21 февраля - великомученика Феодора Стратилата

     Ве­ли­ко­му­че­ник Фе­о­дор Стра­ти­лат про­ис­хо­дил из го­ро­да Ев­ха­ит. Он был на­де­лен мно­ги­ми да­ро­ва­ни­я­ми и пре­крас­ной внеш­но­стью. За ми­ло­сер­дие Бог про­све­тил его со­вер­шен­ным по­зна­ни­ем хри­сти­ан­ской ис­ти­ны. Храб­рость свя­то­го во­и­на ста­ла из­вест­на мно­гим по­сле то­го, как он с по­мо­щью Бо­жи­ей убил гро­мад­но­го змея, жив­ше­го в про­па­сти в окрест­но­стях го­ро­да Ев­ха­и­та. Змей по­жи­рал мно­же­ство лю­дей и жи­вот­ных, дер­жа в стра­хе всю окру­гу. Свя­той Фе­о­дор, во­ору­жив­шись ме­чом и мо­лит­вой ко Гос­по­ду, по­бе­дил его, про­сла­вив сре­ди лю­дей Имя Хри­сто­во. За от­ва­гу свя­той Фе­о­дор был на­зна­чен во­е­на­чаль­ни­ком (стра­ти­ла­том) в го­ро­де Ге­рак­лее, где нес как бы двой­ное по­слу­ша­ние, со­че­тая свое от­вет­ствен­ное во­ин­ское слу­же­ние с апо­столь­ской про­по­ве­дью Еван­ге­лия сре­ди под­чи­нен­ных ему языч­ни­ков. Его го­ря­чая убеж­ден­ность, под­креп­лен­ная лич­ным при­ме­ром хри­сти­ан­ской жиз­ни, от­вра­ща­ла мно­гих от па­губ­ной «лжи без­бо­жия». Вско­ре по­чти вся Ге­рак­лея при­ня­ла хри­сти­ан­ство.

     В это вре­мя им­пе­ра­тор Ли­ки­ний (307–324) на­чал же­сто­кое го­не­ние на хри­сти­ан. Же­лая обез­гла­вить но­вую ве­ру, он об­ру­шил пре­сле­до­ва­ния на про­све­щен­ных по­бор­ни­ков хри­сти­ан­ства, в ко­то­рых не без ос­но­ва­ния ви­дел ос­нов­ную угро­зу для уми­ра­ю­ще­го язы­че­ства. В их чис­ле ока­зал­ся и свя­той Фе­о­дор. Свя­той сам при­гла­сил Ли­ки­ния в Ге­рак­лею, по­обе­щав ему при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам. Для со­вер­ше­ния этой пыш­ной це­ре­мо­нии он по­же­лал со­брать в сво­ем до­ме все зо­ло­тые и се­реб­ря­ные из­ва­я­ния бо­гов, ко­то­рые име­лись в Ге­рак­лее. Ослеп­лен­ный нена­ви­стью к хри­сти­ан­ству, Ли­ки­ний по­ве­рил сло­вам свя­то­го. Од­на­ко его ожи­да­ния бы­ли об­ма­ну­ты: за­вла­дев ис­ту­ка­на­ми, свя­той Фе­о­дор раз­бил их на кус­ки и раз­дал ни­щим. Так он по­сра­мил су­ет­ную ве­ру в без­душ­ных идо­лов и бук­валь­но на об­лом­ках язы­че­ства утвер­дил за­ко­ны хри­сти­ан­ско­го ми­ло­сер­дия.

     Свя­той Фе­о­дор был схва­чен и под­верг­нут же­сто­ким и изощ­рен­ным пыт­кам. Их сви­де­те­лем был раб свя­то­го Фе­о­до­ра, свя­той Уар, ко­то­рый ед­ва на­хо­дил в се­бе си­лы опи­сы­вать неимо­вер­ные му­че­ния сво­е­го гос­по­ди­на. Пред­чув­ствуя близ­кую смерть, свя­той Фе­о­дор уже об­ра­щал к Бо­гу по­след­ние мо­лит­вы, го­во­ря: «Гос­по­ди, ре­кл ми еси пер­вее, Аз есмь с то­бою, ныне же поч­то оста­вил мя еси? Виждь, Гос­по­ди, яко зве­рие ди­вии рас­тер­за­ша мя Те­бе ра­ди, из­бо­де­ны суть зе­ни­цы очес мо­их, плоть моя ра­на­ми раз­дроб­ля­ет­ся, уязв­ля­ет­ся ли­це, со­кру­ша­ют­ся зу­бы, еди­ны то­чию на­гие ко­сти на кре­сте ви­сят: по­мя­ни мя, Гос­по­ди, пре­тер­пе­ва­ю­ще­го крест Те­бе ра­ди, же­ле­зо, и огнь, и гвоз­дие подъ­ях за Тя: про­чее же при­и­ми дух мой, уже бо от­хо­жду от жиз­ни сей».

     Од­на­ко Бог, по ве­ли­кой Сво­ей ми­ло­сти, по­же­лал, чтобы кон­чи­на свя­то­го Фе­о­до­ра бы­ла так же пло­до­твор­на для его ближ­них, как и вся его жизнь: Он ис­це­лил ис­тер­зан­ное те­ло свя­то­го и свел его с кре­ста, на ко­то­ром тот был остав­лен на всю ночь. Утром цар­ские во­и­ны за­ста­ли свя­то­го Фе­о­до­ра жи­вым и невре­ди­мым; убеж­ден­ные во­очию в бес­пре­дель­ном мо­гу­ще­стве хри­сти­ан­ско­го Бо­га, они тут же, неда­ле­ко от ме­ста несо­сто­яв­шей­ся каз­ни, при­ня­ли свя­тое Кре­ще­ние. Так свя­той Фе­о­дор явил­ся, «яко день све­то­за­рен», для пре­бы­вав­ших во тьме идо­ло­по­клон­ства языч­ни­ков и про­све­тил их ду­ши «свет­лы­ми сво­е­го стра­да­ния лу­ча­ми». Не же­лая из­бе­жать му­че­ни­че­ской смер­ти за Хри­ста, свя­той Фе­о­дор доб­ро­воль­но пре­дал се­бя в ру­ки Ли­ки­ния, оста­но­вив вос­став­ший про­тив му­чи­те­лей на­род, уве­ро­вав­ший во Хри­ста, сло­ва­ми: «Пе­ре­стань­те, воз­люб­лен­ные! Гос­подь мой Иисус Хри­стос, ви­ся на Кре­сте, удер­жи­вал Ан­ге­лов, дабы они не со­тво­ри­ли от­мще­ние ро­ду че­ло­ве­че­ско­му». Идя на казнь, свя­той му­че­ник од­ним сло­вом от­во­рял тем­нич­ные две­ри и осво­бож­дал за­клю­чен­ных от уз. Лю­ди, при­ка­са­ю­щи­е­ся к его ри­зам и чу­дом Бо­жи­им об­нов­лен­но­му те­лу, мгно­вен­но ис­це­ля­лись от бо­лез­ней и осво­бож­да­лись от бе­сов. По при­ка­зу ца­ря свя­той Фе­о­дор был усе­чен ме­чом.

     Пе­ред смерт­ной каз­нью он ска­зал Уа­ру: «Не ле­нись за­пи­сать день кон­чи­ны мо­ей, а те­ло мое по­ло­жи в Ев­ха­и­тах». Эти­ми сло­ва­ми он про­сил еже­год­но­го по­ми­но­ве­ния. За­тем, ска­зав «аминь», он пре­кло­нил го­ло­ву под меч. Это со­вер­ши­лось 8 (21) фев­ра­ля 319 го­да, в суб­бо­ту, в тре­тий час дня. 

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-feodor-stratilat

20 февраля - день памяти мучеников 1003 Никомидийских

   В царствование нечестивого и лютого царя Диоклетиана на ЦерковьХристову было воздвигнуто большое гонение: в это время христиан за имя Христово всюду сажали в темницы и умерщвляли. Между ними пострадали и рабы Христовы, епископ Феопемпт и Феона, бывший волхв, и четыре царских сановника: Васс, Евсевий, Евтихий и Василид, страже которых был вверен святой мученик Петр, постельник Диоклетиана; и жены тех сановников, которые, приняв святую веру, пребывали непоколебимы в исповедании Христовом и положили за Господа души свои. После смерти сих мучеников домашние их, все слуги, рабы и свободные, поразмыслив между собою, единодушно сказали:

     – Вот господа наши, владевшие нами в мире сем, ради святой веры во Христа презрев сие временное житие, обрели себе Царство небесное и за презрение земного ныне наслаждаются небесными благами: почему же и нам не последовать господам нашим? Приступим к царю Диоклетиану и скажем ему: мы – христиане и желаем вместе с нашими господами, обладавшими нами в жизни сей, получить в будущей жизни венец нетленный.

     Заключив между собою такое решение и все на него с охотою согласившись, они сочли, сколько их числом вместе с женами и детьми, и оказалось их тысяча три человека.

     Отправившись все, они встали пред судилищем нечестивого мучителя Диоклетиана и единодушно стали взывать:

     – И мы – христиане и последуем отцам и господам нашим, за Христа излиявшим кровь свою: бесам же не повинуемся, идолам слепым, глухим, немым и бездушным не поклоняемся!

     Царь, видя, что их так много, исполнился великого гнева; однако, притворившись сначала кротким, он стал прельщать их ласковыми словами. Он сказал им:

     – Зачем вы поступаете так неразумно и сами себя добровольно подвергаете такой пагубе? Лучше послушайтесь меня, как отца, желающего вам только добра, и принесите жертву богам; этим вы избежите того безумия, коим прельстились Евсевий и друзья его, за что и скончались такою лютою смертью. Вы же, если послушаете меня и принесете жертву бессмертным богам, удостоитесь от меня великой чести и даров и, милостью нашею, будете весьма обогащены.

     Святые отвечали мучителю:

     – Мы ни даров твоих не просим, ни угрозы твоей не боимся, но стараемся принести жертву хвалы Богу Живому и Истинному; ты же, что хочешь делать, делай с нами скорее: для нас ничего нет дороже Христа.

Диоклетиан, выслушав такие слова святых мучеников, испугался, как бы они не подняли какой-либо смуты в народе, так как видел, с каким великим дерзновением они защищали свою веру во Христа; мановением руки он дал приказание, чтобы воины с обнаженным оружием обступили всё это христианское собрание; среди него было много и малых детей, которых матери держали на руках: из них одним было по одному году, другим же по два или по три месяца.

     Когда вооруженное воинство обступило христиан кругом, царь сказал им:

     – Итак, послушайтесь теперь моего совета и объявите, что соглашаетесь принести жертву богам и поклониться им, дабы вам возвратиться в свои дома целыми и невредимыми; пощадите себя и младенцев ваших, как я вас щажу, чтобы не погибнуть из-за безумия и вам, и детям вашим; ведь если вы меня не послушаете, то и Христос ваш ни в чем вам не поможет.

     На это святые ему ответили:

     – Мы научились поклоняться единому живущему на небесах Богу и Единородному Сыну Его и Слову, Господу нашему Иисусу Христу, чрез Которого всё произошло, и Святому Его Духу; поэтому не прельщай нас никакими обещаниями твоей суетный милости: ты нас не убедишь ни благами твоими, ни угрозами не устрашишь, чтобы мы отпали от веры во Христа Господа нашего и поклонились бездушным идолам, почитаемым тобою: ничто нам не может быть дороже и желательнее Христа, живущего во веки веков.

     Тогда Диоклетиан, разъярившись, отдал опять приказание воинам, чтобы они сейчас же засекли их всех. И они как какие-нибудь лютые звери напали на христиан со всех сторон и засекли святых Христовых мучеников; они никого не пощадили, даже и детей, сосущих матерние сосцы, и не осталось в живых от тысячи трех никого.

     Так святые Христовы мученики совершили в истинном исповедании Христа свой страдальческий подвиг, – в месяц, называемой египтянами Мехир, 13 дня, по нашему же 7 февраля, в Никомидии, митрополии Вифинийской области, в царствование Диоклетиана; – над нами же тогда царствовал как ныне и во веки царствует и будет царствовать Иисус Христос, Истинный Бог и Спас наш, Которому да будет слава и хвала с Богом Отцом, и со Святым, Благим и Животворящим Духом, во веки веков, аминь.

     Информация взята с https://azbyka.ru/otechnik/Dmitrij_Rostovskij/zhitija-svjatykh/136

19 февраля - день памяти преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка

     Свя­той Вар­со­но­фий про­ис­хо­дил из Егип­та. Это был ве­ли­кий по­движ­ник. Необык­но­вен­ность его по­дви­га со­сто­я­ла в том, что он уда­лил­ся в пу­сты­ню вме­сте с од­ним из сво­их ду­хов­ных дру­зей и за­тво­рил­ся в ке­ллии. 18 лет про­жи­ли они вме­сте в ке­ллии, а по­сле смер­ти сво­е­го дру­га Вар­со­но­фий пре­дал­ся со­вер­шен­но­му без­мол­вию, на­ру­шая его толь­ко для бла­га церк­ви. Скон­чал­ся он в 563 г.

     Пре­по­доб­ные Вар­со­но­фий Ве­ли­кий и Иоанн Про­рок жи­ли в VI ве­ке, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Юс­ти­ни­а­на I (483–565). Они под­ви­за­лись в мо­на­сты­ре ав­вы Се­ри­да, в Па­ле­стине, близ го­ро­да Га­зы.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/1958/2951/group

18 февраля - Прощёное воскресенье

 Прощёное воскресе́нье – последнее воскресенье накануне Великого поста (Неделя сыропустная).

   Называется так потому, что в этот день на вечерней службе совершается Чин прощения, на котором настоятель храма или монастыря по окончании вечерни с земным поклоном испрашивает прощения у своего клира и прихожан, и те отвечают ему также земным поклоном. После чего все, по одному, подходят к настоятелю и испрашивают у него прощение.

     При этом иереи лобызаются с ним по иерейскому чину, целуя друг друга в руки, а диаконы, церковнослужители и прихожане делают поясной поклон и принимают благословение. Также и все прихожане просят друг у друга прощение.

     В Прощёное воскресенье принято испрашивать прощение и примиряться друг с другом не только в храме, но и дома с ближними, на работе с сослуживцами. Совершается это примерно следующим образом: делается поклон (поясной или земной) и говорится: «Прости меня, (имя), в чем согрешил пред тобою», – делается ответный поклон со словами: «Бог тебя простит, и я прощаю. Прости и ты меня, (имя)» – «Бог тебя простит, и я прощаю», – и совершается троекратное христианское целование.

     Обычай испрашивания прощения накануне Великого поста восходит к глубокой церковной древности, когда подвижники уходили на весь пост из городов и монастырей в пустыню и, не зная, все ли они вернутся к Пасхе из этого трудного подвига, прощались и примирялись друг с другом.

     История чина прощения

     Чин прощения появился в монастырской жизни египетских монахов. Перед наступлением Великого поста, чтобы усилить подвиг молитвы и подготовиться к светлому празднику Пасхи, монахи расходились по одному по пустыне на все сорок дней поста. Некоторые из них уже не возвращались обратно: кто-то был растерзан дикими зверями, другие погибли в безжизненной пустыне. Потому, расходясь, монахи просили друг у друга прощения за все вольные или невольные обиды, как перед смертью. И конечно, сами от души прощали всех. Каждый понимал, что их встреча в преддверии Великого Поста может оказаться последней. Для того и существовал чин прощения – чтобы быть примиренным и прощенным со всеми и – благодаря этому – с Самим Богом.

     С течением времени эта традиция перешла в богослужение всей Церкви. В дореволюционной России, например, существовал обычай царю испрашивать прощения у свои подданных. С этой целью царь объезжал войска и просил прощения у солдат, посещал монастыри, где просил прощения у их братии, приезжал к архиереям, чтобы и у них попросить прощения.

     Информация взята с https://azbyka.ru/proshhenoe-voskresene

17 февраля - день памяти благоверного великого князя Георгия (Юрия) Всеволодовича Владимирского

     Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род.

     В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву. Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти. Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты. Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва.

     Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-georgij-jurij-vsevolodovich-vladimirskij

16 февраля - день памяти равноапостольного Николая, архиепископа Японского

     Свя­той рав­ноап­о­столь­ный Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Япон­ский, в ми­ру Иван Ди­мит­ри­е­вич Ка­сат­кин, ро­дил­ся 1 ав­гу­ста 1836 го­да в Бе­ре­зов­ском по­го­сте, Воль­ско­го уез­да, Смо­лен­ской гу­бер­нии, где его отец слу­жил диа­ко­ном. Пя­ти лет он по­те­рял мать. Окон­чив Бель­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, а за­тем Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, в 1857 го­ду Иван Ка­сат­кин по­сту­пил в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию. 24 июня 1860 го­да в ака­де­ми­че­ском хра­ме Две­на­дца­ти Апо­сто­лов епи­скоп Нек­та­рий со­вер­шил по­стри­же­ние его в мо­на­ше­ство с на­ре­че­ни­ем име­ни Ни­ко­лай. В день па­мя­ти пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, 29 июня, инок Ни­ко­лай был по­свя­щен во иеро­ди­а­ко­на, а 30 июня – в пре­столь­ный празд­ник ака­де­ми­че­ско­го хра­ма – в сан иеро­мо­на­ха. За­тем по его же­ла­нию отец Ни­ко­лай был на­зна­чен в Япо­нию на­сто­я­те­лем кон­суль­ско­го хра­ма го­ро­да Ха­ко­да­те.

     Сна­ча­ла про­по­ведь Еван­ге­лия в Япо­нии ка­за­лась со­вер­шен­но немыс­ли­мой. По сло­вам са­мо­го от­ца Ни­ко­лая, «то­гдаш­ние япон­цы смот­ре­ли на ино­стран­цев как на зве­рей, а на хри­сти­ан­ство как на зло­дей­скую цер­ковь, к ко­то­рой мо­гут при­над­ле­жать толь­ко отъ­яв­лен­ные зло­деи и ча­ро­деи». Во­семь лет ушло на то, чтобы изу­чить стра­ну, на­род, язык, нра­вы, обы­чаи тех, сре­ди ко­го пред­сто­я­ло про­по­ве­до­вать, и к 1868 го­ду паства от­ца Ни­ко­лая на­счи­ты­ва­ла уже око­ло два­дца­ти япон­цев. В кон­це 1869 го­да иеро­мо­нах Ни­ко­лай в Пе­тер­бур­ге до­ло­жил Си­но­ду о ре­зуль­та­тах сво­ей ра­бо­ты. Бы­ло при­ня­то ре­ше­ние: «Об­ра­зо­вать для про­по­ве­ди меж­ду япон­ски­ми языч­ни­ка­ми Сло­ва Бо­жия осо­бую Рос­сий­скую Ду­хов­ную Мис­сию». Отец Ни­ко­лай был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чен на­чаль­ни­ком этой Мис­сии. Вер­нув­шись в Япо­нию, бу­ду­щий свя­ти­тель пе­ре­дал Ха­ко­дат­скую паст­ву иеро­мо­на­ху Ана­то­лию, а сам пе­ре­нес центр Мис­сии в То­кио. В 1871 го­ду в стране на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан, мно­гие под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям (в том чис­ле пер­вый пра­во­слав­ный япо­нец, зна­ме­ни­тый впо­след­ствии мис­си­о­нер-свя­щен­ник Па­вел Са­ва­бе). Толь­ко к 1873 го­ду го­не­ния несколь­ко пре­кра­ти­лись, и ста­ла воз­мож­на сво­бод­ная про­по­ведь хри­сти­ан­ства.

     В тот же год ар­хи­манд­рит Ни­ко­лай при­сту­пил к стро­и­тель­ству в То­кио церк­ви и шко­лы на пять­де­сят че­ло­век, а за­тем и ду­хов­но­го учи­ли­ща, ко­то­рое в 1878 го­ду бы­ло пре­об­ра­зо­ва­но в се­ми­на­рию.

     В 1874 го­ду в То­кио при­был прео­свя­щен­ный Па­вел, епи­скоп Кам­чат­ский, чтобы ру­ко­по­ло­жить во свя­щен­ный сан ре­ко­мен­ду­е­мых ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ла­ем кан­ди­да­тов из мест­но­го на­се­ле­ния. К это­му вре­ме­ни при Мис­сии в То­кио дей­ство­ва­ли че­ты­ре учи­ли­ща – ка­те­хи­за­тор­ское, се­ми­нар­ское, жен­ское, при­чет­ни­че­ское, а в Ха­ко­да­те два – для маль­чи­ков и де­во­чек. Во вто­рой по­ло­вине 1877 го­да Мис­си­ей стал ре­гу­ляр­но из­да­вать­ся жур­нал «Цер­ков­ный вест­ник». К 1878 го­ду в Япо­нии на­счи­ты­ва­лось уже 4115 хри­сти­ан, су­ще­ство­ва­ли мно­го­чис­лен­ные хри­сти­ан­ские об­щи­ны. Бо­го­слу­же­ние и пре­по­да­ва­ние на род­ном язы­ке, из­да­ние книг ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния – вот сред­ства, ко­то­рые поз­во­ли­ли Мис­сии до­бить­ся за ко­рот­кий срок столь зна­чи­тель­ных ре­зуль­та­тов.

