ни­цы для бо­го­моль­цев. Ча­сто при­хо­ди­лось ра­бо­тать с 5 ча­сов утра и до позд­не­го ве­че­ра. В ред­кие сво­бод­ные ча­сы, ко­гда мо­ло­дые по­слуш­ни­ки и ино­ки со­би­ра­лись от­ды­хать на све­жем воз­ду­хе на Свя­той гор­ке, в са­ду, он все­гда от­го­ва­ри­вал­ся от та­ко­го празд­но­го об­ще­ния и под ви­дом по­слу­ша­ния, дан­но­го от на­мест­ни­ка, шел в сто­ляр­ку и, бу­дучи опыт­ным сто­ля­ром-крас­но­де­рев­щи­ком, вы­та­чи­вал там раз­ные по­лез­ные ве­щи.

     В 1900 го­ду по­слуш­ник Ва­си­лий был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Вас­си­ан, а в 1901 го­ду ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на и по­лу­чил от­дель­ную ке­ллию для жи­тель­ства.

     В 1903 го­ду отец Вас­си­ан был по­свя­щен в сан иеро­мо­на­ха и вско­ре на­зна­чен в Сне­то­гор­ский мо­на­стырь во Псков эко­но­мом для вос­ста­нов­ле­ния мо­на­стыр­ско­го хо­зяй­ства, а через 4 го­да вер­нул­ся в Пе­чо­ры. Вско­ре его вновь на­прав­ля­ют из оби­те­ли для укреп­ле­ния мо­на­стыр­ско­го хо­зяй­ства, на сей раз в име­ние Му­сти­ще­во в 25 ки­ло­мет­рах от мо­на­сты­ря в сто­ро­ну Лат­вии.

     – Бы­ло очень мно­го труд­но­стей, – вспо­ми­нал по­том ста­рец,– из лап­тей не вы­ле­зал. На­до бы­ло вос­ста­нав­ли­вать по­чти вновь все хо­зяй­ство, в первую оче­редь вы­стро­ить храм во имя Иоан­на Кре­сти­те­ля Гос­под­ня, цер­ков­ный дом, хо­зяй­ствен­ные по­строй­ки, са­раи, скот­ный двор и про­чее. На­ла­дить зем­ле­па­ше­ство, чтобы оно да­ва­ло поль­зу мо­на­сты­рю.

На это ушло мно­го лет, и, ко­гда де­ло пошло на лад, он воз­вра­тил­ся в род­ную оби­тель в воз­расте 46 лет.

     На­ча­лась ре­во­лю­ция, и на­сто­я­тель оби­те­ли епи­скоп Иоанн (Бу­лин, † 1941) хо­тел по­ста­вить опыт­но­го по­движ­ни­ка от­ца Вас­си­а­на на­мест­ни­ком мо­на­сты­ря. Но тот по сми­ре­нию сво­е­му, ви­дя, что это по­слу­ша­ние ему не под си­лу, стал от­ка­зы­вать­ся и про­сил по­стричь его в схи­му, так как чув­ство­вал «внут­ренне вну­ше­ние при­нять схи­му». Так 3 фев­ра­ля 1927 го­да он был по­стри­жен с име­нем Си­ме­он и на­зна­чен ду­хов­ни­ком бра­тии и па­лом­ни­ков Пско­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря. На­сто­я­тель оби­те­ли при­вел его в убо­гую, сы­рую, тем­ную ке­ллию, по су­ти де­ла, пе­ще­ру, ис­ко­пан­ную в го­ре ря­дом с Успен­ским хра­мом, и ска­зал: «Вот те­бе ке­ллия, здесь и умрешь». Так и вы­шло по­том.

     Та­ким об­ра­зом на­чал­ся мо­лит­вен­ный и стар­че­ский по­двиг иерос­хи­мо­на­ха Си­мео­на, про­дол­жав­ший­ся 33 го­да. Те­перь глав­ным со­дер­жа­ни­ем жиз­ни бу­ду­ще­го стар­ца ста­ла мо­лит­ва. Он по­ло­жил се­бе за пра­ви­ло еже­днев­но мо­лить­ся за ран­ней ли­тур­ги­ей в пе­щер­ном Успен­ском хра­ме и там у жерт­вен­ни­ка Гос­под­ня усерд­но по­ми­нал всех сво­их ду­хов­ных чад. По но­чам ис­пол­нял ке­лей­ное пра­ви­ло схим­ни­ка, а днем при­ни­мал бра­тию и мно­го­чис­лен­ных па­лом­ни­ков в сво­ей ке­ллии. Не остав­лял ста­рец и те­лес­ные тру­ды – боль­шей ча­стью в сто­ляр­ной ма­стер­ской. Нема­ло ис­ку­ше­ний пре­тер­пел ста­рец в сво­ей ке­ллии от бе­сов. В первую же ночь, как он по­се­лил­ся в ней, яви­лись ему зри­мым об­ра­зом злые ду­хи и на­пол­ни­ли ке­ллию. Страш­ные, ка­ких ему рань­ше не при­хо­ди­лось и ви­деть. Ис­пу­гал­ся по­на­ча­лу ста­рец и не знал, что де­лать. А они на­ча­ли на него кри­чать, дер­гать и гнать: «За­чем ты при­шел? Ухо­ди от­сю­да, все рав­но мы не да­дим те­бе здесь жить», – и мно­гое дру­гое. «Ду­мал я, – рас­ска­зы­вал ста­рец, – что не пе­ре­жи­ву этой стра­сти, от ко­то­рой да­же не мог пе­ре­кре­стить­ся, а толь­ко го­во­рил: «Гос­по­ди, при­ми дух мой».