     30 мар­та 1880 го­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ни­ко­лая во епи­ско­па. Вер­нув­шись в Япо­нию, свя­ти­тель с еще боль­шим усер­ди­ем стал про­дол­жать свои апо­столь­ские тру­ды: за­вер­шил стро­и­тель­ство со­бо­ра Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в То­кио, при­нял­ся за но­вый пе­ре­вод бо­го­слу­жеб­ных книг, со­ста­вил на япон­ском язы­ке осо­бый пра­во­слав­ный бо­го­слов­ский сло­варь.

     Боль­шие ис­пы­та­ния вы­па­ли на до­лю свя­ти­те­ля и его паст­вы в пе­ри­од рус­ско-япон­ской вой­ны. За свои по­движ­ни­че­ские тру­ды в эти тя­же­лые го­ды он был удо­сто­ен воз­ве­де­ния в сан ар­хи­епи­ско­па.

     В 1911 го­ду ис­пол­ни­лось пол­ве­ка с тех пор, как мо­ло­дой иеро­мо­нах Ни­ко­лай впер­вые сту­пил на япон­скую зем­лю. К то­му вре­ме­ни в 266 об­щи­нах Япон­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви бы­ло 33017 хри­сти­ан, 1 ар­хи­епи­скоп, 1 епи­скоп, 35 свя­щен­ни­ков, 6 диа­ко­нов, 14 учи­те­лей пе­ния, 116 про­по­вед­ни­ков-ка­те­хи­за­то­ров.

     3 фев­ра­ля 1912 го­да, на 76-м го­ду жиз­ни, про­све­ти­тель Япо­нии ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай мир­но ото­шел ко Гос­по­ду. Свя­щен­ный Си­нод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 10 ап­ре­ля 1970 го­да вы­нес акт о про­слав­ле­нии свя­ти­те­ля в ли­ке рав­ноап­о­сто­лов, ибо в Япо­нии свя­той уже дав­но был чтим как ве­ли­кий пра­вед­ник и мо­лит­вен­ник пред Гос­по­дом.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-nikolaj-japonskij-kasatkin

15 февраля - Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

     По прошествии сорока дней после рождества Господа нашего Иисуса Христа, и по исполнении дней законного очищения, Пречистая и Преблагословенная Дева Матерь, вместе со святым Иосифом обрученником, пришла из Вифлеема в Иерусалим ко храму Божию, принеся сорокадневного младенца Христа для исполнения закона Моисеева. По сему закону нужно было, во первых, по рождении очиститъся чрез принесение Богу подобающей жертвы и чрез иерейскую молитву, – и во вторых, нужно было поставить пред Господом первородного младенца и сделать выкуп за него установленною ценою (Лев.12:7). Так было повелено Господом в Ветхом Завете Моисею, у которого в книгах о законе очищения матери пишется так: «Если женщина зачнет и родит младенца мужеского пола, то она нечиста будет семь дней; в восьмый же день обрежется у него краиняя плоть его: и тридцать три дня должна сидеть, очищаясь от кровей своих; ни к чему священному не должна прикасаться и к святилищу не должна приходить, пока не исполнятся дни очищения ее. По окончании дней очищения своего, она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех. Если же она не в состоянии принести агнца, то пусть возьмёт двух горлиц или двух молодых голубей, одного во всесожжение, а другого в жертву за грех, и очистит ее священник, и она будет чиста» (Лев.12:7-8, 12:2-4).

     А о посвящении Богу первенцев мужеского пола в законе так говорится: «Освяти Мне каждого первенца (мужеского полу) перворожденного, разверзающого ложесна» (Исх.13:2)[1]. И в другой раз: «Отдавай Мне первенца из сынов твоих» (Исх.22:29). Это требовалось за то великое благодеяние Божие в Египте, когда Господь, избивая Египетских первенцев, пощадил Израильских (Исх.11:5-7). Посему израильтяне приносили своих перворожденных младенцев в храм, посвящая их Богу, как должную дань, установленную законом. И опять выкупали их у Бога себе установленною ценою, которая называлась «выкупным серебромъ», и отдавалась служащим при храме Господнем левитам, как о сем написано в четвертой книге Моисея (Чис.3:49-51). Установленная же цена выкупа состояла из пяти священных сиклей церковного веса, а каждый священный сикль имел в себе двадцать пенязей[2]. Исполняя сей закон Господень, Матерь Божия ныне пришла в храм с Законодателем. Пришла очиститься, хотя и не требовала очищения, как нескверная, неблазная, нетленная, пречистая. Ибо Та, Которая зачала без мужа и похоти, и родила без болезни и нарушения Своей девической чистоты, не имела скверны, свойственной женам, родящим по естественному закону: ибо родившую Источник чистоты, как могла коснуться нечистота? Христос родился от Нее, как плод от древа; и как древо, по рождении своего плода, не повреждается и не оскверняется, так и Дева, по рождении Христа, плода благословенного, осталась неповрежденною и неоскверненною. Христос произошел от Нее, как луч солнечный проходит сквозь стекло или кристалл. Проходящий сквозь стекло или кристалл солнечный луч не разбивает и не портит его, но еще более освещает. Не повредил девства Матери Своей и Солнце Правды – Христос. И дверь естественного рождения, чистотою запечатленную и девством охраняемую, не осквернил обычными для женщин кровотечениями, но, пройдя сверхъестественно, еще более усугубил ее чистоту, освятив ее своим происхождением, и просветив Божественным светом благодати. Совершенно не нужно было никакого очищения для Родившей без истления Бога-Слова. Но дабы не нарушить закон, а исполнить его, пришла очиститься всесовершенно чистая и не имущая никакого порока. Вместе с сим исполненная смирения, Она не гордилась Своею нетленною чистотою, но пришла, как бы нечистая, встать вместе с нечистыми женами пред дверьми храма Господня, – и требовать очищения, не гнушаясь нечистыми и грешными. Принесла и жертву, но не как богатые, приносившие непорочного однолетнего агнца, а как бедные, приносившие двух горлиц, или двух птенцов голубиных, во всём проявляя смирение и любовь к нищете, и избегая гордыни богатых. Ибо из золота, принесенного волхвами (Мф.2:11), Она взяла немного, и то раздала нищим и убогим, удержав для Себя только самое необходимое на дорогу в Египет. Купив упомянутых двух птиц, Она принесла их, по закону, для жертвы, а вместе с ними принесла и Своего первородного Младенца. «Принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа» (Лк.2:22) – говорит Евангелист Лука, т. е. возвратить Божие Богу, ибо в законе Господнем написано, что всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, должен быть посвящен Господу (Исх.13:2). Держа на руках Своих Новорожденного, Святая Дева Мария преклонила колена пред Господом и с глубоким благоговением, как драгоценный дар, возносила и предавала Младенца Богу, говоря:

     – Се, Сын Твой, Превечный Отче, Которого Ты послал воплотиться от меня для спасения рода человеческого! Ты Его родил прежде веков без Матери, а я по Твоему благоволению, по исполнении лет, родила Его без мужа; вот плод чрева моего перворожденный, Духом Святым во мне зачатый, и неизреченно, как Ты Один ведаешь, от меня происшедший: Он Первенец мой, ранее же всего Твой, Тебе соприсносущный и собезначальный, первенец Тебе Одному подобающий, ибо Он есть от Тебя сошедший, не отступив от Твоего Божества. Приими Первенца, с Которым Ты веки сотворил (Евр.1:2), и с Которым вместе свету возсиять повелел: приими воплотившееся от меня Твое Слово, Которым Ты утвердил небо, основал землю, собрал в соединение воды: приими от меня Твоего Сына, Которого приношу Тебе на сие великое, да о Нем и о Мне устроишь так, как Тебе угодно, и да искупишь род человеческий Его плотию и кровию, принятою от Меня.

     Произнеся сии слова, Она отдала Свое драгоценное Чадо в руки архиерею, как наместнику Божию, как бы отдавая Его Самому Богу. После сего Она выкупила Его, как требовал закон, установленною ценою, – пятью священными сиклями, число которых как бы предзнаменовало пять священных язв на теле Христа, принятых Им на кресте, которыми весь мир был искуплен от клятвы законной и от работы вражией[3].

     В то самое время, когда Матерь Божия принесла младенца Иисуса для исполнения над Ним предписанного законом обычая, в храм пришел, руководимый Духом Святым, старец Симеон, человек праведный и благочестивый, ожидавший утехи Израилевой, имевшей наступить с пришествием Мессии[4]. Он знал, что ожидаемый Мессия уже приближается, ибо скипетр перешёл от Иуды к Ироду, и исполнялось пророчество праотца патриарха Иакова, предрекшего, что не оскудеет князь от Иуды, пока не приидет ожидание народов, Христос Господь (Быт.49:10). Точно также окончились и Данииловы седмины числом семьдесят, после чего, по пророчеству, должно быть пришествие Мессии. Вместе с тем и самому святому Симеону Духом Святым было обещано не видеть смерти, прежде чем он не увидит Христа Господня. Симеон, посмотрев на Пречистую Деву и на Младенца, бывшего на Ее руках, увидел благодать Божию, окружающую Матерь с Младенцем, и, уведав от Святого Духа, что Сей есть ожидаемый Мессия, поспешно подошёл и, приняв Его с неизреченною радостию и благоговейным страхом, воздавал Богу великое благодарение. Он, убеленный сединами, как лебедь перед своею кончиною, воспел пророческую песнь: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром».

     «Не имел я, – как бы так говорил он, – мира в мыслях своих, все дни ожидая Тебя, и все дни пребывал в печали, пока Ты приидешь: ныне же, увидев Тебя, я получил Дар, и, освободившись от печали, отхожу отсюда с радостною вестью к моим отцам: возвещу о Твоем пришествии в мир праотцу Адаму и Аврааму, Моисею и Давиду, Исаии и прочим святым отцам и пророкам, неизреченную радость принесу я им, пребывающим доселе в печали; к ним и отпусти меня, дабы, оставив печаль, они возвеселились о Тебе – Избавителе своем. Отпусти меня раба Твоего, после многолетних трудов, успокоиться на лоне Авраамовом: очи мои уже видели Спасение Твое, уготованное для всех людей, очи мои видели Свет, уготованный для рассеяния тьмы, для просвещения народов, для откровения им неведомых Божественных Таин, – Свет, воссиявший для прославления людей Твоих Израиля, Который Ты обещал чрез пророка Исаию, сказав: «Дам Сиону спасение, Израилю славу Мою» (Ис.46:2).

     Иосиф и Пречистая Дева, слыша всё сказанное Симеоном о Младенце, удивлялись; притом они видели, что Симеон говорит к Младенцу, не как к младенцу, но как к «Ветхому днями»[5], и молясь обращается к Нему не как к человеку, а как к Богу, имеющему власть жизни и смерти и могущему тотчас отпустить старца к иной жизни, или удержать в настоящей. Симеон обратился с благословением и к ним, восхваляя и величая пренепорочную Матерь, родившую в мир Бога и человека, и ублажая мнимого отца святого Иосифа, сподобившегося быть служителем такому таинству. Потом, обратившись к Марии, Матери Его, а не к Иосифу – ибо он прозревал в Ней очами своими безмужную Матерь, – Симеон произнес:

     – Сей послужит на падение и возстание многим во Израиле: на падение тем, которые не пожелают веровать словам Его, на возстание же тем, которые с любовью примут святую проповедь Его, – на падение книжникам и фарисеям, ослеплённым злобою, на возстание простым рыбарям и людям немудрым. Он изберет не мудрых, мудрых же века сего посрамит, – на падение ветхозаветного иудейского соборища, и на возстание благодатной Церкви Божией. Сей послужит знаменем для пререканий[6], ибо великий раздор произойдет в людях изъ-за Него: одни назовут Его благим, другие же скажут, что он обманывает людей; и положат Его, – по слову пророка Иеремии, «как бы целью для стрел» (Плч.3:12); повесив на крестном древе, уязвив как стрелами, гвоздями и копьем. В то время, безмужная Матерь, – продолжал старец, – душу Твою пройдет оружие печали и сердечной боли, когда увидишь пригвожденным ко кресту Сына Своего, когда Ты с великою болью в сердце и рыданиями будешь провожать из мира сего Того, Кого в мир Ты родила без болезни.

     Здесь же в храме была и Анна пророчица, дочь Фануилова, из колена Ассирова. Она была вдова, уже сильно состаревшаяся, – ей было восемьдесят четыре года; -она семь лет только прожила со своим мужем и, овдовев, проводила Богоугодную жизнь, не отходя от храма, но в посте и молитве служа Богу день и ночь. Придя в тот час в храм, Анна много пророчествовала о принесенном в храм Господень Младенце, ко всем ожидавшим избавления в Иерусалиме[7]. Слыша и видя всё сие, книжники и фарисеи распалялись в сердцах своих, и негодовали на Симеона и Анну за их свидетельства об Отроке. Они не умолчали, но обо всём случившемся и сказанном в храме известили Ирода царя[8]. Тотчас он послал воинов с приказанием отыскать Божественного Младенца Христа-Господа и убить Его; но они не нашли уже Его: по повелению, данному Иосифу во сне, Он обретался в Египте. Святой Иосиф с Пречистою Богородицею, исполнив в храме всё требуемое законом, не возвращались в Вифлеем, а пошли в Галилею, в свой город Назарет[9], а оттуда быстро скрылись в Египет (Мф.2:13-14). Отрок же возрастал, и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия пребывала на Нем (Мф.2:40).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-sretenie-gospoda-boga-i-spasa-nashego-iisusa-hrista

14 февраля - день памяти мученика Трифона Апамейского, Никейского

     Свя­той му­че­ник Три­фон ро­дил­ся в од­ной из об­ла­стей Ма­лой Азии – Фри­гии, непо­да­ле­ку от го­ро­да Апа­меи в се­ле­нии Камп­са­да.

     С юных лет Гос­подь да­ро­вал ему си­лу из­гна­ния бе­сов и ис­це­ле­ния раз­лич­ных бо­лез­ней. Од­на­жды жи­те­ли его род­но­го се­ла бы­ли спа­се­ны им от го­ло­да: свя­той Три­фон си­лой сво­ей мо­лит­вы за­ста­вил уй­ти вред­ных на­се­ко­мых, ис­треб­ляв­ших хлеб­ные зла­ки и опу­сто­шав­ших по­ля. Осо­бен­но про­сла­вил­ся свя­той Три­фон из­гна­ни­ем бе­са из до­че­ри рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Гор­ди­а­на (238–244).

     По­мо­гая всем страж­ду­щим, он тре­бо­вал толь­ко од­ной пла­ты – ве­ры в Иису­са Хри­ста, бла­го­да­тью Ко­то­ро­го он ис­це­лял их.

     Ко­гда на цар­ский пре­стол всту­пил им­пе­ра­тор Де­кий (249–251), же­сто­кий го­ни­тель хри­сти­ан, эпар­ху Аки­ли­ну бы­ло до­не­се­но, что свя­той Три­фон сме­ло про­по­ве­ду­ет ве­ру во Хри­ста и мно­гих при­во­дит ко Кре­ще­нию. Свя­той был схва­чен и при­ве­ден на до­прос, во вре­мя ко­то­ро­го он без­бо­яз­нен­но ис­по­ве­дал свою ве­ру. Его под­верг­ли же­сто­ким ис­тя­за­ни­ям, би­ли пал­ка­ми, тер­за­ли те­ло же­лез­ны­ми крю­чья­ми, об­жи­га­ли ра­ны ог­нем, во­ди­ли по го­ро­ду, вбив в но­ги же­лез­ные гвоз­ди. Все пыт­ки свя­той Три­фон му­же­ствен­но пре­тер­пе­вал, не из­да­вая ни еди­но­го сто­на.

     На­ко­нец, он был осуж­ден на усе­че­ние ме­чом. Пе­ред каз­нью свя­той му­че­ник мо­лил­ся, бла­го­да­ря Бо­га, под­кре­пив­ше­го его в стра­да­ни­ях, и ис­про­сил у Гос­по­да осо­бую бла­го­дать тем, кто бу­дет при­зы­вать его имя на по­мощь. Преж­де, чем во­и­ны за­нес­ли меч над го­ло­вой свя­то­го му­че­ни­ка, он пре­дал ду­шу свою в ру­ки Бо­жии. Это со­бы­тие про­изо­шло в го­ро­де Ни­кее в 250 го­ду.

     Свя­тое те­ло му­че­ни­ка хри­сти­ане об­ви­ли чи­сты­ми пе­ле­на­ми и хо­те­ли пре­дать по­гре­бе­нию в го­ро­де Ни­кее, в ко­то­рой он по­стра­дал, но свя­той Три­фон в ви­де­нии по­ве­лел пе­ре­не­сти его те­ло на свою ро­ди­ну в се­ле­ние Камп­са­ду. Это и бы­ло ис­пол­не­но.

     Впо­след­ствии мо­щи свя­то­го Три­фо­на бы­ли пе­ре­не­се­ны в Кон­стан­ти­но­поль, а за­тем в Рим. Боль­шим по­чи­та­ни­ем поль­зу­ет­ся свя­той му­че­ник в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

     Су­ще­ству­ет пре­да­ние, что при ца­ре Иоанне Гроз­ном во вре­мя цар­ской охо­ты уле­тел лю­би­мый ца­рем кре­чет. Царь при­ка­зал со­коль­ни­ку Три­фо­ну Пат­ри­ке­е­ву най­ти уле­тев­шую пти­цу. Со­коль­ник Три­фон объ­е­хал окрест­ные ле­са, но без­успеш­но. На тре­тий день, утом­лен­ный дол­ги­ми по­ис­ка­ми, он оста­но­вил­ся под Моск­вой, в ме­сте, ныне на­зы­ва­е­мом Ма­рьи­на ро­ща, и в из­не­мо­же­нии при­лег от­дох­нуть, усерд­но по­мо­лив­шись пе­ред этим сво­е­му свя­то­му по­кро­ви­те­лю – му­че­ни­ку Три­фо­ну, про­ся его о по­мо­щи. Во сне он уви­дел юно­шу на бе­лом коне, дер­жа­ще­го цар­ско­го кре­че­та, и этот юно­ша про­из­нес: «Возь­ми про­пав­шую пти­цу, по­ез­жай с Бо­гом к ца­рю и ни о чем не пе­чаль­ся». Проснув­шись, со­коль­ник дей­стви­тель­но уви­дел непо­да­ле­ку на сосне кре­че­та. Он тут же от­вез его к ца­рю и рас­ска­зал о чу­дес­ной по­мо­щи, по­лу­чен­ной им от свя­то­го му­че­ни­ка Три­фо­на. Через неко­то­рое вре­мя на том ме­сте, где бы­ло яв­ле­ние свя­то­го, со­коль­ник Три­фон Пат­ри­ке­ев по­стро­ил ча­сов­ню, а за­тем и цер­ковь во имя свя­то­го му­че­ни­ка Три­фо­на.

     Му­че­ни­ку Три­фо­ну осо­бо мо­лят­ся об ис­це­ле­нии от те­лес­ных неду­гов, в бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии, в слу­ча­ях пор­чи пло­дов, во вре­мя го­ло­да.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-trifon-apamejskij

13 февраля - день памяти бессребреников мучеников Кира и Иоанна и с ними мучениц Афанасии и дщерей ее Феодотии, Феоктисты и Евдоксии

     Свя­той бес­среб­ре­ник Кир был зна­ме­ни­тым вра­чом в го­ро­де Алек­сан­дрии, где ро­дил­ся и вы­рос. Он был хри­сти­а­ни­ном и ле­чил всех боль­ных без­воз­мезд­но, не толь­ко по­да­вая по­мощь в те­лес­ных бо­лез­нях, но ис­це­ляя так­же и ду­шев­ные неду­ги, ко­то­рые бы­ва­ют при­чи­на­ми те­лес­ных бо­лез­ней. Про­по­ве­дуя еван­гель­ское уче­ние, свя­той врач мно­гих языч­ни­ков об­ра­щал ко Хри­сту. Во вре­мя го­не­ния Дио­кли­ти­а­на (284–305) свя­той Кир уда­лил­ся в Ара­вий­скую пу­сты­ню, где при­нял ино­че­ство, и про­дол­жал и там ле­чить лю­дей сво­ей мо­лит­вой, по­лу­чив от Бо­га дар ис­це­лять все бо­лез­ни.