     Та­кие стра­хи про­дол­жа­лись мно­го раз, но по­том не бы­ли уже так страш­ны, как впер­вые, и он на­учил­ся с по­мо­щью Бо­жи­ей от­ра­жать их си­лою кре­ста и мо­лит­вы.

     За ве­ли­кую лю­бовь стар­ца Си­мео­на к Бо­гу и лю­дям и за ве­ли­кое сми­ре­ние его от­кры­лись в нем ред­кие да­ро­ва­ния Бо­жии: дар вра­че­ва­ния душ, про­зор­ли­во­сти и ис­це­ле­ния ду­шев­ных и те­лес­ных неду­гов. Об этом со­хра­ни­лись мно­гие пись­мен­ные сви­де­тель­ства лю­дей, по­лу­чив­ших чу­дес­ные ис­це­ле­ния по мо­лит­вам стар­ца.

     По сво­е­му сми­ре­нию ста­рец Си­ме­он вся­че­ски ста­рал­ся скрыть дар сво­ей необык­но­вен­ной про­зор­ли­во­сти. «Да со­всем я не про­зор­ли­вец, – с лег­ким сму­ще­ни­ем и мяг­кой до­са­дой в го­ло­се го­во­рил он од­но­му из пыт­ли­вых по­се­ти­те­лей мо­на­сты­ря, – ве­ли­кий дар про­зре­ния да­ет Гос­подь из­бран­ным его, а тут про­сто дол­го­ле­тие мне по­мо­га­ет, – за­шел в дом рань­ше дру­гих, вот и по­ряд­ки его луч­ше знаю. При­хо­дят ко мне лю­ди с го­ре­стя­ми и со­мне­ни­я­ми, а взвол­но­ван­ный че­ло­век по­до­бен ре­бен­ку, он весь на ла­до­ни... Слу­чи­лось с че­ло­ве­ком несча­стье, вот он и точ­ность ду­шев­ных очей те­ря­ет, впа­да­ет ли­бо в уны­ние, ли­бо в дер­зость и оже­сто­че­ние. А я и мир­ской круг хо­ро­шо знаю, и жизнь про­жил дол­гую, и сам Гос­под­ней си­лой ограж­ден от бед и со­блаз­нов, и как же мне в ме­ру ма­лых сил мо­их не под­дер­жать бра­та мо­е­го, спут­ни­ка на зем­ной до­ро­ге, ко­гда он при­то­мил­ся рань­ше, чем я...»

     «Тру­ден путь мо­на­ше­ский, – за­пи­сал ста­рец Си­ме­он в сво­ей био­гра­фии, – но труд­нее по­двиг схим­ни­че­ский, ес­ли ид­ти так, как ука­зал нам По­дви­го­по­лож­ник наш Гос­подь Иисус Хри­стос. При по­се­ще­нии Его Все­свя­та­го Ду­ха все воз­мож­но по­бе­дить, пе­ре­не­сти, пе­ре­тер­петь и до­стиг­нуть во­жде­лен­но­го, обе­то­ван­но­го нам Им неиз­гла­го­лан­но­го веч­но­го на­сле­дия в Его Цар­ствии Небес­ном».

     Шесть­де­сят че­ты­ре го­да та­ко­го мо­на­ше­ско­го по­дви­га со­де­ла­ли иерос­хи­мо­на­ха Си­мео­на со­су­дом бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ко­то­рой лу­чи­лись его гла­за и весь об­лик стар­ца.

     «Вся­че­ской ма­ло­стью, су­е­той, неве­де­ни­ем, сле­по­тою лю­ди омра­ча­ют чу­до, – го­во­рил ста­рец од­но­му по­се­ти­те­лю. – Див­ный дар Гос­по­день – че­ло­ве­че­ская жизнь! Не ку­пишь ее, не за­ра­бо­та­ешь. На, че­ло­век, при­и­ми на­гра­ду бес­цен­ную!.. Ра­дость, ра­дость, ве­ли­кая ра­дость!..»