     В го­ро­де Едес­се в то вре­мя жил во­ин Иоанн, бла­го­че­сти­вый хри­сти­а­нин. Ко­гда на­ча­лось го­не­ние, он при­шел в Иеру­са­лим и там, услы­шав о свя­том Ки­ре, стал его разыс­ки­вать, по­шел для это­го в Алек­сан­дрию, за­тем в Ара­вию. Най­дя свя­то­го Ки­ра, Иоанн всей ду­шой при­вя­зал­ся к нему и стал его вер­ным по­сле­до­ва­те­лем. Узнав, что в Егип­те, в го­ро­де Ка­но­пе, схва­че­на хри­сти­ан­ка Афа­на­сия с тре­мя юны­ми до­черь­ми: Фео­к­ти­стой – 15 лет, Фе­о­до­ти­ей – 13 лет и Ев­док­си­ей – 11 лет, свя­тые Кир и Иоанн по­спе­ши­ли прий­ти к ним на по­мощь, опа­са­ясь, как бы страх пе­ред му­че­ни­я­ми не за­ста­вил их от­речь­ся от Хри­ста. Они по­се­ти­ли их в тем­ни­це и укре­пи­ли в му­же­стве пе­ред пред­сто­яв­шим по­дви­гом. Узнав об этом, пра­ви­тель го­ро­да схва­тил свя­тых Ки­ра и Иоан­на и, убе­див­шись в их твер­дом и без­бо­яз­нен­ном ис­по­ве­да­нии ве­ры во Хри­ста, пре­дал их страш­ным пыт­кам на гла­зах Афа­на­сии и ее до­че­рей. Ис­по­вед­ни­цы так же стой­ко пе­ре­нес­ли все му­че­ния и бы­ли обез­глав­ле­ны. Вслед за ни­ми на том же ме­сте каз­ни­ли свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Ки­ра и Иоан­на († 311). Те­ла их хри­сти­ане по­греб­ли в церк­ви свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Мар­ка. В V ве­ке мо­щи свя­тых Ки­ра и Иоан­на бы­ли пе­ре­не­се­ны из Ка­но­па в Ма­ну­фин. Позд­нее их мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в Рим, а от­ту­да в Мюн­хен (све­де­ния по­ме­ще­ны 28 июня).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/3160/2469/6068/5735/6075/6288/group

12 февраля - Собор вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого

     При им­пе­ра­то­ре Алек­сее Ком­нине, ко­то­рый пра­вил с 1081 по 1118 г., в Кон­стан­ти­но­по­ле раз­го­рел­ся спор, раз­де­лив­ший на три ла­ге­ря му­жей, про­све­щен­ных в во­про­сах ве­ры и усерд­ных в стя­жа­нии доб­ро­де­те­лей. Речь шла о трех свя­ти­те­лях и вы­да­ю­щих­ся от­цах Церк­ви: Ва­си­лии Ве­ли­ком, Гри­го­рии Бо­го­сло­ве и Иоанне Зла­то­усте. Од­ни вы­сту­па­ли за то, чтобы пред­по­честь св. Ва­си­лия двум дру­гим, по­сколь­ку он су­мел объ­яс­нить тай­ны при­ро­ды как ни­кто дру­гой и был воз­не­сен доб­ро­де­те­ля­ми на Ан­гель­скую вы­со­ту. В нем, го­во­ри­ли его сто­рон­ни­ки, не бы­ло ни­че­го низ­мен­но­го или зем­но­го, он был ор­га­ни­за­то­ром мо­на­ше­ства, гла­вой всей Церк­ви в борь­бе с ере­ся­ми, стро­гим и тре­бо­ва­тель­ным пас­ты­рем от­но­си­тель­но чи­сто­ты нра­вов. По­это­му, де­ла­ли вы­вод они, св. Ва­си­лий сто­ит вы­ше св. Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рый по ха­рак­те­ру был бо­лее скло­нен про­щать греш­ни­ков.

     Дру­гая пар­тия, на­про­тив, за­щи­ща­ла Зла­то­уста, воз­ра­жая про­тив­ни­кам, что про­слав­лен­ный епи­скоп Кон­стан­ти­но­по­ля ни­чуть не в мень­шей сте­пе­ни, чем свт. Ва­си­лий, был устрем­лен бо­роть­ся с по­ро­ка­ми, при­зы­вать греш­ни­ков к по­ка­я­нию и по­буж­дать на­род к со­вер­шен­ство­ва­нию по еван­гель­ским за­по­ве­дям. Непре­взой­ден­ный в крас­но­ре­чии, зла­то­устый пас­тырь оро­сил Цер­ковь на­сто­я­щей пол­но­вод­ной ре­кой про­по­ве­дей. В них он тол­ко­вал Сло­во Бо­жие и по­ка­зы­вал, как его при­ме­нять в по­все­днев­ной жиз­ни, при­чем ему уда­лось это сде­лать луч­ше, чем двум дру­гим хри­сти­ан­ским учи­те­лям.

     Тре­тья груп­па ра­то­ва­ла за то, чтобы при­знать глав­ным свт. Гри­го­рия Бо­го­сло­ва за ве­ли­чие, чи­сто­ту и глу­би­ну его язы­ка. Они го­во­ри­ли, что свт. Гри­го­рий, луч­ше всех осво­ив­ший муд­рость и крас­но­ре­чие гре­че­ско­го ми­ра, до­стиг вы­со­чай­шей сте­пе­ни в со­зер­ца­нии Бо­га, по­это­му ни­кто из лю­дей не смог столь ве­ли­ко­леп­но из­ло­жить уче­ние о Свя­той Тро­и­це.

     Та­ким об­ра­зом, каж­дая пар­тия за­щи­ща­ла од­но­го от­ца пе­ред дву­мя дру­ги­ми, и это про­ти­во­сто­я­ние за­хва­ти­ло вско­ре всех жи­те­лей сто­ли­цы. Во­все уже не по­мыш­ляя о по­чти­тель­ном от­но­ше­нии к свя­ти­те­лям, лю­ди пус­ка­лись в бес­ко­неч­ные спо­ры и пе­ре­бран­ки. Раз­но­гла­си­ям меж­ду пар­ти­я­ми не бы­ло вид­но ни кон­ца ни края.

     То­гда од­на­жды но­чью три свя­ти­те­ля яви­лись во сне св. Иоан­ну Мав­ро­по­ду, мит­ро­по­ли­ту Ев­ха­ит­ско­му (па­мять 5 ок­тяб­ря), сна­ча­ла по од­но­му, а за­тем втро­ем. В один го­лос они ему ска­за­ли: «Как ты ви­дишь, мы все вме­сте на­хо­дим­ся ря­дом с Бо­гом и ни­ка­кие раз­молв­ки или со­пер­ни­че­ство нас не раз­де­ля­ют. Каж­дый из нас в ту ме­ру об­сто­я­тельств и вдох­но­ве­ния, ка­кая бы­ла ему да­ро­ва­на Свя­тым Ду­хом, пи­сал и учил то­му, что необ­хо­ди­мо для спа­се­ния лю­дей. Сре­ди нас нет ни пер­во­го, ни вто­ро­го, ни тре­тье­го. Ес­ли ты при­зы­ва­ешь имя од­но­го из нас, двое дру­гих так­же при­сут­ству­ют ря­дом с ним. По­се­му по­ве­ли тем, кто ссо­рит­ся, не со­зда­вать из-за нас рас­ко­лов в Церк­ви, по­сколь­ку при жиз­ни все свои уси­лия мы по­свя­ща­ли уста­нов­ле­нию един­ства и со­гла­сия в ми­ре. За­тем объ­еди­ни на­ши па­мя­ти в один празд­ник и со­ставь для него служ­бу, вклю­чив ту­да пес­но­пе­ния, по­свя­щен­ные каж­до­му из нас, со­об­раз­но ис­кус­ству и на­у­ке, ко­то­рые Гос­подь те­бе дал. Пе­ре­дай эту служ­бу хри­сти­а­нам, чтобы они празд­но­ва­ли ее каж­дый год. Ес­ли они бу­дут по­чи­тать нас та­ким об­ра­зом – еди­ны­ми пе­ред Бо­гом и в Бо­ге, то мы обе­ща­ем, что бу­дем хо­да­тай­ство­вать в на­шей об­щей мо­лит­ве об их спа­се­нии». По­сле этих слов свя­ти­те­ли под­ня­лись на небо, объ­ятые неска­зан­ным све­том, об­ра­ща­ясь друг к дру­гу по име­ни.

     То­гда свт. Иоанн Мав­ро­под со­брал без про­мед­ле­ния на­род и со­об­щил об от­кро­ве­нии. Так как все ува­жа­ли мит­ро­по­ли­та за доб­ро­де­тель и вос­хи­ща­лись си­лой его крас­но­ре­чия, спо­рив­шие пар­тии при­ми­ри­лись. Все ста­ли про­сить Иоан­на немед­лен­но при­нять­ся за со­став­ле­ние служ­бы об­ще­го празд­ни­ка трех свя­ти­те­лей. Тон­ко про­ду­мав во­прос, Иоанн ре­шил от­ве­сти это­му празд­но­ва­нию трид­ца­тый день ян­ва­ря, чтобы слов­но скре­пить пе­ча­тью этот ме­сяц, в те­че­ние ко­то­ро­го вспо­ми­на­ют­ся все три свя­ти­те­ля по от­дель­но­сти.

     Как по­ет­ся в мно­го­чис­лен­ных тро­па­рях из этой ве­ли­ко­леп­ной служ­бы, три свя­ти­те­ля, «зем­ная тро­и­ца», раз­ные как лич­но­сти, но еди­ные по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, за­по­ве­да­ли нам в сво­их пи­са­ни­ях и при­ме­ром сво­ей жиз­ни по­чи­тать и про­слав­лять Пре­свя­тую Тро­и­цу – Бо­га Еди­но­го в трех Ли­цах. Эти све­тиль­ни­ки Церк­ви рас­про­стра­ни­ли по всей зем­ле свет ис­тин­ной ве­ры во­пре­ки опас­но­стям и пре­сле­до­ва­ни­ям и оста­ви­ли нам, их по­том­кам, свя­тое на­сле­дие. Через их тво­ре­ния мы мо­жем так­же до­стичь выс­ше­го бла­жен­ства и веч­ной жиз­ни в при­сут­ствии Бо­га вме­сте со все­ми свя­ты­ми.

     На про­тя­же­нии ян­ва­ря мы празд­ну­ем па­мять мно­гих слав­ных иерар­хов, ис­по­вед­ни­ков и по­движ­ни­ков и за­вер­ша­ем его со­бор­ным празд­ни­ком в честь трех ве­ли­ких свя­ти­те­лей. Та­ким об­ра­зом Цер­ковь вспо­ми­на­ет всех свя­тых, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли пра­во­слав­ную ве­ру сво­ей жиз­нью или в сво­их со­чи­не­ни­ях. Этим празд­ни­ком мы от­да­ем дань по­чте­ния всей со­во­куп­но­сти зна­ний, про­све­щен­но­сти, ума и серд­ца ве­ру­ю­щих, ко­то­рые они по­лу­ча­ют через сло­во. В ито­ге празд­ник трех свя­ти­те­лей ока­зы­ва­ет­ся вос­по­ми­на­ни­ем всех от­цов Церк­ви и всех при­ме­ров еван­гель­ско­го со­вер­шен­ства, ко­то­рые Свя­той Дух по­рож­да­ет во все вре­ме­на и во всех ме­стах, чтобы по­яв­ля­лись но­вые про­ро­ки и но­вые апо­сто­лы, про­вод­ни­ки на­ших душ на Небе­са, уте­ши­те­ли на­ро­да и пла­мен­ные стол­пы мо­лит­вы, на ко­то­рых и по­ко­ит­ся Цер­ковь, укреп­ля­ясь в ис­тине.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-sobor-vselenskih-uchitelej-i-svjatitelej-vasilija-velikogo-grigorija-bogoslova-i-ioanna-zlatoustogo

11 февраля - Неделя мясопустная, о Страшном Суде

     Тре­тье вос­кре­се­нье под­го­то­ви­тель­но­го пе­ри­о­да к Ве­ли­ко­му по­сту име­ну­ет­ся в Пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре Неде­лей о Страш­ном су­де,или Неде­лей мя­со­пуст­ной. Пер­вое на­зва­ние про­дик­то­ва­но те­мой еван­гель­ско­го чте­ния за Ли­тур­ги­ей – о бу­ду­щем Страш­ном су­де жи­вых и мёрт­вых; вто­рое – пред­пи­са­ни­ем Цер­ков­но­го уста­ва: не упо­треб­лять по­сле это­го вос­кре­се­нья мя­са.

     Что зна­чит «мя­со­пуст»?

     Сла­вян­ский тер­мин «мя­сопуст» (греч. апокр­эос, лат. carnis privium – ли­ше­ние мя­са) озна­ча­ет пре­кра­ще­ние вку­ше­ния мя­са. Неде­ля мя­со­пуст­ная – это вос­кре­се­нье за 56 дней до Пас­хи. За ним сле­ду­ет ещё од­на – по­след­няя пе­ред Ве­ли­ким по­стом седмица – «сыр­ная», или, в про­сто­ре­чии, – «мас­ле­ни­ца» (в на­род­ном ка­лен­да­ре она вклю­ча­ет в се­бя ещё и Про­щё­ное вос­кре­се­нье в ка­че­стве за­вер­ша­ю­ще­го ак­кор­да ли­хих на­род­ных гу­ля­ний). Стро­го со­блю­да­ю­щие ди­е­ти­че­скую сто­ро­ну по­ста от­ка­зы­ва­ют­ся на этой неде­ле от мя­са и едят толь­ко яй­ца и мо­лоч­ные про­дук­ты (от­ку­да и на­зва­ние этой неде­ли). В этом – по­след­няя сту­пень под­го­то­ви­тель­но­го воз­дер­жа­ния.

     Мас­ле­ни­ца – хри­сти­ан­ский празд­ник?

     Об­ра­зо­ван­ный хри­сти­а­нин (да и каж­дый че­ло­век) дол­жен знать, что мас­ле­ни­ца в сво­ей ос­но­ве – празд­ник со­всем не хри­сти­ан­ский! На­про­тив – это древ­ний язы­че­ский празд­ник про­во­дов зи­мы и встре­чи вес­ны, со­глас­но по­сло­ви­це: «Мас­ле­ни­цу про­во­жа­ем, све­та солн­ца ожи­да­ем». Это – свое­об­раз­ный «се­вер­ный кар­на­вал», вак­ха­на­лия, со­про­вож­да­ю­ща­я­ся необуз­дан­ным ве­се­льем, зу­бо­дро­би­тель­ны­ми дра­ка­ми, иг­ра­ми и хмель­ны­ми пи­ра­ми (это то, что у нас все­гда хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся). В до­хри­сти­ан­ские вре­ме­на по­доб­ные гу­ля­ния с «уми­ло­стив­ле­ни­ем» язы­че­ских бо­гов со­про­вож­да­лись да­же че­ло­ве­че­ски­ми жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми: вспом­ним о на­ших хри­сти­ан­ских пер­во­му­че­ни­ках – ки­ев­ских ва­ря­гах Фе­о­до­ре и сыне его Иоанне (983 г.). (Пред­ста­вим, что они вос­крес­ли, ока­за­лись на на­шей мас­ле­ни­це и уви­де­ли стран­ные на­ря­ды хмель­ных гу­ляк, пры­га­ю­щих во­круг ко­ст­ра с язы­че­ским идо­лом ста­ру­хи-зи­мы и бли­на­ми в ру­ках... Му­че­ни­ки ре­ши­ли бы, что на Ру­си всё ещё тор­же­ству­ет язы­че­ство, ко­то­рое рев­ност­но на­саж­дал князь Вла­ди­мир в на­ча­ле сво­е­го прав­ле­ния, а кре­ще­ние на­шей мно­го­стра­даль­ной стра­ны так и не со­сто­я­лось!) По­это­му су­ро­вый го­лос Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, воз­ве­щая о Страш­ном Су­де, зо­вёт к по­ка­я­нию и предо­сте­ре­га­ет от язы­че­ской мен­таль­но­сти, до сих пор жи­ву­щей в на­шем со­зна­нии.

     По­сле кре­ще­ния Ру­си «от­ме­нить» мас­ле­ни­цу (как и неко­то­рые дру­гие язы­че­ские иг­ри­ща, на­при­мер, «Ива­нов день») так и не смог­ли: наш на­род го­тов от­ка­зать­ся от мно­го­го, но толь­ко не от бес­ша­баш­ных гу­ля­нок и за­сто­лий с тра­ди­ци­он­ным во­про­сом: «Ты ме­ня ува­жа­ешь?» По­это­му Цер­ковь вы­нуж­ден­но сов­ме­сти­ла эту неде­лю вак­ха­на­лий с по­след­ней под­го­то­ви­тель­ной сед­ми­цей пе­ред Ве­ли­ким по­стом, чтобы хоть как-то кон­тро­ли­ро­вать про­ис­хо­дя­щее и не до­пус­кать про­дол­же­ния ко­щун­ствен­но­го раз­гу­ла во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста. При этом обы­чай по­ми­нать на хмель­ной тризне пред­ков бли­на­ми (это аст­ро­ло­ги­че­ский со­ляр­ный знак) был пе­ре­осмыс­лен как заго­ве­нье – празд­нич­ную тра­пе­зу на­ка­нуне по­ста. Гре­ки и дру­гие хри­сти­ане не мо­гут по­нять, по­че­му наш бо­го­слу­жеб­ный (!) – а не толь­ко «на­род­ный» – ка­лен­дарь об­зы­ва­ет пра­во­слав­ную сыр­ную сед­ми­цу, име­ю­щую по­лу­пост­ный по ра­ци­о­ну, но вполне по­ка­ян­ный по сво­е­му на­зна­че­нию ха­рак­тер, язы­че­ским тер­ми­ном «мас­ле­ни­ца» (хо­тя бы и в скоб­ках). Тем са­мым, в гла­зах про­сто­го на­ро­да, име­ну­ю­ще­го се­бя «пра­во­слав­ным», санк­ци­о­ни­ру­ет­ся как сам «кар­на­вал», так и свя­зан­ные с ним язы­че­ские об­ря­ды и зло­упо­треб­ле­ния. В хра­мах зву­чит по­ка­ян­ная мо­лит­ва пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма Си­ри­на, а на ули­цах – язы­че­ские ри­ту­аль­ные за­кли­на­ния и визг­ли­вые ча­стуш­ки, осквер­ня­ю­щие слух цер­ков­но­го че­ло­ве­ка.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/p-nedelja-mjasopustnaja-o-strashnom-sude-jurij-ruban

10 февраля - Вселенская родительская (мясопустная) суббота

     Почему «родительская»? Ведь мы поминаем не только родителей, но и других людей, зачастую никакими родственными узами с нами не связанных? По разным причинам. В первую очередь даже не потому, что родители, как правило, вперед своих детей покидают этот мир (и поэтому тоже, но не это главное), а потому, что вообще первоочередной долг наш молитвенный – за наших родителей: из всех людей, чья временная земная жизнь окончена, мы в первую очередь должны тем, через кого мы этот дар жизни получили – родителям и прародителям нашим.

     В синаксаре на этот день написано “Святые отцы узаконили совершать поминовение по всех умерших по следующей причине. Многие весьма не редко умирают неестественною смертию, например, во время странствования в морях, в непроходимых горах, в ущельях и пропастях; случается, гибнут от голода, в пожарах, на войнах, замерзают. И кто перечтет все роды и виды нечаянной и никем не ожидаемой смерти? И все таковые лишаются узаконенного псалмопения и заупокойных молитв. Вот почему святые отцы, движимые человеколюбием, и установили, основываясь на учении апостольском, совершать это общее, вселенское поминовение, чтобы никто, когда бы, где бы и как бы ни кончил земную жизнь, не лишился молитв Церкви”.

Нечасто, но приходится слышать от людей: «зачем молиться об умерших, ведь Сам Господь сказал нам: «В чем застану, в том и сужу», какой же смысл такой молитвы?».

     Действительно, если эти Христовы слова отнести к моменту человеческой смерти, тогда заупокойная молитва не имеет никого смысла. Но правильно ли мы понимаем эти слова?

     Данная фраза относится не к Писанию, а к аграфе, записанной мучеником Иустином Философом. Она созвучна слову Писания: «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф. 24: 42). Значит, речь идет не о том, что Господь смертью нашей застанет нас в тот или иной момент, а в совсем другом, в том, что нельзя предаваться беспечности. Понятно, что почивший вряд ли может быть беспечен перед лицом Вечности.

     По смерти, согласно словам святых отцов (святителей Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского, Игнатия Брянчанинова и многих других) душа встречается с миром ангельским (здесь и Божии ангелы, и демоны начинают борьбу за душу). Это момент соприкосновения души с Вечностью, но еще не конец.

     Душа проходит мытарства, это занимает некоторое время. Наступает для души частный суд, но и это не окончательное определение для человека, иначе не было бы Страшного Суда во Второе Христово Пришествие. Господь дает время душе человеческой для исправления, но в том вся скорбь, что душа – не весь человек. Без тела, может, сложнее грешить, но и исправляться без тела тоже сложнее. Но выход из этого есть!

     Апостол Иаков заповедует нам: «молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5, 16).

     Но ведь в исцелении нуждается не столько тело, сколько душа, потому как в ней сосредоточен источник всех наших болезней – грех. Потому то и действенна молитва Церкви о почивших, что это молитва об избавлении от первопричины страданий – греха.

     Почившие наши сродники еще не совсем люди, потому как человек – существо троечастное. Только тогда человек – человек, когда дух, душа и тело живы. Мертвые же мертвы телом, хотя и живы душой, а значит, есть у них время на покаяние. И помочь им можем мы, еще живые их сродники, близкие, соседи, просто собратья во Христе. Усердная молитва, щедрая милостыня могут совершить, воистину, чудеса. И главное чудо – прощение грехов и спасение души происходит незаметно для нас, но от этого оно не теряет своей важности. Ведь и нам в скором времени очень и очень важны будут молитвы об упокоении наших душ.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/vselenskaya-myasopustnaya-roditelskaya-subbota-istoriya-smysl-soderzhanie/

9 февраля - день памяти перенесения мощей святителя Иоанна Златоуста

     Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст был по­гре­бен в Ко­ма­нах. В 438 го­ду Про­кл, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский (434–447), со­вер­шая бо­гослу­же­ние в хра­ме Свя­той Со­фии, про­из­нес по­хваль­ное сло­во па­мя­ти сво­е­го ве­ли­ко­го учи­те­ля, в ко­то­ром срав­ни­вал свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста со свя­тым Иоан­ном, Пред­те­чей Гос­под­ним, про­по­ве­до­вав­шим по­ка­я­ние и так­же по­стра­дав­шим за об­ли­че­ние по­ро­ков. На­род, го­рев­ший лю­бо­вью к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту, не дав пат­ри­ар­ху до­кон­чить сво­е­го сло­ва, на­чал еди­но­душ­но про­сить его об­ра­тить­ся к им­пе­ра­то­ру с прось­бой о пе­ре­не­се­нии свя­тых мо­щей свя­ти­те­ля из Ко­ман в Кон­стан­ти­но­поль.

     Свя­ти­тель Про­кл от­пра­вил­ся к ца­рю Фе­о­до­сию II (408–450) и от ли­ца Церк­ви и на­ро­да про­сил его об этом. Им­пе­ра­тор со­гла­сил­ся и от­пра­вил в Ко­ма­ны осо­бых по­слан­ни­ков с се­реб­ря­ной ра­кой, чтобы с по­че­том пе­ре­вез­ти свя­тые мо­щи. Жи­те­ли Ко­ман глу­бо­ко скор­бе­ли о том, что их ли­ша­ют ве­ли­ко­го со­кро­ви­ща, но не мог­ли про­ти­вить­ся цар­ско­му ука­зу. Ко­гда же им­пе­ра­тор­ские по­слан­цы при­сту­пи­ли к гро­бу свя­ти­те­ля Иоан­на, они не смог­ли взять его мо­щи. То­гда им­пе­ра­тор в рас­ка­я­нии на­пи­сал по­сла­ние свя­ти­те­лю, про­ся у него про­ще­ния за се­бя и за свою мать Ев­док­сию. По­сла­ние это про­чли у гро­ба свя­ти­те­ля Иоан­на, по­ло­жи­ли на него и со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние. За­тем при­сту­пи­ли к гроб­ни­це, лег­ко под­ня­ли мо­щи и внес­ли на ко­рабль (гроб­ни­ца свя­ти­те­ля Иоан­на оста­лась в Ко­ма­нах, близ Пи­цун­ды). То­гда же со­вер­ши­лось ис­це­ле­ние убо­го­го че­ло­ве­ка, при­ло­жив­ше­го­ся к по­кро­ву от гро­ба свя­то­го.

     По при­бы­тии мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на в Кон­стан­ти­но­поль, 27 ян­ва­ря 438 го­да, весь го­род во гла­ве с пат­ри­ар­хом Про­к­лом, им­пе­ра­то­ром Фе­о­до­си­ем, со всем его син­кли­том и мно­же­ством на­ро­да вы­шел на­встре­чу. Мно­го­чис­лен­ные кли­ри­ки со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и хо­руг­вя­ми взя­ли се­реб­ря­ную ра­ку и с пес­но­пе­ни­я­ми внес­ли ее в цер­ковь свя­той му­че­ни­цы Ири­ны. Ко­гда пат­ри­арх Про­кл от­крыл гроб, те­ло свя­ти­те­ля Иоан­на ока­за­лось нетлен­ным, от него ис­хо­ди­ло бла­го­уха­ние. При­пав ко гро­бу, им­пе­ра­тор Фе­о­до­сий II со сле­за­ми про­сил свя­ти­те­ля про­стить его мать. На­род не от­хо­дил от ра­ки весь день и всю ночь. На­ут­ро мо­щи свя­то­го бы­ли от­не­се­ны в со­бор­ную цер­ковь Свя­тых Апо­сто­лов. Ко­гда ра­ка бы­ла по­став­ле­на на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле, весь на­род еди­ны­ми уста­ми вос­клик­нул: «При­ми пре­стол свой, от­че!» – и пат­ри­арх Про­кл со мно­ги­ми сто­яв­ши­ми у ра­ки уви­де­ли, как свя­ти­тель Иоанн от­крыл уста свои и про­из­нес «Мир всем!»

     В IX ве­ке Иосиф Пес­но­пи­сец, Кос­ма Ве­сти­тор и дру­гие на­пи­са­ли пес­но­пе­ния в честь пе­ре­не­се­ния мо­щей свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рые и по­ныне по­ют­ся Цер­ко­вью в вос­по­ми­на­ние это­го со­бы­тия.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-ioann-zlatoust

8 февраля - день памяти преподобных Ксенофонта, супруги его Марии и сыновей их Аркадия и Иоанна

     Пре­по­доб­ный Ксе­но­фонт, су­пру­га его Ма­рия и сы­но­вья их Ар­ка­дий и Иоанн, знат­ные кон­стан­ти­но­поль­ские граж­дане, жи­ли в V ве­ке. Несмот­ря на бо­гат­ство и знат­ность, они от­ли­ча­лись ду­шев­ной про­сто­той и доб­рым серд­цем. Же­лая дать сво­им сы­но­вьям. Иоан­ну и Ар­ка­дию, бо­лее пол­ное об­ра­зо­ва­ние, они от­пра­ви­ли их в фини­кий­ский го­род Бей­рут. Про­мыс­лом Бо­жи­им ко­рабль, на ко­то­ром от­пра­ви­лись оба бра­та, по­тер­пел кру­ше­ние. Бра­тья бы­ли вы­бро­ше­ны вол­на­ми на бе­рег в раз­ных ме­стах. Скор­бя о раз­лу­че­нии, бра­тья по­свя­ти­ли се­бя Бо­гу и при­ня­ли ино­че­ство. Ро­ди­те­ли дол­го не по­лу­ча­ли из­ве­стий о сво­их де­тях и счи­та­ли их по­гиб­ши­ми. Од­на­ко пре­по­доб­ный Ксе­но­фонт, уже бу­дучи стар­цем, со­хра­нял твер­дое упо­ва­ние на Гос­по­да, уте­шал свою же­ну Ма­рию, со­ве­то­вал не скор­беть и ве­рить, что де­ти бу­дут со­хра­не­ны Гос­по­дом. Через несколь­ко лет су­пру­ги со­вер­ши­ли па­лом­ни­че­ство по свя­тым ме­стам и встре­ти­ли в Иеру­са­ли­ме сво­их сы­но­вей, под­ви­зав­ших­ся в раз­ных мо­на­сты­рях. Об­ра­до­ван­ные су­пру­ги бла­го­да­ри­ли Гос­по­да, про­мыс­ли­тель­но со­еди­нив­ше­го всю се­мью. Остав­шу­ю­ся жизнь пре­по­доб­ные Ксе­но­фонт и Ма­рия по­свя­ти­ли Бо­гу, при­няв ино­че­ство. Пре­по­доб­ные Ар­ка­дий и Иоанн, про­стив­шись с ро­ди­те­ля­ми, ото­шли в пу­сты­ню, где по­сле дол­гих по­дви­гов про­сла­ви­лись да­ром чу­до­тво­ре­ний и про­зор­ли­во­сти. Пре­по­доб­ные стар­цы Ксе­но­фонт и Ма­рия, под­ви­за­ясь в без­мол­вии и стро­гом пост­ни­че­стве, так­же по­лу­чи­ли от Бо­га дар чу­до­тво­ре­ний.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/1516/5816/4581/2926/group

7 февраля - день памяти святого Григория Богослова, архиепископа Константинопольского

     Свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов (326-389 гг.) был сын Гри­го­рия (впо­след­ствии епи­ско­па На­зи­ан­ско­го) и Нон­ны, жен­щи­ны вы­со­ких нрав­ствен­ных пра­вил. Еще до рож­де­ния сы­на она обе­ща­ла по­свя­тить его Бо­гу и упо­тре­би­ла все ста­ра­ния, чтобы скло­нить его во­лю на слу­же­ние Гос­по­ду. Вос­пи­та­ние, дан­ное ему ма­те­рью, свя­ти­тель Гри­го­рий по­чи­тал са­мым для се­бя важ­ным. При вы­да­ю­щих­ся спо­соб­но­стях св. Гри­го­рий по­лу­чил пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние: он учил­ся в шко­лах Ке­са­рии Па­ле­стин­ской, где бы­ла бо­га­тая биб­лио­те­ка, со­бран­ная му­че­ни­ком Пам­фи­лом, в Алек­сан­дрии, где изу­чал тво­ре­ния Ори­ге­на, и, на­ко­нец, в Афи­нах, где в осо­бен­но­сти сбли­зил­ся с св. Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким, с ко­то­рым зна­ком был несколь­ко ра­нее и друж­бу с ко­то­рым счи­тал по­лез­нее са­мой выс­шей шко­лы. У свя­тых дру­зей в Афи­нах бы­ла од­на ком­на­та, один об­раз жиз­ни; им бы­ли зна­ко­мы толь­ко две до­ро­ги: од­на ве­ла в храм Бо­жий, дру­гая – в учи­ли­ще. В Афи­нах св. Гри­го­рий по­зна­ко­мил­ся с Юли­а­ном (по про­зва­нию «От­ступ­ник», ко­то­рый, став им­пе­ра­то­ром, от­рек­ся от хри­сти­ан­ства и пы­тал­ся бы­ло воз­ро­дить язы­че­ство в Рим­ской им­пе­рии (361–363 гг.) и оста­вил жи­вое изо­бра­же­ние это­го зло­го и ко­вар­но­го вра­га Церк­ви. В воз­расте 26 лет св. Гри­го­рий при­нял Кре­ще­ние.

     По­сле воз­вра­ще­ния на ро­ди­ну св. Гри­го­рий дол­гое вре­мя укло­нял­ся от за­ня­тия ка­кой-ли­бо об­ще­ствен­ной долж­но­сти. Раз­мыш­ле­ние о Бо­ге, мо­лит­ва, чте­ние сло­ва Бо­жия, пи­са­ние вдох­но­вен­ных слов и пес­ней и слу­же­ние пре­ста­ре­лым ро­ди­те­лям – бы­ли его за­ня­ти­ем. Неко­то­рое вре­мя он про­вел с дру­гом сво­им Ва­си­ли­ем в его пу­стыне и это вре­мя по­чи­тал са­мым счаст­ли­вым в жиз­ни. Отец его, быв­ший уже епи­ско­пом, нуж­да­ясь в по­мощ­ни­ке, вы­звал его из Ва­си­лье­вой пу­сты­ни в На­зи­анз и ру­ко­по­ло­жил в пре­сви­те­ра. Уже этот сан так устра­шил Гри­го­рия вы­со­той и тя­же­стью со­пря­жен­ных с ним обя­зан­но­стей, что он уда­лил­ся в уеди­не­ние пу­сты­ни. Успо­ко­ив там вол­не­ние ду­ха, он вер­нул­ся к от­цу и при­нял на се­бя свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние, уте­ша­ясь, что он, слу­жа Бо­гу, по­мо­га­ет и пре­ста­ре­ло­му ро­ди­те­лю в его за­бо­тах о пастве.

     Меж­ду тем друг его, Ва­си­лий Ве­ли­кий, уже до­стиг вы­со­ко­го са­на ар­хи­епи­ско­па. Же­лая иметь пре­дан­но­го и про­све­щен­но­го по­мощ­ни­ка в управ­ле­нии об­шир­ной об­ла­стью, св. Ва­си­лий пред­ло­жил Гри­го­рию ме­сто глав­но­го про­то­пре­сви­те­ра при сво­ей ка­фед­ре, но св. Гри­го­рий укло­нил­ся от при­ня­тия этой по­чет­ной и вли­я­тель­ной долж­но­сти. Через неко­то­рое вре­ме­ня по­сле это­го со­сто­я­лось по­свя­ще­ние Гри­го­рия в епи­ско­па го­ро­да Са­си­ма по тай­но­му со­гла­ше­нию ар­хи­епи­ско­па Ва­си­лия с от­цом Гри­го­рия. Ви­дя в этом во­лю Бо­жию, он при­нял свя­щен­ное ру­ко­по­ло­же­ние, но от­ка­зал­ся от при­ня­тия са­мой долж­но­сти и в ка­че­стве со­пра­ви­те­ля (ви­ка­рия) про­дол­жал слу­жить сво­е­му ро­ди­те­лю и пастве на­зи­анзской. В 374 го­ду скон­чал­ся пре­ста­ре­лый ро­ди­тель Гри­го­рия, а вслед за ним – и мать его. Свя­той Гри­го­рий про­дол­жал неко­то­рое вре­мя труд от­ца по управ­ле­нию На­зи­анзской цер­ко­вью, но силь­но за­бо­лел. Вы­здо­ро­вев, он уда­лил­ся в уеди­нен­ную оби­тель, где в по­сте и мо­лит­ве про­был око­ло трех лет.

     Но ве­ли­кий све­тиль­ник не мог укрыть­ся в мо­на­ше­ской ке­ллии. Из­бран­ный пра­во­слав­ны­ми епи­ско­па­ми и ми­ря­на­ми на пре­стол ар­хи­епи­ско­па в Кон­стан­ти­но­по­ле, он при­был ту­да в эпо­ху са­мо­го силь­но­го вла­ды­че­ства ари­ан, ко­гда ими бы­ли за­хва­че­ны все хра­мы в сто­ли­це. Св. Гри­го­рий оста­но­вил­ся в до­ме сво­их зна­ко­мых. Од­ну из ком­нат об­ра­тил в храм, на­звав ее «Ана­ста­си­ей», что зна­чит «вос­кре­се­ние», с на­деж­дой, что здесь вос­креснет пра­во­сла­вие, и на­чал про­по­ве­до­вать. Ари­ане за­сы­па­ли его на­смеш­ка­ми и ру­га­тель­ства­ми, бро­са­ли в него кам­ня­ми, под­сы­ла­ли к нему тай­ных убийц. Но на­род узнал сво­е­го ис­тин­но­го пас­ты­ря и стал тес­нить­ся к его ка­фед­ре, как же­ле­зо льнет к маг­ни­ту (по вы­ра­же­нию св. Гри­го­рия). Силь­ным сво­им сло­вом, при­ме­ром сво­ей жиз­ни и пас­тыр­ским усер­ди­ем он по­беж­дал вра­гов Церк­ви. Лю­ди в огром­ном ко­ли­че­стве сте­ка­лись со всех кон­цов по­слу­шать его вдох­но­вен­ные про­по­ве­ди. Слу­ша­те­ли вол­но­ва­лись око­ло его ка­фед­ры по­доб­но бур­но­му мо­рю, гром­ко вы­ра­жа­ли зна­ки одоб­ре­ния ру­ко­плес­ка­ни­я­ми и вос­кли­ца­ни­я­ми, а ско­ро­пис­цы уве­ко­ве­чи­ва­ли его сло­ва. Еже­днев­но ты­ся­чи лю­дей из ере­си воз­вра­ща­лись к Пра­во­слав­ной Церк­ви.

     На­ко­нец, уже по­сле во­ца­ре­ния пра­во­слав­но­го им­пе­ра­то­ра Фе­о­до­сия (379–395 гг.) упор­ству­ю­щие ари­ане бы­ли из­гна­ны из хра­мов сто­ли­цы. Ко­гда об­на­ру­жи­лась ересь Ма­ке­до­ния (Ма­ке­до­ний от­ри­цал Бо­же­ство Свя­то­го Ду­ха), свя­той Гри­го­рий бо­рол­ся про­тив нее и при­ни­мал жи­вое уча­стие в за­се­да­ни­ях Вто­ро­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра. Со­вер­шив свой по­двиг, он от­ка­зал­ся от Кон­стан­ти­но­поль­ской ка­фед­ры, ска­зав: «Про­щай, ка­фед­ра, – это за­вид­ная и опас­ная вы­со­та!» Свя­той Гри­го­рий уда­лил­ся в род­ное се­ле­ние Ари­анз, близ На­зи­ан­за, и здесь в стро­гих ас­ке­ти­че­ских по­дви­гах про­вел по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни.

     За свои за­ме­ча­тель­ные бо­го­слов­ские тво­ре­ния св. Гри­го­рий по­лу­чил от Церк­ви по­чет­ное на­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва и все­лен­ско­го учи­те­ля, а за спо­соб­ность про­ни­кать мыс­лью до са­мых глу­бо­ких тайн ве­ры и вы­ра­жать непо­сти­жи­мые ее ис­ти­ны с про­зрач­ной яс­но­стью и стро­гой точ­но­стью Цер­ковь в од­ной из мо­литв на­зы­ва­ет его умом са­мым вы­со­ким. Про­по­ве­ди его на­сы­ще­ны та­кой по­э­зи­ей, что мно­гие фра­зы из них бы­ли ис­поль­зо­ва­ны (св. Иоан­ном Да­мас­ки­ным и дру­ги­ми) для празд­нич­ных пес­но­пе­ний. Нетлен­ные ча­сти­цы мо­щей св. Гри­го­рия до сих пор ис­то­ча­ют див­ное бла­го­уха­ние.

     В Кон­стан­ти­но­по­ле дол­го про­ис­хо­ди­ли спо­ры о том, ко­му из трех свя­ти­те­лей сле­ду­ет от­да­вать пред­по­чте­ние. Од­на часть лю­дей пре­воз­но­си­ла свя­ти­те­ля Ва­си­лия (па­мять 1 ян­ва­ря), дру­гая сто­я­ла за Гри­го­рия Бо­го­сло­ва (па­мять 25 ян­ва­ря), тре­тья по­чи­та­ла свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста (па­мять 13 но­яб­ря).

     От это­го сре­ди хри­сти­ан про­изо­шли цер­ков­ные раз­до­ры: од­ни на­зы­ва­ли се­бя ва­си­ли­а­на­ми, дру­гие – гри­го­ри­а­на­ми, тре­тьи – иоан­ни­та­ми.