     По­след­ние дни пе­ред сво­им пре­став­ле­ни­ем ста­рец очень осла­бел, но лю­дей про­дол­жал при­ни­мать. На во­прос ду­хов­ных чад сво­их, на ко­го он их по­ки­да­ет, от­ве­тил: «На Ма­терь Бо­жию». И на­став­лял всех лю­бить друг дру­га, про­щать все оби­ды, так как нена­висть хо­тя бы к од­но­му че­ло­ве­ку ве­дет к смерт­но­му гре­ху, и на­до так про­щать, чтобы че­ло­век знал, что ты ему про­стил.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/6405/group

31 марта - Крестопоклонная неделя

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

     Приидите вернии, Животворящему Древу поклонимся... – зовет сегодня Святая Церковь чад своих к подножию Честнаго и Животворящего Креста Господня. Это Голгофа, перешагнув время, приблизилась к нам, воспоминанием о себе вторгаясь в сознание. Ибо на ней вознесся Крест – иже есть лествица к небесам, и на Кресте – Тот, Кто сказал: «...Я есмь путь и истина и жизнь...» (Ин.14,6).

     Крест Христов – великая спасительная сила всех земнородных. Он простирается и в долготу всех времен, и в широту по всем местам, высота его до небес, а глубина до бездн адовых.

     А сегодня, в день преполовения спасительного постного подвига, Господь снисходит к тем, кто устал и изнемог под бременем поста, даруя им Свою любовь, и силу, и кроткое напоминание, что они еще не до крови сражались с грехом. Господь сегодня напоминает нам и о единственности, непреложности спасительного пути – пути Креста и страданий – и вдохновляет на нем надеждой. Свет Христова Воскресения виден только с Креста.

     Животворящее Крестное Древо – Крест Христов – взращено посреди земли Божией любовью к людям, чтобы погибельный крест – от древа познания добра и зла, взятый в раю на себя человеком своеволием и непослушанием Богу,– претворить в спасительный Крест, вновь отверзающий райские двери.

     Крест Христов вознесен над миром со времен спасительных страданий Господа. Но и всякий пришедший в мир человек с рождения наследует крест прародителей своих и неизменно до конца дней несет его по жизни. Земля же – юдоль плача и печали, место изгнания преступившему Божие повеление – полна скорбями и страданиями. Волчцы и терния греховных навыков и страстей, с которыми мы сроднились и услаждаемся, одновременно ранят душу и воспаляют круг жизни.

     Присмотритесь, други наши, к жизни людей вне Христа. Как часто она кончается духовной смертью намного раньше смерти физической. Зло и грех пожирают в человеке все человеческое, зло ненасытно, и ненасытен человек во зле. И это тоже страдание, но страдание не спасительное; оброком этого страдания всегда будет неминуемая смерть и гибель души. Суетен и бесплоден жизненный крест без Христа, как бы тяжел он ни был.

     Крест свой может преобразиться в спасительный крест только тогда, когда с ним пойдут вослед Христу.

     Христос Спаситель наш «...грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды...» (1Пет.2,24).

Крест Христов стал знамением славы Самого Христа и оружием Его победы над грехом, проклятием, смертью и диаволом. И мы сегодня, предстоя Кресту Христову, ощущая на раменах* (*Рамо, рамена – плечо, плечи) тяжесть своих жизненных крестов, должны вглядеться внимательно в единственно спасительный Крест Христов, чтобы во Христе узнать правду жизни, чтобы понять ее светлый смысл.

     И сегодня у Креста Господня – благовествуемое Святое Евангелие и с Креста Господня – вид Божественного Страдальца возвещают нам для спасения нашего всесвятое заповедание: «...аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Мф.16,24).

Други наши, восклонимся от земли, воззрим на Крест Христов, перед нами – пример полного и истинного самоотвержения. Он, будучи Сыном Божиим, пришел в мир в рабием зраке* (* зрак – вид, образ), смирил Себя и был послушлив даже до смерти, и смерти крестной. Он отвергся самой жизни, чтобы спасти нас. Нас же зовет Господь Спаситель отвергнуться греха и смерти, которую грех вскармливает для нас.

     Дело нашего спасения начинается с отвержения себя и своей греховности. Надо отвергнуться всего того, что составляет суть нашего падшего естества, и должно простираться до отвержения самой жизни, предания ее всецело воле Божией. Господи! Тебе все ведомо; сотвори со мной как изволишь.

     Свою житейскую правду мы должны признать пред Богом лютейшей неправдой, свой разум – совершеннейшим неразумием.

     Начинается самоотвержение борьбой с собой. И победа над собой – самая трудная из всех побед по причине силы врага, ведь я сам и есть свой враг. И борьба эта самая длительная, ибо оканчивается она только с окончанием жизни.

     Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием. И она же, наша внутренняя борьба, рождает и другое, еще более тяжкое страдание, ведь в мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу. И с каждым днем подвижник все более и более будет ощущать свою несродность с окружающим и болезненно переживать ее.