По во­ле Бо­жи­ей в 1084 го­ду мит­ро­по­ли­ту Ев­ха­ит­ско­му Иоан­ну яви­лись три свя­ти­те­ля и, объ­явив, что они рав­ны пред Бо­гом, по­ве­ле­ли пре­кра­тить спо­ры и уста­но­вить об­щий день празд­но­ва­ния их па­мя­ти.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-grigorij-bogoslov

6 февраля - день памяти мученика. Иоанна Казанского

     Свя­той му­че­ник Иоанн Ка­зан­ский был ро­дом из Ниж­не­го Нов­го­ро­да. Он жил в на­ча­ле XVI ве­ка, ко­гда Мос­ков­ское го­су­дар­ство под­вер­га­лось ча­стым на­бе­гам ка­зан­ских та­тар. В один из та­ких на­бе­гов в цар­ство­ва­ние ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия IV Иоан­но­ви­ча (1505–1533) та­та­ра­ми был взят в плен бо­го­бо­яз­нен­ный юно­ша Иоанн. Его при­ве­ли в Ка­зань и от­да­ли в раб­ство хан­ско­му род­ствен­ни­ку Алей-Шпу­ру. Несмот­ря на тя­жесть раз­лу­ки с род­ны­ми, свя­той Иоанн со сми­ре­ни­ем по­ко­рил­ся во­ле Бо­жи­ей и стал без­ро­пот­но слу­жить сво­е­му гос­по­ди­ну. В то же вре­мя он усерд­но вы­пол­нял все за­по­ве­ди хри­сти­ан­ской ве­ры, ко­то­рым был на­учен бла­го­че­сти­вы­ми ро­ди­те­ля­ми с дет­ства. Свя­той Иоанн стро­го со­блю­дал по­сты, чест­но тру­дил­ся, был кро­ток и по­слуш­лив. Так как днем он все­гда был за­нят ра­бо­той, то мо­лить­ся ему при­хо­ди­лось толь­ко но­чью. И свя­той неле­ност­но про­во­дил боль­шую часть но­чи в мо­лит­ве. За та­кую стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь он неред­ко тер­пел уко­ры и на­смеш­ки от хо­зя­ев и слуг.

     Ко­гда Алей-Шпур вме­сте с ка­зан­ским мул­лой за­хо­те­ли об­ра­тить свя­то­го Иоан­на в ма­го­ме­тан­ство, он объ­явил, что ис­по­ве­ду­ет Иису­са Хри­ста ис­тин­ным Бо­гом, а уче­ние Ма­го­ме­та счи­та­ет за­блуж­де­ни­ем. Ни лас­ки, ни угро­зы не по­ко­ле­ба­ли его. Алей-Шпур при­ка­зал пы­тать пра­вед­ни­ка, но и му­че­ния не за­ста­ви­ли свя­то­го Иоан­на от­речь­ся от Хри­ста и при­нять лже­уче­ние Ма­го­ме­та. Ви­дя твер­дость свя­то­го и бес­по­лез­ность сво­их пы­ток, Алей-Шпур при­ка­зал от­сечь ему го­ло­ву. Свя­то­му Иоан­ну свя­за­ли рем­нем ру­ки и вы­ве­ли за го­род, где на­хо­ди­лось рус­ское клад­би­ще. Там му­чи­те­ли из­ра­ни­ли его те­ло ме­чом, но удар, ко­то­рым хо­те­ли от­ру­бить го­ло­ву, по Про­мыс­лу Бо­жию, был на­не­сен неудач­но: свя­то­му толь­ко по­ра­ни­ли шею, и он, об­ли­ва­ясь кро­вью, по­те­рял со­зна­ние. Слу­ги Алей-Шпу­ра по­ду­ма­ли, что му­че­ник умер, и вер­ну­лись в го­род.

     До позд­ней но­чи свя­той Иоанн ле­жал без чувств, по­лу­мерт­вый, но Гос­подь со­хра­нил пра­вед­ни­ка, чтобы вме­сте с ним не ис­чез­ла па­мять о его стра­да­ни­ях. Снег во­круг му­че­ни­ка рас­та­ял, а ру­ки его раз­вя­за­лись. Оч­нув­шись, он по­шел в го­род к по­слам ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го в Ка­за­ни и рас­ска­зал им о сво­их му­че­ни­ях. На­не­сен­ные свя­то­му Иоан­ну ра­ны бы­ли смер­тель­ны. Пред­чув­ствуя свою близ­кую кон­чи­ну, он по­про­сил при­ча­стить его Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. По­сле при­ча­стия остав­шу­ю­ся часть но­чи свя­той му­че­ник про­вел в слез­ной мо­лит­ве. Утром, при вос­хо­де солн­ца, он пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду († 1529). Свя­тое те­ло му­че­ни­ка Иоан­на бы­ло по­гре­бе­но на ста­ром рус­ском клад­би­ще близ Ка­за­ни.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-ioann-kazanskij

5 февраля - день памяти священномученика Климента Анкирского и мученика Агафангела Римлянина

     Свя­щен­но­му­че­ник Кли­мент ро­дил­ся в га­ла­тий­ском го­ро­де Ан­ки­ре в 258 го­ду от от­ца языч­ни­ка и ма­те­ри хри­сти­ан­ки. В мла­ден­че­стве ли­шил­ся от­ца, а на две­на­дца­том го­ду – и ма­те­ри, ко­то­рая пред­ска­за­ла ему му­че­ни­че­скую кон­чи­ну за ве­ру во Хри­ста. Усы­но­вив­шая его жен­щи­на, Со­фия, вос­пи­ты­ва­ла его в стра­хе Бо­жи­ем. Во вре­мя страш­но­го го­ло­да в Га­ла­тии неко­то­рые языч­ни­ки бро­са­ли сво­их де­тей, не имея воз­мож­но­сти их про­кор­мить, и Со­фия со­би­ра­ла несчаст­ных к се­бе, пи­та­ла и оде­ва­ла их, а свя­той Кли­мент по­мо­гал ей в этом. Он учил де­тей и го­то­вил их к при­ня­тию Свя­то­го Кре­ще­ния. Мно­гие из них впо­след­ствии скон­ча­лись му­че­ни­че­ски за ве­ру во Хри­ста.

     За доб­ро­де­тель­ную жизнь свя­той Кли­мент был по­став­лен в чте­ца, а за­тем в диа­ко­на, в во­сем­на­дцать лет по­лу­чил сан пре­сви­те­ра, а в два­дца­ти­лет­нем воз­расте был ру­ко­по­ло­жен во епи­ско­па Ан­кир­ско­го. Вско­ре вспых­ну­ло го­не­ние Дио­кли­ти­а­на (284–305) на хри­сти­ан. По до­но­су при­вле­чен был к от­ве­ту и епи­скоп Кли­мент. Пра­ви­тель Га­ла­тии До­ме­ти­ан пы­тал­ся скло­нить свя­то­го к по­кло­не­нию язы­че­ским бо­гам, но епи­скоп Кли­мент твер­до ис­по­ве­до­вал ве­ру Хри­сто­ву и му­же­ствен­но пре­тер­пел все му­че­ния, ко­то­рым под­верг его лю­тый на­мест­ник. Его ве­ша­ли на де­ре­ве, ре­за­ли те­ло ост­рым же­ле­зом так, что вид­ны бы­ли ко­сти, же­сто­ко би­ли пал­ка­ми и кам­ня­ми, вер­те­ли на ко­ле­се и жгли на мед­лен­ном огне. Гос­подь хра­нил Сво­е­го стра­даль­ца и чу­дес­но ис­це­лял его ис­тер­зан­ное те­ло. То­гда До­ме­ти­ан по­слал свя­то­го в Рим к са­мо­му им­пе­ра­то­ру Дио­кли­ти­а­ну с до­не­се­ни­ем о том, что епи­скоп Кли­мент был же­сто­ко му­чим, но ока­зал­ся непре­одо­лим. Дио­кли­ти­ан, уви­дев му­че­ни­ка со­вер­шен­но здо­ро­вым, не по­ве­рил до­не­се­нию и под­верг его еще бо­лее же­сто­ким пыт­кам, а за­тем за­клю­чил в тем­ни­цу.

     Мно­гие из языч­ни­ков, ви­дя му­же­ство свя­то­го и чу­дес­ное ис­це­ле­ние его от ран, уве­ро­ва­ли во Хри­ста. К свя­то­му Кли­мен­ту в тем­ни­цу сте­ка­лись лю­ди для на­став­ле­ний, ис­це­ле­ний и Кре­ще­ния, так что тем­ни­ца пре­вра­ти­лась в храм. Мно­гие из них по до­но­су бы­ли каз­не­ны им­пе­ра­то­ром. Дио­кли­ти­ан, по­ра­жен­ный уди­ви­тель­ным тер­пе­ни­ем свя­то­го Кли­мен­та, ото­слал его в Ни­ко­ми­дию к сво­е­му со­пра­ви­те­лю Мак­си­ми­а­ну.

По до­ро­ге, на ко­раб­ле, к свя­то­му при­со­еди­нил­ся уче­ник его Ага­фан­гел, из­бе­жав­ший каз­ни с дру­ги­ми ис­по­вед­ни­ка­ми и же­лав­ший по­стра­дать и уме­реть за Хри­ста вме­сте с епи­ско­пом Кли­мен­том.

     Им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан от­дал свя­тых Кли­мен­та и Ага­фан­ге­ла пра­ви­те­лю Агрип­пи­ну, ко­то­рый под­верг их та­ким нече­ло­ве­че­ским ис­тя­за­ни­ям, что да­же в зри­те­лях-языч­ни­ках вспых­ну­ло чув­ство со­стра­да­ния к му­че­ни­кам и они по­би­ли кам­ня­ми му­чи­те­лей.

     По­лу­чив сво­бо­ду, свя­тые ис­це­ля­ли жи­те­лей го­ро­да воз­ло­же­ни­ем рук, кре­сти­ли и на­став­ля­ли лю­дей, сте­кав­ших­ся к ним во мно­же­стве. Сно­ва схва­чен­ные по рас­по­ря­же­нию Мак­си­ми­а­на, они бы­ли от­прав­ле­ны на ро­ди­ну в го­род Ан­кир, где князь Ан­кир­ский Ку­ри­ний вновь под­верг их му­че­ни­ям, а за­тем ото­слал в го­род Ами­сию к на­мест­ни­ку До­ме­тию, от­ли­чав­ше­му­ся осо­бой же­сто­ко­стью.

     В Ами­сии свя­тые му­че­ни­ки бы­ли бро­ше­ны в ки­пя­щую из­весть, про­бы­ли в ней сут­ки и оста­лись невре­ди­мы. С них сди­ра­ли ко­жу, би­ли же­лез­ны­ми пал­ка­ми, кла­ли на рас­ка­лен­ные же­лез­ные кро­ва­ти и по­ли­ва­ли се­рой. Свя­тым всё это не вре­ди­ло, и они бы­ли от­прав­ле­ны в Тарс для но­вых му­че­ний. По до­ро­ге в пу­стыне свя­то­му Кли­мен­ту, по его мо­лит­ве, бы­ло да­но от­кро­ве­ние, что он еще 28 лет бу­дет стра­дать за Имя Хри­сто­во. Пре­тер­пев мно­же­ство му­че­ний, свя­тые бы­ли за­клю­че­ны в тем­ни­цу.

     По­сле смер­ти Мак­си­ми­а­на свя­той Ага­фан­гел был усе­чен ме­чом. Свя­то­го Кли­мен­та осво­бо­ди­ли ан­кир­ские хри­сти­ане из тем­ни­цы и от­вез­ли в пе­щер­ный храм. Там по­сле со­вер­ше­ния ли­тур­гии свя­той воз­ве­стил ве­ру­ю­щим ско­рое окон­ча­ние го­не­ний и свое близ­кое от­ше­ствие. Свя­той му­че­ник дей­стви­тель­но вско­ре был убит во­и­на­ми го­ро­да, во­рвав­ши­ми­ся в храм. Свя­то­му от­сек­ли ме­чом го­ло­ву во вре­мя при­не­се­ния им Бес­кров­ной Жерт­вы († ок. 312).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-kliment-ankirskij-mnogostradalnyj

4 февраля - Неделя о блудном сыне

     В притче о блудном сыне Господь уподобляет радость Божию по поводу покаяния грешника радости чадолюбивого отца, к которому вернулся его блудный сын (ст. ст. 11-32).

     У некоторого человека было два сына: под образом этого человека представляется Бог; два сына – это грешники и мнимые праведники – книжники и фарисеи. Младший, по-видимому достигший уже совершеннолетия, но, конечно, еще неопытный и легкомысленный, просит выделить ему полагающуюся часть отцовского имения, согласно закону Моисееву (Втор. 21:17), третью часть, в то время, как старший брат получал две трети.

     По получении имения в младшем сыне явилось желание жить на свободе, по своей воле, и он ушел в далекую страну, где расточил полученное имение, живя блудно. Так человек, наделенный от Бога дарованиями духовными и телесными, почувствовав влечение ко греху, начинает тяготиться Божественным законом, отвергает жизнь по воле Божией, предается беззаконию, и в духовном и телесном распутстве расточает все те дарования, которыми наделил его Бог.

     “Настал великий голод” – так нередко Бог посылает грешнику, далеко зарвавшемуся в своей греховной жизни, и внешние бедствия, чтобы заставить его образумиться. Эти внешние бедствия суть одновременно и наказание Божие и призыв Божий к покаянию.

     “Пасти свиней” – самое унизительное для истого Иудея занятие, ибо закон иудейский гнушался свиньей, как животным нечистым. Так грешник, когда привязывается к какому-нибудь предмету, через который удовлетворяет свою греховную страсть, доводит себя нередко до самого унизительного состояния. Даже рожков никто не давал ему – это плоды одного дерева, растущего в Сирии и Малой Азии, которыми питают свиней. Этим указывается на крайне бедственное состояние грешника. И вот он “приходит в себя”.

     “Пришедши в себя” – это чрезвычайно выразительный оборот речи. Как больной, выздоравливая после тяжкой болезни, сопровождающейся потерей сознания, приходит в себя, так и грешник, весь объятый грехом, может быть уподоблен такому больному, потерявшему сознание, ибо он уже не сознает требований закона Божия и совесть в нем как бы замирает. Тяжкие последствия греха в соединении с внешними бедствиями, наконец, заставляют его очнуться: он как просыпается, приходит в себя от прежнего бессознательного состояния, и трезвое сознание к нему возвращается: он начинает видеть и понимать всю бедственность своего состояния, и ищет средство к выходу из него.

     “Встану, пойду к отцу моему” – это решимость грешника оставить грех и покаяться. “Согреших на небо”, т.е. перед святым местом обитания Бога и чистых безгрешных духов, “и пред тобою” пренебрежением к любящему отцу, “и уже несмь достоин нарещися сын твой” – выражение глубокого смирения и сознания своего недостоинства, каковыми всегда сопровождается искреннее покаяние грешника.

     “Сотвори мя, яко единаго от наемник твоих” – выражение глубокой любви к дому и крову отеческому и согласие хотя бы на самых тяжелых условиях быть принятым в дом отчий. Все дальнейшее изображение событий имеет целью подчеркнуть беспредельность любви Божией к кающемуся грешнику, Божественное всепрощение и ту радость, которая бывает, по словам Христовым, на небесе о едином грешнице кающемся (Луки 15:7).

     Отец-старец, издалека увидев возвращающегося сына и еще не зная ничего о его внутреннем настроении, сам бежит ему навстречу, обнимает и целует его, не давая договорить ему до конца покаянных слов, велит обуть и одеть его, вместо рубища, в самую лучшую одежду и устраивает в честь его возвращения домашний пир. Все это человекообразные черты того, как по любви к кающемуся грешнику, Господь милосердно приемлет его покаяние и ущедряет его новыми духовными благами и дарами, взамен утраченных им через грех.

     “Бе мертв и оживе” – грешник, отчуждившийся от Бога, это то же, что мертвый, ибо истинная жизнь человека зависит только от источника жизни – Бога: обращение грешника к Богу представляется поэтому, как воскресение из мертвых.

     Старший брат, гневающийся на отца за милосердие к младшему брату, это живой образ книжников и фарисеев, гордых своим по виду точным и строгим исполнением закона, но в душе холодных и бессердечных в отношении к своим братиям, хвалящихся исполнением воли Божией, но не хотящих иметь общения с кающимися мытарями и грешниками. Как старший брат “разгневался и не хотяще внити”, так и мнимые точные исполнители закона фарисеи гневались на Господа Иисуса Христа за то, что Он вступает в близкое общение с кающимися грешниками. Вместо сочувствия брату и отцу, старший брат начинает выставлять свои заслуги, брата не желает даже называть “братом”, а презрительно говорит: “этот сын твой”.

     “Ты всегда со мною и все мое – твое” – этим указывается на то, что фарисеи, в руках которых закон, всегда могут иметь доступ к Богу и духовным благам, но не могут заслужить благоволения Отца Небесного при таком извращенном и жестоком духовно-нравственном настроении.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/nedelya-o-bludnom-syne-tolkovanie-propovedi-ikony/

3 февраля - день памяти преподобного Тимона Надеевского, настоятеля Феодоровского Городецкого монастыря

     Преподобный Тимон, в миру Тихон Федоров, родился в 1766 году в городе Балахне Нижегородской губернии, в семье диакона одного из местных храмов Феодора и его супруги Анисии. Мальчик уже в семилетнем возрасте, обученный отцом, свободно читал церковные книги, отличаясь при этом любовью к уединению и молитве.

     Получив образование в Нижегородском Духовном училище, Тихон вернулся в родительский дом к уже тяжело больному отцу. В этот период своей жизни юноша часто совершал паломнические путешествия по монастырям Нижегородской, Костромской, Владимирской и Тамбовской епархий.

     Достигнув двадцатилетнего возраста, он женился на дочери одного из балахнинских священнослужителей Евдокии и был рукоположен в диаконы к Свято-Алексеевскому храму села Зиняково Семеновской округи Нижегородской епархии. Однако вскоре его супруга скончалась.

     Стараясь утешить скорбь о потере горячо любимой матушки, диакон Тихон Федоров часто посещал Саровскую пустынь, где его духовным отцом стал великий святой русской земли — преподобный Серафим Саровский. Возвращаясь из очередной поездки в Саров и окончательно решившись оставить мир, отец Тихон посетил в Нижнем Новгороде архиепископа Нижегородского и Арзамасского Вениамина (Краснопевкова-Румовского) и по указанию владыки был принят в братию Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря. Владыка незамедлительно распорядился Нижегородской Духовной консистории подготовить указ: «Указ Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Нижегородской Духовной консистории, первоприсутствующему оной, благочинии смотрителю, и семинарии ректору Нижегородского Печерского первоклассного монастыря отцу архимандриту Гедеону. Резолюциею Его Преосвященства Вениамина епископа Нижегородского и Арзамасского, состоявшеюся на прошении Семеновской округи села Зинякова вдового диакона Тихона Федорова о определении его в ваш монастырь, велено: „Ежели препятствия по консистории не окажется, и настоятелем принят будет, то определить в Печерской”. Вследствие чего в Нижегородской Духовной консистории определено: как по справке в сей консистории оказалось, что к определению показанного просителя диакона Тихона в ваш монастырь в число братства никакого препятствия не предвидится, да и вы принять сего диакона в сей ваш монастырь согласны, то о бытии ему Федорову в оном вашем монастыре в числе братства, послать к вам отцу архимандриту указ, при коем и сего диакона препроводить, которой при сем и посылается. Апреля 28 дня 1800-го года».

Послужной список иеромонаха Тимона

     С усердием и терпением отец Тихон приступил к монашеской жизни; смиренный послушник, молитвенник и строгий постник, он пользовался всеобщим уважением братии, отличаясь честностью и доброжелательностью по отношению к окружающим. Вскоре архимандритом Гедеоном он был пострижен в рясофор с именем Троадий, а затем Преосвященный Вениамин назначил его экономом при архиерейском доме с проживанием в Печерском монастыре. Исполняя должность эконома при архиерейском доме, инок Троадий показал себя с самой лучшей стороны. Уже в 1801 году Преосвященный Вениамин назначил его строителем Феодоровского Городецкого монастыря: «1801 года апреля 4 дня. Печерского монастыря иеродиакону Троадию быть в Городецком Феодоровском монастыре строителем и на сей чин привесть его здесь к присяге и предписать ему того монастыря имущество и братию принять в свое смотрение, и притом доканчивать строение начатое и прочее производить с требованием наставления от Островоезерского строителя Иоасафа. Епископ Вениамин».

     24 января 1804 года иеродиакон Троадий, по указу Нижегородской Духовной консистории, наместником Печерского монастыря иеромонахом Дамаскиным был пострижен в мантию. В Феодоровский монастырь был послан указ: «…из Нижегородской Духовной консистории, Городецкого Феодоровского монастыря братии. Вследствие определения сей консистории чрез сие вам дается знать, что ваш настоятель Нижегородского Печерского монастыря наместником иеромонахом Дамаскиным пострижен в монашество, и наречен Тимоном. Февраля 5 дня, 1804 года».