     А самоотвержение неминуемо продолжает требовать, чтобы мы во всей полноте начали жить для Бога, для людей, для ближних, чтобы мы сознательно и безропотно приняли и покорились всякой скорби, всякой душевной и телесной боли, чтобы приняли их как попущение Божие на пользу и спасение душ наших. Самоотвержение же становится частью нашего спасительного креста. И только самоотвержением можем поднять мы свой спасительный жизненный крест.

     Крест – орудие казни. На нем распинали преступников. И вот правда Божия зовет и меня на крест как преступника Закона Божия, ведь мой плотской человек, любящий покой и беспечалие, моя злая воля, мое преступное самолюбие, моя гордость до сих пор противятся живительному Закону Божию.

     Я уже и сам, познав силу живущего во мне греха и обвиняя себя, как за спасительное от греховной смерти средство хватаюсь за скорби моего жизненного креста. Сознание, что только скорби, ради Господа претерпеваемые, усвоят меня Христу, и я стану участником Его земной участи, а значит, и небесной, вдохновляет на подвиг, на терпение.

     Крест Христов, гвоздие, копие, терние, богооставленность – это непрерывные, ничем не облегчаемые страдания Голгофы. Но ведь и вся земная жизнь Спасителя от рождения до гроба есть путь к Голгофе. Путь Христа от страдания к большему страданию, но с ними и восхождение от силы в большую силу, путь Его до смерти, поглотившей смерть. «Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа?»

     Страшен Крест Христов. Но я люблю его – он родил для меня ни с чем несравнимую радость Святой Пасхи. Но к этой радости я могу приблизиться только со своим крестом. Я должен добровольно взять свой крест, я должен полюбить его, признать себя вполне достойным его, как бы труден и тяжел он ни был.

     Взять крест – это значит великодушно переносить насмешки, поношения, гонения, скорби, которыми греховный мир не поскупится одарить послушника Христова.

     Взять крест – это значит претерпеть без ропота и жалоб тяжкий, невидимый никому труд над собой, невидимое томление и мученичество души ради исполнения евангельских истин. Это и борьба с духами злобы, которые яростно восстанут на того, кто возжелает свергнуть с себя иго греха и подчиниться Христу.

     Взять крест – это добровольно и усердно подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздывается плоть. Живя во плоти, мы должны научиться жить для духа.

     И надо обратить особое внимание на то, что каждый человек на своем жизненном пути должен поднять именно свой крест. Крестов бесчисленное множество, но только мой врачует мои язвы, только мой будет мне во спасение, и только мой я понесу с помощью Божией, ибо он дан мне Самим Господом. Как бы не ошибиться, как бы не взять крест по своему произволу, тому произволу, который в первую очередь и должен быть распят на кресте самоотвержения?! Самовольный подвиг – это самодельный крест, и несение такого креста всегда оканчивается падением великим.

     А что же значит свой крест? Это значит идти по жизни по своему пути, начертанному для каждого Промыслом Божиим, и на этом пути подъять именно те скорби, что попустит Господь (Дал обеты монашества – не ищи женитьбы, связан семьей – не стремись к свободе от детей и супруги). Не ищи больших скорбей и подвигов, чем те, что есть на твоем жизненном пути,– это гордость сбивает с пути. Не ищи освобождения и от тех скорбей и трудов, что посланы тебе,– это саможаление снимает тебя с креста.

     Свой крест – это значит довольствоваться тем, что по твоим силам телесным. Дух самомнения и самообольщения будет звать тебя к непосильному. Не верь льстецу.

     Как разнообразны в жизни и скорби, и искушения, которые посылает нам Господь для врачевания нашего, какое различие у людей и в самих телесных силах и здоровье, как разнообразны и наши греховные немощи.

     Да, у каждого человека – крест свой. И этот свой крест заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. А последовать Христу – это изучить Святое Евангелие так, чтобы только оно стало деятельным руководителем в несении нами нашего жизненного креста. Ум, сердце и тело всеми своими движениями и поступками, явными и тайными, должны служить и выражать спасительные истины Христова учения. И все это значит, что я глубоко и искренне сознаю врачующую силу креста и оправдываю суд Божий надо мною. И тогда мой крест становится Крестом Господним.

     «Господи, в несении креста моего, Твоей десницей мне ниспосланного, укрепи меня вконец изнемогающего»,– молит сердце. Сердце молит и скорбит, но оно же уже и радуется сладостной покорности Богу и своему причастию страданиям Христовым. И это несение своего креста без ропота с покаянием и славословием Господа – есть великая сила таинственного исповедания Христа не только умом и сердцем, но самим делом и жизнью.

     И, дорогие мои, так неприметно начинается в нас новая жизнь, когда уже «...не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2,20). Непонятное плотскому уму чудо совершается в мире – покой и райское блаженство водворяются там, где ожидались одни стоны и слезы. Жизнь самая прискорбная славословит Господа и отвергает от себя всякий помысел жалобы и ропота.