     Во время управления Феодоровской обителью иеродиакон Тимон со вниманием заботился о ее благоустроении и о порядке в монастырском хозяйстве. Монастырю издавна принадлежали расположенные вблизи обители земли; однако крепостные крестьяне князя Ухтомского (численностью около 500 человек, причем весьма состоятельные) начали против обители судебную тяжбу с целью эти земли отобрать. Дело, первоначально разбиравшееся в балахнинском уездном суде, растянулось на десятилетие (1802–1812 гг.); ходатаем по монастырским нуждам стал строитель Тимон. Вопрос этот был жизненно важным для благосостояния монастыря, переживавшего тогда не лучшие времена: «Материальными средствами к существованию Феодоровского монастыря служили земля и доброхотные приношения окрестных жителей и богомольцев. Но при одних этих средствах монастырь не в состоянии был не только иметь надлежащее благолепие в своих церквах и в церковной утвари, но даже не мог поддерживать и здания свои. Скудость монастырских средств была так велика, что церковные священные облачения были сшиты из простой бумажной материи и холста, а вместо восковых свечей пред местными иконами были поставлены деревянные окрашенные подсвечники, на которых были поставлены деревянные и тоже окрашенные под цвет воска свечи, и только с восковыми пальчиками на них».

     26 ноября 1806 года иеродиакон Тимон подал прошение в Нижегородскую палату гражданского суда с просьбою оставить эти земли за обителью, но гражданские чиновники решили дело в пользу крестьян. Помимо этого, на него стали поступать жалобы как от насельников обители за «строгий устав», так и из окружения Преосвященного Вениамина. Результатом этих жалоб явилось отстранение иеродиакона Тимона в 1807 году от управления Феодоровским монастырем.

     После смерти Преосвященного Вениамина на Нижегородскую кафедру был назначен епископ Моисей (Близнецов-Платонов), который 28 сентября 1811 года вновь утвердил иеродиакона Тимона на должность строителя в Городецкий Феодоровский монастырь. В 1814 году, во время посещения Феодоровской обители, епископ Моисей рукоположил иеродиакона Тимона во иеромонаха.

     В марте 1818 года иеромонах Тимон по болезни был освобожден от должности строителя Феодоровской обители, в апреле месяце он был удостоен права ношения креста в память Отечественной войны 1812 года: «1818 года, марта 27 дня, присланные от Его Преосвященства Моисея Епископа Нижегородского и Арзамасского и ордена святыя Анны первого класса кавалера крест для ношения на персех на владимирской ленте и акт, Городецкого Феодоровского монастыря иеромонах Тимон, крест и акт получил и в принятии расписался».

     Стремясь к уединеной подвижнической жизни, иеромонах Тимон в 1820 году перешел в Высокогорскую Вознесенскую пустынь близ Арзамаса, а затем совершил паломничество к святыням Русского Севера. Именно тогда он впервые посетил Николо-Надеевскую пустынь Костромской епархии — и, всей душой полюбив это место, твердо решил перейти сюда на жительство. Преподобный Серафим благословил намерение отца Тимона, произнеся при этом знаменательные слова: «Сей плоды, да расцветут цветы».

     Весной 1825 года преподобный Тимон переселился в Надеевскую пустынь. Здесь, в 10 верстах от обители, он выкопал землянку и устроил в ней келию, где проводил жизнь в подвигах поста, молитвы и богомыслия на протяжении семи лет, посещая Надеевскую пустынь лишь по воскресным и праздничным дням для совершения богослужений. В начале 1832 года Господь сподобил преподобного Своего явления, повелев старцу приступить к возобновлению Надеевской пустыни, которая, приписанная к Троицкому Кривоезерскому монастырю, тогда находилась в запустении, не имея даже постоянной братии. Жизнеописание старца так передает слова Господа, обращенные к нему: «Не ужасайся, старец, а сотвори то, что Я повелю тебе. Иди в пустынь угодника Моего святителя Николая Чудотворца, в которой спасались некогда многие иночествующие, и возобнови ее для жительства вновь иночествовать имеющим по тебе в последующие годы». Чем дольше преподобный размышлял о том, как возобновить Надеевскую пустынь, тем более это дело казалось невозможным для него — и по возрасту (старцу к тому времени исполнилось 65 лет), и по слабости телесных сил, и по отсутствию материальных средств для начала работ. Но однажды, когда отец Тимон предавался подобным скорбным раздумьям, ему в легком сне явился святитель Николай и с любовью сказал: «Что ты скорбишь, старец, о таком деле, которое совершенно зависит от воли Божией? Неужели Господь, благоволивший избрать тебя для исполнения воли Своей, не силен помочь тебе? Вот ты посмотри, что для тебя при мне имеется». С этими словами святитель Николай показал преподобному мешок, полный золота, и тотчас стал невидим.

     Сомнения, долго томившие отца Тимона, после этого явления рассеялись. Твердо уповая на помощь Божию, он стал готовиться к воссозданию пустыни. Начиная столь важное дело, преподобный Тимон не мог не испросить благословения своего духовного отца и наставника — преподобного Серафима. В апреле 1832 года старец Тимон в последний раз пришел в Саровскую пустынь.

     Благословляя его на исполнение повеления Божия, преподобный Серафим произнес слова, известные ныне каждому почитателю памяти саровского подвижника: «Сей, отец Тимон, сей, всюду сей данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей на камени, сей на пути, сей и в тернии; все где-нибудь да прозябнет и возрастет и плод принесет, хотя и не скоро». Благословляя преподобного Тимона на обратный путь, святой Серафим предсказал свое скорое преставление ко Господу: «Наступает уже время, в которое я должен предстать к Нелицеприятному Судии Богу и отдать отчет в своих делах, ибо по прошествии восьми месяцев после нашего с тобою свидания я вызван буду из сей временной земной жизни в вечную жизнь, а ты после меня проживешь на земле еще семь лет. Прошу тебя, дорогой мой друг отец Тимон, поминай меня во святых своих молитвах; в благословение тебе даю после себя лапотки, которые и завещаю надеть тебе на свои ноги тогда, когда Господь воззовет тебя в небесные Свои обители. Теперь иди в свою Надееву пустынь, и что Господь покажет, то и делай. Он там утешит тебя еще и не одним откровением, которыми ты и доселе был сподобляем от Бога».

     В том же 1832-м году преподобный Тимон начал строительство в Надеевской пустыни каменного Успенского храма с приделами во имя святителя Николая Чудотворца и преподобного Макария Унженского. Одновременно преподобный выкопал вокруг обители канавку, а также ископал вблизи монастыря источник, освятив его в честь святителя Николая.

     Земные труды преподобный Тимон сочетал с подвигами духовными. Господь наградил святого благодатными дарами прозорливости и чудотворений. Любовь и смиренномудрие старца привлекали к нему множество людей. Братия обители и паломники, иноки и миряне обращались к старцу за советом, утешением и наставлением.

 

     С наступлением 1840 года преподобный Тимон очень ослабел, хотя продолжал совершать богослужения; но 12 января он слег в постель, никуда не выходил из келии и прибывал в богомыслии и самоуглублении, практически никого не принимая. За три дня до кончины старец был соборован и причастился Святых Христовых Таин. 20 января он сказал келейнику, что настало время его отшествия ко Господу. «А вы, отцы и братие, сотрудники мои, — обратился умирающий старец к немногочисленным инокам обители, — при несомненной вере в Божественный промысл, жизнью воздержною, миролюбивою, молитвою бденною, пламенною, терпением постоянным, сокрушением нелицемерным идите неуклонно — пролагайте себе дорогу в вечность, за гробом на небе наша отчизна; все простите меня, молю вас, Господа ради». Это были последние слова преподобного Тимона, и через несколько мгновений он предал дух свой Господу.

     Праведная кончина преподобного Тимона совершилась в 5 часов 30 минут вечера 21 января (по ст. стилю) 1840 года на 74 году жизни. После отпевания 23 января, которое возглавил архимандрит Дионисий, настоятель Макарьево-Унженского монастыря и благочинный, в ведение которого входила Надеевская пустынь, тело преподобного Тимона было погребено за алтарем Успенского храма, выстроенного трудами и попечением старца. Впоследствии над могилой его воздвигли каменное надгробие с чугунной плитой.

     Почитание преподобного Тимона приобрело особый смысл после состоявшегося в 1903 году прославления в лике святых его духовного наставника преподобного Серафима Саровского. В 1907 году над могилой старца на средства жертвователей возвели чугунную часовню, из металлических рам со стеклами, увенчанную позолоченной главой. На следующий год на месте бывшей пустынной келии преподобного Тимона близ речки Василевки поставили деревянную часовню.

     В 1912 году, вскоре после кончины настоятеля иеромонаха Игнатия (Покровского) Никольская Надеевская мужская пустынь была преобразована в нештатный общежительный женский монастырь.

     В советское время Надеевский монастырь был закрыт костромскими властями в 1923 году. В дальнейшем монастырский комплекс и все храмы были полностью уничтожены.

     В 2003 году при исследовании руин Успенского храма Надеевской пустыни был обнаружен склеп — место погребения преподобного Тимона, и в дальнейшем обретены его святые мощи.

     По сей день молитвами преподобного Тимона на источнике совершаются исцеления больных. Решением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода 25 декабря 2003 года старец Тимон был прославлен в лике местночтимых святых Костромской епархии.

     Информация взята с http://nne.ru/saints/164548/

2 февраля - день памяти преподобного Евфимия Великого, иеромонаха

     Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий Ве­ли­кий про­ис­хо­дил из го­ро­да Ме­ли­ти­ны в Ар­ме­нии, близ ре­ки Ев­фрат. Ро­ди­те­ли его, Па­вел и Ди­о­ни­сия, знат­ные лю­ди, бы­ли бла­го­че­сти­вы­ми хри­сти­а­на­ми. Дол­гое вре­мя они не име­ли де­тей и, на­ко­нец, по усерд­ным мо­лит­вам, у них ро­дил­ся сын, по­яв­ле­нию на свет ко­то­ро­го пред­ше­ство­ва­ло Бо­же­ствен­ное ви­де­ние, пред­ве­щав­шее мла­ден­цу ве­ли­кое бу­ду­щее.

     Отец пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия вско­ре умер, и мать, ис­пол­няя обет по­свя­тить сы­на Бо­гу, от­да­ла его на вос­пи­та­ние сво­е­му бра­ту, пре­сви­те­ру Ев­док­сию. Тот пред­ста­вил от­ро­ка епи­ско­пу Ме­ли­тин­ской церк­ви От­рию, ко­то­рый с лю­бо­вью при­нял на се­бя за­бо­ты о нем. Ви­дя его доб­рое по­ве­де­ние, епи­скоп вско­ре по­ста­вил его чте­цом. За­тем свя­той Ев­фи­мий при­нял мо­на­ше­ство и был по­свя­щен в сан пре­сви­те­ра. Од­новре­мен­но ему бы­ло по­ру­че­но управ­ле­ние все­ми го­род­ски­ми мо­на­сты­ря­ми. Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ча­сто по­се­щал мо­на­стырь свя­то­го По­ли­евк­та, а в дни Ве­ли­ко­го по­ста уда­лял­ся в пу­сты­ню. Долж­ность упра­ви­те­ля мо­на­сты­рей тя­го­ти­ла по­движ­ни­ка, ис­кав­ше­го без­мол­вия, и он на 30-м го­ду сво­ей жиз­ни тай­но ушел из го­ро­да и на­пра­вил­ся в Иеру­са­лим, где, по­кло­нив­шись свя­тым ме­стам, уда­лил­ся в Фа­ран­скую Лав­ру. Там, най­дя вне мо­на­сты­ря уеди­нен­ную пу­стую хи­жи­ну, по­се­лил­ся в ней, до­бы­вая про­пи­та­ние пле­те­ни­ем кор­зин. Непо­да­ле­ку под­ви­зал­ся пре­по­доб­ный Фео­к­тист. Оба име­ли од­но стрем­ле­ние к Бо­гу, од­ну во­лю, од­ну цель. Обыч­но по­сле празд­ни­ка Бо­го­яв­ле­ния они уда­ля­лись в Ку­тил­лий­скую пу­сты­ню (неда­ле­ко от Иери­хо­на). Од­на­жды же оста­лись там, из­брав в го­рах труд­но­про­хо­ди­мое ме­сто, и по­се­ли­лись в пе­ще­ре. Ско­ро, од­на­ко, Гос­подь от­крыл их уеди­не­ние для поль­зы мно­гих лю­дей: пас­ту­хи, пе­ре­го­няя свои ста­да, на­шли их пе­ще­ру и рас­ска­за­ли в се­ле­нии. К от­шель­ни­кам на­ча­ли сте­кать­ся лю­ди, ис­кав­шие ду­хов­ной поль­зы. По­сте­пен­но воз­ник­ло мо­на­ше­ское об­ще­жи­тие, несколь­ко ино­ков при­шло из Фа­ран­ской оби­те­ли, сре­ди них Ма­рин и Лу­ка. Управ­лять воз­ник­шим мо­на­сты­рем пре­по­доб­ный Ев­фи­мий по­ру­чил сво­е­му дру­гу Фео­к­ти­сту, а сам стал ду­хов­ни­ком бра­тии. Он на­став­лял свою бра­тию: «Знай­те, что же­ла­ю­щим про­во­дить ино­че­скую жизнь сле­ду­ет не иметь сво­ей во­ли, все­гда на­хо­дить­ся в по­слу­ша­нии и сми­ре­нии, а в уме иметь па­мять смерт­ную, бо­ять­ся Су­да и ог­ня веч­но­го и же­лать Цар­ства Небес­но­го».

     Юным ино­кам пре­по­доб­ный за­по­ве­до­вал с внут­рен­ним бо­го­мыс­ли­ем со­еди­нять те­лес­ный труд. «Ес­ли ми­ряне, – го­во­рил он, – мно­го тру­дят­ся, чтобы про­кор­мить се­бя и свою се­мью и, кро­ме то­го, да­ют ми­ло­сты­ню и при­но­сят жерт­вы Бо­гу, тем бо­лее мы, ино­ки, долж­ны тру­дить­ся, чтобы из­бе­жать празд­но­сти и не кор­мить­ся чу­жи­ми тру­да­ми». Ав­ва тре­бо­вал, чтобы ино­ки хра­ни­ли мол­ча­ние в церк­ви во вре­мя бо­го­слу­же­ния и на тра­пе­зе. Мо­ло­дым ино­кам, же­лав­шим по­стить­ся бо­лее дру­гих бра­тий, он не поз­во­лял сле­до­вать сво­ей во­ле, но на­став­лял их вку­шать об­щую пи­щу на тра­пе­зе с воз­дер­жа­ни­ем, не пре­сы­ща­ясь.

     В те го­ды пре­по­доб­ный Ев­фи­мий об­ра­тил и кре­стил мно­гих ара­бов, сре­ди ко­то­рых был во­е­на­чаль­ник Ас­пе­вет с сы­ном Те­ре­во­ном, ко­то­ро­го пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ис­це­лил от бо­лез­ни. Ас­пе­вет по­лу­чил в Кре­ще­нии имя Петр и впо­след­ствии был епи­ско­пом сре­ди ара­бов.

     Сла­ва о чу­де­сах, со­вер­ша­е­мых пре­по­доб­ным Ев­фи­ми­ем, быст­ро рас­про­стра­ня­лась. Ото­всю­ду ста­ли сте­кать­ся лю­ди, при­во­дя с со­бою боль­ных, по­лу­чав­ших ис­це­ле­ние. Бу­дучи не в си­лах сно­сить люд­скую мол­ву и сла­ву, пре­по­доб­ный тай­но ушел из мо­на­сты­ря, взяв с со­бой толь­ко бли­жай­ше­го уче­ни­ка До­ме­ти­а­на. Он уда­лил­ся в пу­сты­ню Ру­ва и по­се­лил­ся на вы­со­кой го­ре Мар­да, око­ло Мерт­во­го мо­ря. В по­ис­ках уеди­не­ния пре­по­доб­ный углу­бил­ся в пу­сты­ню Зиф и по­се­лил­ся в пе­ще­ре, в ко­то­рой неко­гда скры­вал­ся свя­той царь Да­вид от пре­сле­до­ва­ний ца­ря Са­у­ла. Там пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ос­но­вал мо­на­стырь, а в са­мой пе­ще­ре Да­ви­до­вой устро­ил цер­ковь. В то вре­мя пре­по­доб­ный Ев­фи­мий от­вра­тил мно­гих ино­ков-пу­стын­ни­ков от ма­ни­хей­ской ере­си, тво­рил чу­де­са, ис­це­лял боль­ных и одер­жи­мых бе­са­ми.

     При­хо­див­шие к свя­то­му по­се­ти­те­ли на­ру­ша­ли по­кой пу­стын­ни­ка, лю­бив­ше­го без­мол­вие, и он ре­шил вер­нуть­ся в остав­лен­ный им мо­на­стырь свя­то­го Фео­к­ти­ста. По до­ро­ге пре­по­доб­ный об­лю­бо­вал уеди­нен­ное ме­сто на го­ре и оста­но­вил­ся на нем. Там впо­след­ствии бы­ло по­гре­бе­но его свя­тое те­ло.

     Бла­жен­ный Фео­к­тист с бра­ти­ей вы­шел на­встре­чу пре­по­доб­но­му Ев­фи­мию и мо­лил его вер­нуть­ся в мо­на­стырь, но пре­по­доб­ный не со­гла­сил­ся. Од­на­ко он обе­щал при­хо­дить в оби­тель по вос­крес­ным дням на об­щее бо­го­слу­же­ние.

     Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий не хо­тел ни иметь ко­го-ли­бо по­бли­зо­сти, ни устра­и­вать ки­но­вию или Лав­ру, но Гос­подь в ви­де­нии по­ве­лел ему не от­го­нять при­хо­дя­щих к нему ра­ди спа­се­ния ду­ши. Через неко­то­рое вре­мя око­ло него опять со­бра­лись бра­тия, и он устро­ил Лав­ру по об­раз­цу Фа­ран­ской Лав­ры. В 429 го­ду, ко­гда пре­по­доб­но­му Ев­фи­мию бы­ло 52 го­да, Иеру­са­лим­ский пат­ри­арх Юве­на­лий освя­тил Лавр­скую цер­ковь и по­ста­вил оби­те­ли пре­сви­те­ров и диа­ко­нов.

     Лав­ра вна­ча­ле бы­ла бед­на, но пре­по­доб­ный твер­до упо­вал на Бо­га, мо­гу­ще­го нис­по­слать лю­дям всё необ­хо­ди­мое. Од­на­жды в Лав­ру при­шло око­ло 400 че­ло­век пут­ни­ков – ар­мян из Иеру­са­ли­ма, ко­то­рые бы­ли го­лод­ны. Уви­дев это, пре­по­доб­ный Ев­фи­мий при­звал эко­но­ма и ве­лел ему на­кор­мить стран­ни­ков. Эко­ном от­ве­тил, что в мо­на­сты­ре нет та­ко­го ко­ли­че­ства пи­щи. Пре­по­доб­ный, од­на­ко же, на­ста­и­вал. При­дя в по­ме­ще­ние для хра­не­ния хле­ба, эко­ном на­шел в нем мно­же­ство хле­бов. То же про­изо­шло с ви­ном и еле­ем. Пут­ни­ки ели во сла­ву Бо­жию, на­сы­ти­лись, и по­сле это­го остал­ся еще трех­ме­сяч­ный за­пас пи­щи для бра­тии. Так Гос­подь со­тво­рил чу­до по ве­ре свя­то­го Ев­фи­мия.

     Од­на­жды один из ино­ков от­ка­зал­ся ис­пол­нить на­зна­чен­ное ему по­слу­ша­ние. Несмот­ря на то, что пре­по­доб­ный, при­звав его, убеж­дал по­ви­но­вать­ся, инок упор­ство­вал. То­гда пре­по­доб­ный гром­ко вос­клик­нул: «Уви­дишь, что бы­ва­ет на­гра­дой за непо­ви­но­ве­ние!» Инок упал на зем­лю в при­пад­ке бес­но­ва­ния. Бра­тия ста­ла про­сить за него ав­ву, и то­гда пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ис­це­лил непо­кор­но­го, ко­то­рый, при­дя в се­бя, про­сил про­ще­ния и обе­щал ис­пра­вить­ся. «По­слу­ша­ние, – ска­зал свя­той Ев­фи­мий, – ве­ли­кая доб­ро­де­тель. Гос­подь лю­бит по­слу­ша­ние боль­ше жерт­вы, а непо­слу­ша­ние при­во­дит к смер­ти».

     Два бра­та в оби­те­ли свя­то­го Ев­фи­мия тя­го­ти­лись су­ро­вым об­ра­зом жиз­ни и за­ду­ма­ли бе­жать. Про­ви­дя ду­хом их на­ме­ре­ние, пре­по­доб­ный при­звал их и дол­го убеж­дал оста­вить па­губ­ное на­ме­ре­ние. Он го­во­рил: «Не сле­ду­ет слу­шать мыс­лей, все­ля­ю­щих пе­чаль и нена­висть к ме­сту, в ко­то­ром жи­вем, и вну­ша­ю­щих же­ла­ние пе­рей­ти на дру­гое ме­сто. Пусть инок не ду­ма­ет, что, пе­рей­дя в дру­гое ме­сто, он до­стигнет че­го-ли­бо хо­ро­ше­го, так как доб­рое де­ло до­сти­га­ет­ся не ме­стом, а твер­дой во­лей и ве­рою. И де­ре­во, ко­то­рое пе­ре­са­жи­ва­ют ча­сто на дру­гое ме­сто, не при­но­сит пло­дов».

     В 431 го­ду в Ефе­се со­сто­ял­ся III Все­лен­ский Со­бор, на­прав­лен­ный про­тив ере­си Несто­рия. Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ра­до­вал­ся утвер­жде­нию пра­во­сла­вия и скор­бел об ар­хи­епи­ско­пе Ан­тио­хий­ском Иоанне, ко­то­рый, бу­дучи пра­во­слав­ным, за­щи­щал Несто­рия.

     В 451 го­ду в Хал­ки­доне со­сто­ял­ся IV Все­лен­ский Со­бор про­тив ере­си Ди­о­ско­ра, ко­то­рый, в про­ти­во­по­лож­ность Несто­рию, утвер­ждал, что в Гос­по­де Иису­се Хри­сте од­но лишь есте­ство – Бо­же­ское, по­гло­тив­шее в во­пло­ще­нии есте­ство че­ло­ве­че­ское (так на­зы­ва­е­мая ересь мо­но­фи­зи­тов).

     Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий при­нял ис­по­ве­да­ние Хал­ки­дон­ско­го Со­бо­ра и при­знал его пра­во­слав­ным. Весть об этом быст­ро рас­про­стра­ни­лась сре­ди ино­ков и пу­стын­ни­ков, и мно­гие из них, ра­нее непра­во ве­ро­вав­шие, по при­ме­ру свя­то­го Ев­фи­мия при­ня­ли ис­по­ве­да­ние Хал­ки­дон­ско­го Со­бо­ра.

     За свою по­движ­ни­че­скую жизнь и твер­дое ис­по­ве­да­ние пра­во­слав­ной ве­ры свя­той Ев­фи­мий по­лу­чил на­име­но­ва­ние Ве­ли­ко­го. Тя­го­тясь об­ще­ни­ем с ми­ром, свя­той ав­ва уда­лил­ся на вре­мя во внут­рен­нюю пу­сты­ню. По­сле его воз­вра­ще­ния в Лав­ру неко­то­рые из бра­тии ви­де­ли, что, ко­гда он со­вер­шал Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, огонь схо­дил с небес и окру­жал свя­то­го. Сам же пре­по­доб­ный от­крыл несколь­ким ино­кам, что ча­сто ви­дел Ан­ге­ла, со­вер­ша­ю­ще­го вме­сте с ним свя­тую ли­тур­гию. Пре­по­доб­ный имел дар про­зор­ли­во­сти, ви­дел внут­рен­ние дви­же­ния ду­ха и узна­вал че­ло­ве­че­ские по­мыш­ле­ния. Ко­гда ино­ки при­ча­ща­лись Свя­тых Тайн, пре­по­доб­но­му бы­ло от­кры­то – кто при­сту­па­ет до­стой­но, а кто во осуж­де­ние се­бе.

     Ко­гда пре­по­доб­но­му Ев­фи­мию бы­ло 82 го­да, к нему при­шел бла­жен­ный Сав­ва (бу­ду­щий Сав­ва Освя­щен­ный, па­мять 5 де­каб­ря), то­гда еще юно­ша. Ста­рец при­нял его с лю­бо­вью и по­слал в мо­на­стырь к пре­по­доб­но­му Фео­к­ти­сту. Он пред­ска­зал, что инок Сав­ва про­си­я­ет в ино­че­ском жи­тии.

     Ко­гда свя­то­му ис­пол­ни­лось 90 лет, его спо­движ­ник и друг пре­по­доб­ный Фео­к­тист тя­же­ло за­бо­лел. Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий по­шел на­ве­стить дру­га и остал­ся в мо­на­сты­ре, про­стил­ся с ним, при­сут­ство­вал при кон­чине. Пре­дав те­ло по­гре­бе­нию, он воз­вра­тил­ся в Лав­ру.

     Вре­мя пре­став­ле­ния бы­ло от­кры­то пре­по­доб­но­му Ев­фи­мию по осо­бой ми­ло­сти Бо­жи­ей. В день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ан­то­ния Ве­ли­ко­го, 17 ян­ва­ря, пре­по­доб­ный Ев­фи­мий бла­го­сло­вил со­вер­шить все­нощ­ное бде­ние и, со­звав пре­сви­те­ров к ал­та­рю, ска­зал им, что боль­ше уже не со­вер­шит с ни­ми ни од­но­го бде­ния, по­то­му что Гос­подь при­зы­ва­ет его от вре­мен­ной жиз­ни. Все ис­пол­ни­лись ве­ли­кой пе­ча­ли, а пре­по­доб­ный по­ве­лел бра­тии утром со­брать­ся у него. Он стал по­учать бра­тию: «Ес­ли лю­би­те ме­ня, со­блю­дай­те мои за­по­ве­ди, при­об­ре­тай­те лю­бовь, ко­то­рая есть со­юз со­вер­шен­ства. Ни­ка­кая доб­ро­де­тель невоз­мож­на без люб­ви и сми­ре­ния. Сам Гос­подь ра­ди люб­ви к нам сми­рил­ся и стал че­ло­ве­ком, как и мы. Мы долж­ны по­это­му непре­стан­но вос­сы­лать Ему хва­лы, осо­бен­но мы, от­рек­ши­е­ся от мя­теж­но­го ми­ра. Цер­ков­ных служб ни­ко­гда не остав­ляй­те, пре­да­ния и уста­вы мо­на­стыр­ские тща­тель­но со­хра­няй­те. Ес­ли кто из бра­тии бо­рет­ся с нечи­сты­ми по­мыс­ла­ми, – непре­стан­но на­став­ляй­те, по­учай­те, чтобы дья­вол не увлек бра­та в па­де­ние.

     При­со­еди­няю так­же и дру­гую за­по­ведь: пусть во­ро­та оби­те­ли ни­ко­гда не бу­дут за­пер­ты для стран­ни­ков и всё, что име­е­те, пред­ла­гай­те нуж­да­ю­щим­ся, бед­ству­ю­щим же в на­па­стях по си­ле по­мо­гай­те». За­тем, дав на­став­ле­ния от­но­си­тель­но ру­ко­вод­ства бра­ти­ей, пре­по­доб­ный обе­щал пре­бы­вать ду­хом со все­ми, же­ла­ю­щи­ми нести по­дви­ги в его оби­те­ли до скон­ча­ния ве­ка.

     От­пу­стив всех, пре­по­доб­ный Ев­фи­мий оста­вил око­ло се­бя од­но­го уче­ни­ка До­ме­ти­а­на и, про­быв с ним внут­ри ал­та­ря 3 дня, скон­чал­ся 20 ян­ва­ря в 473 го­ду в воз­расте 97-ми лет.

     На по­гре­бе­ние свя­то­го ав­вы немед­лен­но стек­лись во мно­же­стве ино­ки мо­на­сты­рей и пу­стынь, сре­ди ко­то­рых был свя­той Ге­ра­сим. При­был так­же пат­ри­арх Ана­ста­сий с кли­ром, нит­рий­ские ино­ки Мар­ти­рий и Илия, ко­то­рые впо­след­ствии бы­ли Иеру­са­лим­ски­ми пат­ри­ар­ха­ми, о чем им пред­ска­зы­вал пре­по­доб­ный Ев­фи­мий.

     Бла­жен­ный До­ме­ти­ан не от­хо­дил от гро­ба учи­те­ля 6 су­ток. На 7-й день он уви­дел сво­е­го ав­ву, ра­дост­но воз­ве­стив­ше­го лю­би­мо­му уче­ни­ку: «Гря­ди, ча­до, к уго­то­ван­но­му те­бе по­кою, ибо я умо­лил Вла­ды­ку Хри­ста, чтобы ты был со мною». По­ве­дав бра­тии о ви­де­нии, свя­той До­ме­ти­ан при­шел в цер­ковь и в ра­до­сти пре­дал дух свой Гос­по­ду. Он был по­гре­бен ря­дом со свя­тым Ев­фи­ми­ем. Мо­щи пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия Ве­ли­ко­го на­хо­ди­лись в его мо­на­сты­ре в Па­ле­стине, в XII ве­ке их ви­дел рус­ский па­лом­ник игу­мен Да­ни­ил.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-evfimij-velikij

1 февраля - день памяти священномученика Николая Восторгова, пресвитера

     Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся 21 но­яб­ря 1875 го­да в се­ле Ни­ко­ло­гор­ском Вяз­ни­ков­ско­го уез­да Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ев­до­ки­ма Вос­тор­го­ва. По­лу­чив об­ра­зо­ва­ние во Вла­ди­мир­ском ду­хов­ном учи­ли­ще, Ни­ко­лай стал слу­жить пса­лом­щи­ком в Ни­ко­ла­ев­ском хра­ме на по­го­сте Го­ри­цы. 

     22 ав­гу­ста сле­до­ва­тель вы­звал свя­щен­ни­ка на до­прос. От­ве­чая на во­про­сы, отец Ни­ко­лай ска­зал: «В ап­ре­ле 1927 го­да ко мне в се­ло Де­до­во, где я слу­жил диа­ко­ном, при­шел член цер­ков­но­го со­ве­та из се­ла Го­ля­ни­ще­во и пред­ло­жил мне за­нять в Го­ля­ни­ще­ве сво­бод­ное ме­сто свя­щен­ни­ка, на что я и со­гла­сил­ся. Про­слу­жил год с ме­ся­цем в се­ле Го­ля­ни­ще­во, мне пред­ло­жи­ли ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле Чул­ко­во Ваг­ско­го рай­о­на, ку­да я в июне 1928 го­да и пе­ре­шел, где и слу­жу до се­го вре­ме­ни.

     По при­ез­де в Чул­ко­во по ука­за­нию пред­се­да­те­ля цер­ков­но­го со­ве­та и цер­ков­но­го ста­ро­сты я за­нял дом при церк­ви, ко­то­рый до ме­ня так­же был за­нят свя­щен­ни­ком Ми­ро­лю­бо­вым, ко­то­ро­го я сме­нил. Этот дом по до­го­во­ру от 1928 го­да на­хо­дит­ся в аренд­ном поль­зо­ва­нии как цер­ков­ный. По мне­нию же цер­ков­но­го со­ве­та и дру­гих при­хо­жан, этот дом яв­ля­ет­ся соб­ствен­но­стью об­ще­ства, так как его стро­и­ли при­хо­жане церк­ви с по­мо­щью быв­ше­го вла­дель­ца сун­дуч­ных ма­стер­ских Ту­лу­по­ва. Я за за­ни­ма­е­мый дом ни­ка­кой пла­ты не пла­тил, и пла­тил ли цер­ков­ный со­вет, так­же не знаю. Усадь­бы при цер­ков­ных до­мах взя­ты в рас­по­ря­же­ние ВИКа. При от­бо­ре уса­деб ни­ка­ких кон­флик­тов не бы­ло. Вес­ной 1929 го­да был взят дом, ра­нее за­ни­ма­е­мый диа­ко­ном, но по­след­нее вре­мя он пу­сто­вал, и при за­ня­тии его так­же не бы­ло ни­ка­ких кон­флик­тов. Как до­ма, так и усадь­бы до сих пор зна­чат­ся в цер­ков­ной опи­си. На пло­ща­ди око­ло церк­ви еще до мо­е­го при­ез­да в Чул­ко­во был по­став­лен тур­ник для спор­тив­ных упраж­не­ний мо­ло­де­жи. Вес­ной 1929 го­да око­ло церк­ви бы­ли по­став­ле­ны во­ро­та для иг­ры в фут­бол. Со сто­ро­ны при­хо­жан при­хо­ди­лось слы­шать неко­то­рые недо­воль­ства и за­яв­ле­ния, что тур­ник и во­ро­та по­став­ле­ны не у ме­ста, тем бо­лее бы­ли слу­чаи, что иг­ра про­из­во­ди­лась во вре­мя цер­ков­ной служ­бы, и шу­мом и кри­ком ме­ша­ли служ­бе. Неде­ли через две-три по­сле то­го, как бы­ли по­став­ле­ны стол­бы, на­ме­ча­лось об­ще­ствен­ное со­бра­ние, ко­то­рое, ви­ди­мо, не со­сто­я­лось. Из чис­ла явив­ших­ся на со­бра­ние жен­щин, око­ло трид­ца­ти, на­ча­ли вы­дер­ги­вать стол­бы и тур­ник. Я ви­дел это из ок­на сво­е­го до­ма, но из до­ма не вы­хо­дил и не знаю, кто имен­но ло­мал во­ро­та и тур­ник, а так­же не ви­дел ни од­но­го муж­чи­ны, мо­жет быть, мне не бы­ло всех вид­но, так как во­ро­та сто­я­ли по дру­гую сто­ро­ну церк­ви от мо­ей квар­ти­ры. Я лич­но не вы­хо­дил из до­ма и ни о чем ни с кем не го­во­рил, так как со­бра­ние со­би­ра­лось об­ще­ствен­ное и мне ту­да ид­ти бы­ло неза­чем. По­сле раз­го­во­ров по это­му по­во­ду я ни с кем не вел. Не пом­ню, ко­гда точ­но, но до слу­чая лом­ки фут­боль­ных стол­бов и тур­ни­ка у ме­ня был по­вы­дер­ган лук, по­са­жен­ный в ого­ро­де. По­сле то­го, как из­ло­ма­ли во­ро­та и тур­ник, жен­щи­ны под­хо­ди­ли к на­ше­му до­му и спра­ши­ва­ли, вер­но ли, что у нас по­вы­дер­ган лук. Моя же­на от­ве­ти­ла, что вер­но, вы­дер­га­ли. На во­прос: кто? — же­на моя от­ве­ти­ла, что не зна­ет, но пред­по­ла­га­ет, что, ви­ди­мо, пи­о­не­ры.

     При хож­де­нии с мо­леб­на­ми по се­лу Чул­ко­во 14 и 15 июля у неко­то­рых граж­дан при­хо­ди­лось несколь­ко и по­си­деть, так как неко­то­рые уго­ща­ли, но у ко­го имен­но, всех не при­пом­ню; раз­го­во­ра о вы­се­ле­нии ме­ня из до­ма не бы­ло. В ка­ких до­мах мне за­да­ва­ли во­про­сы, что прав­да ли, что ме­ня вы­се­ля­ют из до­ма, я сей­час за­был, но та­кие во­про­сы бы­ли. По­сле объ­яв­ле­ния о мо­ем вы­се­ле­нии из до­ма со сто­ро­ны пред­се­да­те­ля сель­со­ве­та я хо­дил к цер­ков­но­му ста­ро­сте, а к пред­се­да­те­лю цер­ков­но­го со­ве­та хо­ди­ла моя же­на. По­сле то­го как я при­шел в сель­со­вет с цер­ков­ным ста­ро­стой, то, на­сколь­ко пом­ню, пред­се­да­тель цер­ков­но­го со­ве­та был уже в сель­со­ве­те. Раз­го­во­ров меж­ду на­ми ни­ка­ких не бы­ло, а оба они за­яви­ли пред­се­да­те­лю сель­со­ве­та, что вы­се­лять­ся ба­тюш­ке они не раз­ре­ша­ют. Я ушел из сель­со­ве­та один, а по­сле вско­ре на пло­ща­ди око­ло церк­ви ми­мо сель­со­ве­та к мо­е­му до­му по­до­шла тол­па жен­щин. Цер­ков­ный ста­ро­ста и член цер­ков­но­го со­ве­та за­хо­ди­ли ко мне, чтобы я на­пи­сал им за­го­ло­вок при­го­во­ра. Я им на­пи­сал за­го­ло­вок та­ко­го со­дер­жа­ния: цер­ков­ный дом, за­ни­ма­е­мый свя­щен­ни­ком, стро­ил­ся тру­да­ми ве­ру­ю­щих и снят по до­го­во­ру от 1928 го­да».

     По­сле до­про­сов отец Ни­ко­лай и кре­стьяне бы­ли осво­бож­де­ны до су­да под под­пис­ку о невы­ез­де из се­ла. 23 сен­тяб­ря след­ствие бы­ло за­кон­че­но. От­ца Ни­ко­лая об­ви­ни­ли в том, что он, «не имея офи­ци­аль­ных из­ве­ще­ний о вы­се­ле­нии из за­ни­ма­е­мо­го им быв­ше­го цер­ков­но­го до­ма, при хож­де­нии с мо­леб­на­ми по се­лу об­ра­щал­ся с жа­ло­ба­ми и за за­щи­той к на­се­ле­нию, под­стре­кал пред­се­да­те­ля цер­ков­но­го со­ве­та и цер­ков­но­го ста­ро­сту к со­зы­ву со­бра­ния по во­про­су о его вы­се­ле­нии и, не по­лу­чив раз­ре­ше­ния на со­зыв со­бра­ния ве­ру­ю­щих, по­сы­лал со­зы­вать на со­бра­ние на­се­ле­ние, в ре­зуль­та­те че­го и явил­ся ор­га­ни­за­то­ром об­ще­ствен­но­го бес­по­ряд­ка, ко­то­рый мог бы вы­лить­ся в тер­рор над пар­тий­но-со­вет­ски­ми ра­бот­ни­ка­ми; ру­ко­во­дил сбо­ром под­пи­сей, ре­дак­ти­ро­вал и пи­сал за­яв­ле­ния».

     20 но­яб­ря 1929 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло от­ца Ни­ко­лая к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь, а двух кре­стьян — к ше­сти ме­ся­цам ли­ше­ния сво­бо­ды. Свя­щен­ник был за­клю­чен в 4-ю ро­ту Со­ло­вец­ко­го конц­ла­ге­ря на Боль­шом Со­ло­вец­ком ост­ро­ве. Вско­ре по­сле при­бы­тия в ла­герь он за­бо­лел ти­фом и был по­ме­щен в ла­гер­ную боль­ни­цу.

     Свя­щен­ник Ни­ко­лай Вос­тор­гов скон­чал­ся на глав­ном Со­ло­вец­ком ост­ро­ве в цен­траль­ной боль­ни­це Со­ло­вец­ко­го ла­ге­ря осо­бо­го на­зна­че­ния 1 фев­ра­ля 1930 го­да.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-nikolaj-vostorgov и http://8star.ru/wp-content/uploads/2017/07/ioann_vostorgov-768x1088.png

31 января - день памяти святителей Афанасия и Кирилла, архиепископов Александрийских

     Свя­той Афа­на­сий ро­дил­ся в Алек­сан­дрии; мать его, по­доб­но Анне, ко­то­рая при­ве­ла сы­на сво­е­го Са­му­и­ла в храм Гос­по­день (1Цар.1:28), так же при­ве­ла его к св. Алек­сан­дру, пат­ри­ар­ху Алек­сан­дрий­ско­му, и от­да­ла в храм на слу­же­ние Бо­гу. И он стал при хра­ме про­во­дить свою жизнь, рев­ност­но ис­пол­няя за­по­ве­ди Бо­жии.

     В 319 г. пат­ри­арх ру­ко­по­ло­жил его в диа­ко­на Алек­сан­дрий­ской Церк­ви. Уже в это вре­мя свя­ти­тель Афа­на­сий стал пи­сать со­чи­не­ния. Бу­ду­щий свя­ти­тель ви­дел, что нет у но­во­при­шед­ших в Цер­ковь Хри­сто­ву рев­но­сти, нет у них ис­тин­но­го бла­го­че­стия, мно­гие из них ис­ка­ли сла­вы для се­бя, пу­сто­сло­ви­ли, празд­но­сло­ви­ли и все язы­че­ские обы­чаи, ко­то­рые бы­ли рань­ше у них, пе­ре­но­си­ли в хри­сти­ан­скую жизнь. Объ­явил­ся некий Арий, ко­то­рый ху­лил Хри­ста, уни­чи­жал Ма­терь Бо­жию и воз­му­щал на­род, уча на­род до­би­вать­ся че­сти, сла­вы, про­ни­кать и в Цер­ковь, до­сти­гать свя­щен­ства и да­же ар­хи­ерей­ства. И мно­гие его слу­ша­ли и ста­но­ви­лись по­сле­до­ва­те­ля­ми этой ере­си – ари­а­на­ми. И эта ересь так рас­про­стра­ни­лась, что чуть не за­хлест­ну­ла всю Цер­ковь – ве­ли­кая бы­ла брань. В 325 г. свя­ти­тель Афа­на­сий был на Ни­кей­ском Со­бо­ре, где вы­сту­пал про­тив Ария.