     Сам крест, воспринятый как дар Божий, порождает благодарение за драгоценную участь быть Христовыми, подражая Его страданиям, родит и нетленную радость для тела страждущего, для сердца томящегося, для души ищущей и нашедшей.

Крест – есть кратчайший путь к небу. Христос Сам прошел им.

Крест – есть вполне испытанный путь, ибо им прошли все святые.

Крест – есть вернейший путь, ибо крест и страдания – удел избранных, это те тесные врата, которыми входят в Царство Небесное.

     Дорогие мои, воздавая сегодня поклонение Кресту Господню телом и духом, привьем же наши малые кресты к Его великому Кресту, чтобы Его живительные силы напитали нас своими соками для продолжения подвигов Великого поста, чтобы исполнение заповедей Христовых стало единственной целью и радостью нашей жизни.

     Почитая сегодня Честный Крест Христов, с покорностью воле Божией возблагодарим Его за наши малые кресты и воскликнем: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». Аминь.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-nedelja-3-ja-velikogo-posta-krestopoklonnaja

29 марта - день памяти мученика Сави'на

     Город Гермополь в Египте был отечеством мученика Савина. Святой славился во всей стране и был правителем в своем городе. По причине гонения, воздвигнутого на христиан в царствование Диоклитиана, когда многие христиане были мучимы и умерщвляемы, святый Савин тайно ушел из Гермополя, укрывшись в одном отдаленном селении вместе с прочими христианами. Поселившись в небольшом доме, он проводил в посте и молитвах все дни и ночи.

     Служители же идолов ревностно искали правителя Гермопольского, чтобы подвергнуть его мучениям, но нигде не находили. Но вот один нищий, приходивший за милостынею к блаженному Савину и получавший из рук его все потребное, взяв пример с предателя Иуды, пришел к язычникам и сказал: “Что дадите мне, чтобы я показал вам Савина?” Они дали ему две златницы. Затем пошли за ним, дошли до дома, где жил святой, окружили его и постучали в дверь. В это время со святым Савином было шесть христиан. Подумав, что это пришел кто-либо из братий, они открыли дверь.

     Тогда язычники быстро вошли в дом, взяли всех и связали. Святого же Савина связали двумя тяжелыми цепями и затем привели на суд к игемону той страны, именем Ариану.

     Святого Савина долго расспрашивали и много раз принуждали к принесению жертвы идолам. Но он не отвергся Христа. Вследствие этого он был жестоко мучим. Его терзали острым железом, жгли огнем, но святой все стерпел ради своего Господа. Ничего не добившись, мучители утопили святого Савина в реке Нил.

     Так неколебимый мученик окончил свой подвиг и отошел к Подвигоположнику Христу, чтобы принять от Него венец победы. Смерть святого последовала в 287 году.

     Вместе с ним были мучимы и прочие шесть христиан; и они награждены были от Господа на небеси одинаковой с Савином славой. Церковь прославляет мученика Савина как “заблудших наставника, молитвенника грешников”, “источника чудес приснотекущего, подвижника добляго”.

     Информация взята с http://podvorie-alexandria.ru/aleksandrijskoe-podvore/zhitiya-svyatykh-aleksandrijskoj-tserkvi/item/62-95.html

27 марта - день памяти преподобного Венедикта Нурсийского

     Пре­по­доб­ный Ве­не­дикт, ос­но­ва­тель за­пад­но­го мо­на­ше­ско­го ор­де­на бе­не­дик­тин­цев, ро­дил­ся в ита­льян­ском го­ро­де Нур­сии в 480 го­ду. В 14 лет свя­той был от­прав­лен ро­ди­те­ля­ми на уче­нье в Рим, од­на­ко, угне­тен­ный окру­жав­шей его без­нрав­ствен­но­стью, он ре­шил по­свя­тить се­бя дру­гой жиз­ни. Вна­ча­ле свя­той Ве­не­дикт по­се­лил­ся при церк­ви свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра в се­ле­нии Еф­фе­ди, но мол­ва о его по­движ­ни­че­ской жиз­ни за­ста­ви­ла его уй­ти даль­ше в го­ры. Там он по­встре­чал от­шель­ни­ка Ро­ма­на, ко­то­рый по­стриг его в мо­на­ше­ство и ука­зал ему для жи­тель­ства от­да­лен­ную пе­ще­ру. Вре­мя от вре­ме­ни от­шель­ник при­но­сил свя­то­му пи­щу. Три го­да в пол­ном уеди­не­нии свя­той вел су­ро­вую борь­бу с ис­ку­ше­ни­я­ми и пре­воз­мог их. Вско­ре к нему ста­ли со­би­рать­ся лю­ди, жаж­дав­шие жить под его ру­ко­вод­ством. Чис­ло уче­ни­ков на­столь­ко вы­рос­ло, что свя­той раз­де­лил их на две­на­дцать об­щин. Каж­дая об­щи­на со­сто­я­ла из две­на­дца­ти ино­ков и со­ста­ви­ла от­дель­ный скит. Каж­до­му ски­ту пре­по­доб­ный дал игу­ме­на из сво­их опыт­ных уче­ни­ков.У пре­по­доб­но­го оста­лись ра­ди на­зи­да­ния толь­ко но­во­на­чаль­ные ино­ки. Стро­гие пра­ви­ла, уста­нов­лен­ные для мо­на­хов свя­тым Ве­не­дик­том, не всем при­шлись по ду­ше, и пре­по­доб­ный не раз ста­но­вил­ся жерт­вой кле­ве­ты и пре­сле­до­ва­ний.

     На­ко­нец он по­се­лил­ся в Кам­па­нье и на го­ре Кас­си­но ос­но­вал Мон­те-Кас­син­ский мо­на­стырь, ко­то­рый дол­гое вре­мя был цен­тром бо­го­слов­ско­го об­ра­зо­ва­ния для За­пад­ной Церк­ви. При мо­на­сты­ре бы­ла со­зда­на за­ме­ча­тель­ная биб­лио­те­ка. В этой оби­те­ли пре­по­доб­ный Ве­не­дикт на­пи­сал устав, ос­но­ван­ный на опы­те жиз­ни во­сточ­ных пу­стын­ни­ков и уста­нов­ле­ни­ях пре­по­доб­но­го Иоан­на Кас­си­а­на Рим­ля­ни­на (па­мять 29 фев­ра­ля). Устав был при­нят впо­след­ствии мно­ги­ми за­пад­ны­ми мо­на­сты­ря­ми (до 1595 го­да он вы­дер­жал бо­лее 100 из­да­ний). Устав пред­пи­сы­ва­ет ино­кам аб­со­лют­ное от­ре­че­ние от соб­ствен­но­сти, без­услов­ное по­слу­ша­ние и по­сто­ян­ный труд. Стар­шим ино­кам вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность обу­че­ние де­тей и пе­ре­пи­сы­ва­ние древ­них ру­ко­пи­сей. Это по­мог­ло со­хра­нить мно­гие па­мят­ни­ки пись­мен­но­сти, от­но­ся­щи­е­ся к пер­вым ве­кам хри­сти­ан­ства. Каж­дый но­во­по­сту­па­ю­щий дол­жен про­быть по­слуш­ни­ком в те­че­ние го­да, чтобы изу­чить устав и при­вык­нуть к мо­на­стыр­ской жиз­ни. На вся­кое де­ло ис­пра­ши­ва­ет­ся бла­го­сло­ве­ние. Гла­вою об­ще­жи­тель­но­го мо­на­сты­ря яв­ля­ет­ся игу­мен, име­ю­щий всю пол­но­ту вла­сти. Он су­дит, учит и вра­зум­ля­ет. Игу­мен вы­слу­ши­ва­ет со­ве­ты стар­ших и опыт­ных бра­тьев, од­на­ко ре­ше­ние вы­но­сит еди­но­лич­но. Ис­пол­не­ние уста­ва стро­го обя­за­тель­но для всех и рас­смат­ри­ва­ет­ся как важ­ная сту­пень, при­бли­жа­ю­щая к со­вер­шен­ству.

     Свя­той Ве­не­дикт удо­сто­ил­ся от Гос­по­да да­ра про­зре­ния и чу­до­тво­ре­ния. Мно­гих он ис­це­лял мо­лит­ва­ми. Свою кон­чи­ну пре­по­доб­ный пред­ска­зал за­ра­нее. Сест­ра пре­по­доб­но­го Ве­не­дик­та, свя­тая Схо­ла­сти­ка, так­же про­сла­ви­лась сво­ей стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­нью и при­чис­ле­на к ли­ку свя­тых.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-venedikt-nursijskij

26 марта - день памяти перенесения мощей святителя Никифора, патриарха Константинопольского

     Святитель Никифор Исповедник родился в Константинополе во второй половине VIII века. Глубокая вера и готовность к подвигу исповедничества были заложены в нем его родителями, Феодором и Евдокией. Они дали сыну настоящее христианское воспитание, подкрепленное примером их собственной жизни. Отец его пострадал как исповедник Православия от императора-иконоборца Константина Копронима. Мать, разделявшая все испытания своего мужа, последовала за ним в изгнание, а после его смерти вернулась в Константинополь и окончила жизнь в иночестве. Святой Никифор получил хорошее светское образование, но больше всего изучал Священное Писание и читал духовные книги.

     В царствование Льва IV (775 – 780) святой Никифор получил звание царского советника. Находясь при царском дворе, он продолжал вести строгую, добродетельную жизнь, твердо хранил чистоту Православной веры и ревностно защищал почитание святых икон.

     В 787 году на VII Вселенском Соборе в Никее, осудившем иконоборческую ересь, святой Никифор от имени императора Константина выступил в защиту Православия, чем оказал большую помощь святым отцам Собора.

     После Собора он оставил службу и поселился в уединении, при Босфоре, проводя жизнь в научных трудах, безмолвии, посте и молитве. Святой Никифор построил церковь, основал монастырь и вел строгую иноческую жизнь еще до принятия иноческого пострига.

     В царствование императора Никифора I (802 – 811), после кончины святого Патриарха Тарасия, святой Никифор был избран на его место, принял иноческий постриг и священнический сан и был возведен на патриарший престол 12 апреля 806 года, в день святой Пасхи.

     При императоре Льве V Армянине (813 – 820), яром приверженце иконоборческой ереси, для Церкви вновь начался период смут и гонений. Император не мог сразу начать открытое гонение на Православие, поскольку иконоборчество было осуждено VII Вселенским Собором.

     Император начал вызывать из ссылки епископов и клириков, отлученных от Церкви VII Вселенским Собором. Составив из них еретический собор, император потребовал, чтобы Патриарх явился для прений о вере. Патриарх отказался рассуждать о вере с еретиками, так как учение иконоборцев уже было предано анафеме VII Вселенским Собором. Он всячески старался образумить императора и его окружение.

     Тогда еретический собор отлучил от Церкви святого Патриарха Никифора и его предшественников – блаженнопочивших Патриархов Тарасия и Германа. Святой Никифор был сослан сначала в монастырь в Хрисополь, а затем – на остров Проконнис в Мраморном море. После 13 лет лишений и скорбей 2 июня 828 года святой Патриарх Никифор скончался в изгнании.

     13 марта 847 года нетленные мощи святого Патриарха Никифора, пролежавшие в земле 19 лет, с торжеством были перенесены в Константинополь в соборную церковь Святой Софии.

     Информация взята с https://www.pravmir.ru/cerkov-prazdnuet-perenesenie-moshhej-svyatitelya-nikifora-patriarxa-konstantinopolskogo/

25 марта - день памяти преподобного Симеона Нового Богослова

     Пре­по­доб­ный Си­ме­он Но­вый Бо­го­слов ро­дил­ся в 946 го­ду в го­ро­де Га­ла­те (Па­фла­го­ния) и по­лу­чил в Кон­стан­ти­но­по­ле ос­но­ва­тель­ное свет­ское об­ра­зо­ва­ние. Отец го­то­вил его к при­двор­ной ка­рье­ре, и неко­то­рое вре­мя юно­ша за­ни­мал вы­со­кое по­ло­же­ние при им­пе­ра­тор­ском дво­ре. Но до­стиг­нув 25 лет, он по­чув­ство­вал вле­че­ние к ино­че­ской жиз­ни, бе­жал из до­ма и уда­лил­ся в Сту­дий­ский мо­на­стырь, где про­хо­дил по­слу­ша­ние под ру­ко­вод­ством зна­ме­ни­то­го в то вре­мя стар­ца Си­мео­на Бла­го­го­вей­но­го.

     Ос­нов­ным по­дви­гом пре­по­доб­но­го ста­ла непре­стан­ная Иису­со­ва мо­лит­ва в ее крат­ком ви­де: «Гос­по­ди, по­ми­луй!» Для боль­шей мо­лит­вен­ной со­сре­до­то­чен­но­сти он по­сто­ян­но ис­кал уеди­не­ния, да­же на ли­тур­гии сто­ял от­дель­но от бра­тии, ча­сто оста­вал­ся один на ночь в церк­ви; чтобы на­вык­нуть в па­мя­то­ва­нии о смер­ти, про­во­дил но­чи на клад­би­ще. Пло­дом его усер­дия бы­ли осо­бые со­сто­я­ния вос­хи­ще­ния: в эти ча­сы Дух Свя­той в ви­де све­тя­ще­го­ся об­ла­ка нис­хо­дил на него и за­кры­вал от его глаз все окру­жа­ю­щее. Со вре­ме­нем он до­стиг по­сто­ян­ной вы­со­кой ду­хов­ной про­свет­лен­но­сти, что осо­бен­но об­на­ру­жи­ва­лось, ко­гда он слу­жил Ли­тур­гию.

     При­мер­но в 980 го­ду пре­по­доб­ный Си­ме­он был по­став­лен игу­ме­ном мо­на­сты­ря свя­то­го Ма­ман­та и про­был в этом сане 25 лет. Он при­вел в по­ря­док за­пу­щен­ное хо­зяй­ство оби­те­ли и бла­го­устро­ил в ней храм.

     Доб­ро­та со­че­та­лась у пре­по­доб­но­го Си­мео­на со стро­го­стью и неуклон­ным со­блю­де­ни­ем Еван­гель­ских за­по­ве­дей. Так, на­при­мер, ко­гда его лю­би­мый уче­ник Ар­се­ний пе­ре­бил во­рон, ко­то­рые по­кле­ва­ли раз­мо­чен­ный хлеб, игу­мен за­ста­вил его на­ни­зать мерт­вых птиц на ве­рев­ку, на­деть это «оже­ре­лье» на шею и сто­ять на дво­ре. В мо­на­сты­ре свя­то­го Ма­ман­та за­ма­ли­вал грех некий епи­скоп из Ри­ма, неча­ян­но убив­ший юно­го пле­мян­ни­ка, и пре­по­доб­ный Си­ме­он неиз­мен­но вы­ка­зы­вал к нему доб­ро­ту и вни­ма­ние.

     Стро­гая мо­на­ше­ская дис­ци­пли­на, ко­то­рую все вре­мя на­саж­дал пре­по­доб­ный, при­ве­ла к силь­но­му недо­воль­ству сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии. Од­на­жды по­сле ли­тур­гии осо­бен­но раз­дра­жен­ные из бра­тьев на­бро­си­лись на него и ед­ва не уби­ли. Ко­гда же Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх из­гнал их из мо­на­сты­ря и хо­тел пре­дать го­род­ским вла­стям, Пре­по­доб­ный вы­мо­лил для них про­ще­ние и по­мо­гал им в жиз­ни в ми­ру.

     Око­ло 1005 го­да пре­по­доб­ный Си­ме­он пе­ре­дал игу­мен­ство Ар­се­нию, а сам по­се­лил­ся при мо­на­сты­ре на по­кое. Там он со­здал свои бо­го­слов­ские тру­ды, от­рыв­ки из ко­то­рых во­шли в 5-й том «Доб­ро­то­лю­бия». Глав­ная те­ма его тво­ре­ния – со­кро­вен­ное де­ла­ние во Хри­сте. Пре­по­доб­ный Си­ме­он учит внут­рен­ней бра­ни, спо­со­бам ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния, борь­бе про­тив стра­стей и гре­хов­ных по­мыс­лов. Он на­пи­сал по­уче­ния для мо­на­хов, «Де­я­тель­ные Бо­го­слов­ские гла­вы», «Сло­во о трех об­ра­зах мо­лит­вы», «Сло­во о ве­ре». Кро­ме то­го, пре­по­доб­ный Си­ме­он был вы­да­ю­щим­ся цер­ков­ным по­этом. Ему при­над­ле­жат «Гим­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви» – око­ло 70 по­эм, пол­ных глу­бо­ких мо­лит­вен­ных раз­мыш­ле­ний.

     Уче­ние пре­по­доб­но­го Си­мео­на о но­вом че­ло­ве­ке, об «обо­же­нии пло­ти», ко­то­рым он хо­тел за­ме­нить уче­ние об «умерщ­вле­нии пло­ти» (за что его и на­зва­ли Но­вым Бо­го­сло­вом), при­ни­ма­лось совре­мен­ни­ка­ми с тру­дом. Мно­гие его по­уче­ния зву­ча­ли для них непо­нят­но и чуж­до. Это при­ве­ло к кон­флик­ту с выс­шим кон­стан­ти­но­поль­ским ду­хо­вен­ством, и пре­по­доб­ный Си­ме­он под­верг­ся из­гна­нию. Он уда­лил­ся на бе­рег Бос­фо­ра и ос­но­вал там оби­тель свя­той Ма­ри­ны.

     Свя­той мир­но пре­ста­вил­ся к Бо­гу в 1021 го­ду. Еще при жиз­ни по­лу­чил он дар чу­до­тво­ре­ния. Мно­го­чис­лен­ные чу­де­са бы­ли яв­ле­ны и по­сле его смер­ти; од­но из них – чу­дес­ное об­ре­те­ние его об­ра­за. Жи­тие его на­пи­са­но ке­лей­ни­ком и уче­ни­ком, пре­по­доб­ным Ни­ки­той Сти­фа­том.

     Информация взята с https://pravme.ru/2019-03-25-25-marta-pamyat-prp-simeona-novogo-bogoslova-1021.html

22 марта - день памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся

     Святые 40 мучеников, в Севастийском озере мучившиеся. В 313 году святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

     В то время в армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Воины предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: "Претерпевший до конца, тот спасен будет".

     На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: "Император не давал тебе права налагать на нас оковы". Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

     Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: "Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога". Тогда Лисий велел побить святых мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием, попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: "Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные".

     На следующий день суд перед мучителем и допрос повторился, воины же остались непреклонны.

     Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро, он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: "И я - христианин!" - и присоединился к мученикам. Стоя в воде, он молился: "Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини и меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами".

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

     Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

     Информация взята с http://days.pravoslavie.ru/Life/life598.htm

Боковая панель

Расписание богослужений.