     В 326 г. по смер­ти пат­ри­ар­ха Алек­сандра свя­ти­тель Афа­на­сий был из­бран на Алек­сан­дрий­скую ка­фед­ру. Епи­ско­пом Афа­на­сий объ­ез­жал церк­ви, мно­го вы­сту­пал, бо­рол­ся про­тив ари­ан, пи­сал, об­ли­чал их, и вос­ста­ли про­тив него все неистин­ные хри­сти­ане и ста­ли на него кле­ве­тать. В то вре­мя цар­ство­вал Кон­стан­тин Ве­ли­кий (306–337 гг.), он счи­тал­ся по­кро­ви­те­лем Церк­ви Хри­сто­вой. Он хо­ро­шо по­ни­мал во­ен­ную стра­те­гию, ди­пло­ма­тию, го­судар­ствен­ные де­ла, но дел цер­ков­ных и про­по­ве­ди Еван­ге­лия не знал, по­это­му ко­ле­бал­ся меж­ду ари­ан­ством и пра­во­сла­ви­ем.

     Поль­зу­ясь доб­ро­той и про­сто­той им­пе­ра­то­ра, ере­ти­ки окру­жи­ли весь его двор, про­ник­ли во все долж­но­сти и ста­ли на­шеп­ты­вать ере­си и неправ­ды и вво­дить рас­ко­лы. Они об­ви­ня­ли ар­хи­епи­ско­па Афа­на­сия, что он пло­хой че­ло­век, что он не слу­ша­ет­ся ца­ря, взи­ма­ет на­ло­ги от­дель­но от цар­ской каз­ны и со­вер­ша­ет нехо­ро­шие де­ла, что он и ча­ро­дей, и пре­ступ­ник, и блуд­ник. Им­пе­ра­тор ви­дел ве­ли­кую рас­прю, враж­ду, ста­рал­ся во­дво­рить мир, но бы­ва­ли та­кие вре­ме­на, что мог­ла от­крыть­ся вой­на, то­гда он пред­ла­гал свя­ти­те­лю Афа­на­сию на вре­мя уда­лить­ся ку­да-ни­будь. И боль­шую часть сво­е­го дол­го­го прав­ле­ния свя­ти­тель про­вел в из­гна­нии, и то­гда неред­ко он поль­зо­вал­ся под­держ­кой мо­на­хов, был в друж­бе с обо­и­ми от­ца­ми мо­на­ше­ства – свя­ты­ми пре­по­доб­ны­ми Ан­то­ни­ем и Па­хо­ми­ем.

     В осо­бен­но­сти ста­ра­лись ере­ти­ки и злые лю­ди об­ви­нить свя­то­го Афа­на­сия в том, что он не слу­ша­ет по­ве­ле­ний им­пе­ра­то­ра, не об­ра­ща­ет вни­ма­ния на его пред­пи­са­ния, не при­ни­мая Ария в цер­ков­ное об­ще­ние, что он кол­дун и ча­ро­дей, са­ми бу­дучи яв­ны­ми ча­ро­де­я­ми, и что по­сред­ством ка­кой-то мерт­вой ру­ки, яко­бы при­над­ле­жав­шей кли­ри­ку Ар­се­нию, тво­рит ча­ро­ва­ния. Им­пе­ра­тор по­ве­лел про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние. Ар­се­ний был кли­ри­ком, чте­цом, со­вер­шив ка­кой-то про­сту­пок, он дол­го скры­вал­ся, а ко­гда мол­ва об этом ста­ла рас­про­стра­нять­ся вез­де, то у него про­яви­лось чув­ство прав­ды, спра­вед­ли­во­сти, по­то­му что неви­но­вен был свя­ти­тель Хри­стов Афа­на­сий, да и сам Ар­се­ний со­вер­шен­но не по­стра­дал, не ему от­ру­би­ли ру­ку, дру­го­го че­ло­ве­ка где-то на­шли судьи-зло­деи, хо­тя мно­гие из них бы­ли епи­ско­пы. Со­бо­лез­нуя о сво­ем от­це и бла­го­де­те­ле и скор­бя серд­цем о том, что ис­ти­на без­за­кон­но по­беж­да­ет­ся ло­жью, он тай­но при­шел к са­мо­му Афа­на­сию, при­па­дая к его чест­ным но­гам Бла­жен­ный Афа­на­сий, ра­ду­ясь при­бы­тию Ар­се­ния, по­ве­лел ему до су­да ни­ко­му не по­ка­зы­вать­ся.

     Меж­ду тем злоб­ная нена­висть про­тив­ни­ков Афа­на­сия так воз­рос­ла, что к од­ной лжи они при­ло­жи­ли еще но­вую: под­ку­пи­ли од­ну бес­стыд­ную жен­щи­ну воз­ве­сти кле­ве­ту на свя­ти­те­ля Афа­на­сия, что он со­вер­шил с нею без­за­ко­ние. Ко­гда на­чал­ся суд, судьи се­ли на сво­их ме­стах и кле­вет­ни­ки пред­ста­ли, бы­ла вве­де­на и эта жен­щи­на. С пла­чем дол­го жа­ло­ва­лась она на свя­ти­те­ля, ко­то­ро­го ни­ко­гда не ви­да­ла и да­же не зна­ла, ка­ков он по ви­ду. Все слу­ша­ли в недо­уме­нии. А она и не хо­те­ла знать бла­го­че­стия еван­гель­ско­го, ра­ду­ясь, что мно­го де­нег ей да­ли. В то вре­мя друг Афа­на­сия пре­сви­тер Ти­мо­фей, стоя с ним за две­ря­ми и все слы­ша, воз­му­тил­ся ду­хом и, неожи­дан­но вой­дя внутрь су­ди­ли­ща, с по­спеш­но­стью стал пе­ред гла­за­ми той кле­вет­ни­цы, как буд­то он был сам Афа­на­сий; он сме­ло об­ра­тил­ся к ней: «Я ли со­вер­шил над то­бою но­чью на­си­лие, как ты го­во­ришь?» И она еще с боль­шим бес­стыд­ством возо­пи­ла к су­дьям: «Сей, сей че­ло­век мой рас­тли­тель и зло­умыш­лен­ник про­тив мо­ей чи­сто­ты; он...» Судьи рас­сме­я­лись, уви­дев под­лость, разыг­ран­ную ко­ме­дию, и про­гна­ли ее. Но про­тив­ни­ки св. Афа­на­сия, хо­тя и усты­ди­лись, но не успо­ко­и­лись и ста­ли об­ви­нять его в убий­стве Ар­се­ния, по­ка­зы­вая ка­кую-то страш­ную на вид мерт­вую ру­ку. Свя­той Афа­на­сий тер­пе­ли­во слу­шал их и мол­чал, по­том спро­сил: «Есть ли сре­ди вас, кто хо­ро­шо знал Ар­се­ния? Кто из вас мо­жет под­твер­дить дей­стви­тель­но ли это его ру­ка?» И под­ня­лись боль­шин­ство непра­вед­ных су­дей, под­ско­чи­ли и ста­ли утвер­ждать, что дей­стви­тель­но это ру­ка Ар­се­ния. И то­гда, ко­гда они по­ка­за­ли свое гряз­ное серд­це и ко­вар­ство свое, свя­ти­тель ото­дви­нул за­на­вес­ку, за ко­то­рой сто­ял Ар­се­ний, вы­вел его пе­ред со­бра­ни­ем и спро­сил: «А это кто сто­ит пе­ред ва­ми? Вы ска­за­ли, что Ар­се­ния нет в жи­вых, это его ру­ка». И все при­шли в ужас. «Вот, му­жи, и Ар­се­ний! – объ­явил свя­ти­тель Афа­на­сий. – Вот и ру­ки его, ко­то­рые со­всем не бы­ли от­се­че­ны! По­ка­жи­те же и вы сво­е­го Ар­се­ния, ес­ли та­ко­го име­е­те, и по­ве­дай­те, ко­му при­над­ле­жит от­се­чен­ная ру­ка, ко­то­рая осуж­да­ет вас са­мих, как сде­лав­ших это пре­ступ­ле­ние». Но су­дии про­дол­жа­ли про­во­дить суд, ис­то­щая все свои кле­ве­ты. И свя­ти­тель Афа­на­сий, не вы­но­ся со­вер­ша­е­мой неспра­вед­ли­во­сти, вслух за­сви­де­тель­ство­вал все­му со­бо­ру: «Угас­ла прав­да, по­пра­на ис­ти­на, по­гиб­ло пра­во­су­дие, ис­чез­ло у су­дей за­кон­ное рас­сле­до­ва­ние и осто­рож­ное рас­смот­ре­ние дел! Раз­ве за­кон­но, чтобы же­ла­ю­щий оправ­дать­ся со­дер­жал­ся в узах, а суд все­го де­ла был бы по­ру­чен кле­вет­ни­кам и вра­гам, и чтобы са­ми ого­вор­щи­ки су­ди­ли то­го, на ко­го кле­ве­щут?» Им­пе­ра­то­ром свя­ти­тель был оправ­дан и по­слан на свою Алек­сан­дрий­скую ка­фед­ру.

     Ко­гда умер Кон­стан­тин Ве­ли­кий и пре­сто­лом за­вла­дел его вто­рой сын Кон­стан­ций, то весь двор им­пе­ра­тор­ский пе­ре­шел на сто­ро­ну ари­ан. Они ста­ли гнать хри­сти­ан пра­во­слав­ных, епи­ско­пов ссы­лать, ста­вить на пре­сто­лы нече­сти­вых лю­дей, ко­вар­ных, блуд­ни­ков, ере­ти­ков, ко­то­рые Иису­са Хри­ста не при­зна­ва­ли за Бо­га. И при­шлось свя­ти­те­лю Афа­на­сию бе­жать в Рим, где три го­да на­хо­дил­ся.

     По­том Гос­подь рас­су­дил все су­дом Сво­им: на­ка­зал Ария и ере­ти­ков, и нече­сти­вый царь по­гиб. По­сле него два го­да цар­ство­вал Юли­ан От­ступ­ник, за ним всту­пил Иови­ни­ан бла­го­че­сти­вый, по­том Ва­лент, ко­то­рый, хо­тя и мно­го зла тво­рил Церк­ви, но, ис­пу­гав­шись мя­те­жа алек­сан­дрий­цев, поз­во­лил свя­ти­те­лю Афа­на­сию вер­нуть­ся и без­бо­яз­нен­но управ­лять Алек­сан­дрий­ской Цер­ко­вью. И опи­сы­ва­ет­ся в жи­тии свя­ти­те­ля Афа­на­сия, что по­след­нее вре­мя сво­ей жиз­ни он жил в ми­ре и спо­кой­ствии, по­чил о Гос­по­де 2 мая 373 г. в воз­расте 76 лет.

     46 лет свя­ти­тель Афа­на­сий был епи­ско­пом го­ро­да Алек­сан­дрии и мно­го раз из­го­нял­ся с ка­фед­ры и воз­вра­щал­ся об­рат­но, по­то­му что ари­ане, на­зы­ва­ю­щие се­бя хри­сти­а­на­ми, ве­ру­ю­щими в Еван­ге­лие, ис­ка­ли, при­ду­мы­ва­ли ви­ну, чтобы осу­дить и пре­дать смер­ти свя­ти­те­ля. А Гос­подь, воз­ве­щая Еван­ге­лие, не про­по­ве­до­вал уби­вать вра­гов сво­их; эти же зло­деи при­твор­но при­ня­ли Кре­ще­ние, хри­сти­ан­ство и ве­ро­ва­ли без бла­го­че­стия.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/928/4590/group

30 января - день памяти преподобного Антония Великого

     Преподобный Антоний Великий по происхождению был Египтянином. Родился он в 251 году, в благородной, богатой семье, в селении Кома (близ Гелиополя).

     Родители Антония были христианами, и он рос и воспитывался на Заветах Христа. Раннее детство Антония прошло в родительском доме. Когда же он достиг отрочества, и его полагали отдать для обучения грамоте, он предпочел оставаться ближе к родителям, не желая ни покидать отчий дом, ни общаться со сверстниками.

     В общем он был послушным ребёнком, охотно посещал Божий храм вместе с матерью и отцом, внимательно слушая, что там читалось. Несмотря на завидный семейный бюджет, Антоний не был избалованным дитятей, не требовал изысканных яств и прочих излишеств, довольствовался тем, что давали, а давали, в педагогических целях, умеренно.

     Призвание Божие

     По смерти родителей Антоний остался за старшего. На его плечи легла забота о хозяйстве и малой сестре. К тому времени он был достаточно взрослым человеком (по свидетельству древних источников ему было от 18 до 20 лет).

     Через несколько месяцев после того, как он осиротел, с ним произошёл случай, круто повлиявший на его дальнейшую жизнь. В один из дней Антоний, по обычаю и влечению сердца, направился в храм. По пути предался раздумьям: вспоминались апостолы, оставившие всё и последовавшие за Христом, вспоминались те верующие, которые, продавая имущество, приносили врученные средства и смиренно полагали перед Господними учениками.

     Едва он вступил за порог Божьего храма, как услышал слова, прозвучавшие словно из уст Самого Искупителя. Это были слова из Евангелия, обращённые к богатому юноше, которые произнёс Иисус Христос (Мф.19:21) и которые легли в основу одного из важнейших монашеских обетов – нестяжания. Смысл этих возвышенных слов – кто хочет быть совершенным, должен продать, что имеет и последовать за Спасителем – Антоний воспринял так близко, как будто они были адресованы лично ему.

     Выйдя из храма, он незамедлительно продал всё, что унаследовал от почивших родителей (а это был немало: одной только плодородной земли – десятки гектаров), часть средств раздал местным жителям, чтобы не беспокоили ни сестру, ни его самого, часть оставил сестре, а часть раздал нищим.

     В очередной раз войдя в храм Господень (вскоре после случившегося), Антоний услышал другие слова из Евангелия, располагавшие опираться на Промысл (Мф.6:34) и вновь отнёс их к себе. Он тут же вернулся, раздал беднякам остатки имущества, вверил сестру попечению добродетельных дев, проживавших в обители, и, расположившись вблизи родного дома, предался уединению и молитвенным подвигам.

     Отшельничество

     Едва встав на путь строгой подвижнической жизни, преподобный Антоний не имел надлежащего духовного опыта и нуждался в советах мудрых людей. Ради этих советов время от времени он покидал место уединения и отправлялся на поиски тех, о ком слышал как о рачителях правды и добродетели. Получив от того или иного праведника мудрое наставление, он возвращался и продолжал упражняться в подвижничестве.

     Шаг за шагом обогащая свой опыт крупицами преподанной мудрости и внимательными наблюдениями за образом жизни Божьих угодников, он пополнял его и за счёт наблюдения за собой: внимал собственным помыслам, мыслям, желаниям.

     Вместе с тем преподобный Антоний занимался физическим трудом. Так он зарабатывал на пропитание, а от излишков жертвовал нуждавшимся.

     Жители окрестностей, видя добродетельность Антония, относились к нему с уважением и любовью.

     Постепенно Антоний приучил себя к более трудным подвигам. Нередко он проводил целые ночи в молитвенном бдении. Питался единожды в день после заката солнца, но бывало, что и один раз в два дня, и даже один раз в четверо суток. Пищей ему служил только хлеб с солью, а пил он лишь воду. Спал, как правило, прямо на голой земле, а укрывался рогожей.

     Решив усугубить подвиг уединения, святой Антоний удалился к гробницам. Затем, выбрав из нескольких одну, заточил себя в ней, завалив вход большим камнем. Предварительно он условился со знакомым, что тот будет приносить ему хлеб. Пребывая в гробнице святой испытал множество искушений, но при содействии свыше сумел преодолеть их и не только устоял на спасительном пути, а и окреп духом, возрос возрастом духовным.

     По некоторым подсчётам, преподобный Антоний подвизался в гробницах около 15 лет, затем, в 285 году, удалился на гору, располагавшуюся на востоке от Нила. Там он жил и трудился, прославляя Бога, на протяжении 20 лет.

     Когда он ещё только искал, где устроить жилище, обнаружил ограждённое, совершенно запущенное место. Люди давно там не жили; место было заполнено пресмыкающимися. Но как только это пустынное место сделалось местом жительства и подвигов преподобного, пресмыкающиеся удалились, словно их изгнала оттуда какая-то могучая сила.

     Антоний, заранее позаботившись о питании и имея с собой полугодовой запас хлеба (питался он до крайности скудно), укрылся внутри (воду для питья он добывал прямо там). В дальнейшем хлеб ему приносили два раза в год.

     Время от времени к нему приходили люди, искавшие встречи, но внутрь ограды не допускались. Иногда они проводили снаружи по нескольку дней. Если была на то воля Божья, Антоний беседовал с приходящими через небольшое оконце.

     Как-то раз очередные посетители, сами того не ожидая, услышали, что из-за ограды доносится странный шум, как если бы на внутренней территории находилась большая толпа: стуки, вопли, стенания. Среди этого странного гама улавливались и вполне отчетливые слова: кто-то настоятельно требовал от святого убраться прочь из пустыни и поскорей. Всмотревшись в стенное отверстие и не обнаружив за оградой никого постороннего, слышавшие уразумели, что стучащие и вопящие – демоны. Устрашившись, люди, естественно, стали кричать, звать святого Антония, а тот, подойдя к двери с внутренней стороны, посоветовал им положиться на Бога, не впадать в страх, и удалиться.

     Со временем к Антонию стало тянуться всё больше и больше людей. Многие стремились подражать его жизни, хотели поселиться подле него. Однажды, желая встретиться со святым богомольцем, люди взяли и выломали запертые двери. И тогда Антоний вышел к собравшимся. К тому времени он провёл в добровольном заточении (в крепости) около 20 лет.

     Многие из присутствовавших получили тогда исцеление, из кого-то были изгнаны бесы. Кроме того вдохновенною речью подвижник утешил страждущих, примирил находящихся в ссоре; кого-то убедил встать на иноческий путь. С этого времени в местных горах стали селиться желавшие встать на монашеский путь, стали появляться обители. Антоний, движимый волей Божьей, принял над ними духовное руководство. Монастыри в основном устраивались по подобию скитов.

     Около 308 года, при Максимиане, было развернуто очередное гонение на Церковь: потекла христианская кровь. Когда святых мучеников вели в Александрию, преподобный Антоний последовал за ними. Он готов был умереть за Христа, но не хотел провоцировать власти самостоятельно, вопреки Промыслу. В этот период он мужественно прислуживал исповедникам, содержимым в темницах, на рудниках. Влекомых в судилище он поддерживал словом, призывая к стойкости в вере и ревности.

     Судья, видя доблесть святого Антония и бывших с ним иноков, распорядился, чтобы они не появлялись в судилище, да и вовсе покинули город. Многие тогда посчитали за лучшее скрыться. Антоний же выстирал свои одежды и на другой день, словно бросая мучителям вызов, предстал перед игемоном во всём чистом. Но Богу была не угодна его скорая смерть.

     После мученической кончины епископа Петра Александрийского преподобный Антоний покинул Александрию и, уединившись, предался подвижничеству в своем монастыре.

     Между тем многие искали с ним встречи: кто-то для наставления, кто-то для исцеления, кто-то в силу иных причин. Видя, что люди идут и идут, он, ища покоя и не желая, чтобы о нём думали высоко, решил перебраться в Верхнюю Фиваиду, где его никто не знал и не ждал. Но когда он сидел на берегу в ожидании попутного корабля, Господь обратился к нему и сказал, что если он действительно ищет покоя, пусть идёт во внутреннюю пустыню.

     В связи с тем, что Антоний не знал дороги к назначенному месту, Господь повелел ему пристать к сарацинам, что тот и сделал. Через три дня пути Антоний увидел гору, окруженную равниной, на которой росло несколько пальм; под горой находился источник с прохладной и чистой водой. Место ему понравилось; он понял, что это то самое место, на которое указал голос свыше. Здесь Антоний остался, устроил себе келью, предался молитве, богомыслию и труду. Впоследствии эта гора стала известна под названием Внутренней или Антониевой.

     Сарацины, проходя по данному маршруту, доставляли Антонию хлеб. Со временем, дабы никого не обременять доставкой еды, Антоний возделал участок земли и посеял пшеницу. Но люди всё равно шли. Тогда он стал выращивать и овощи, чтобы приходящие, после трудного пути, могли подкрепить свои силы.

     Когда дикие звери стали докучать преподобному частыми повреждениями огорода, он, милосердно поймав одного, повелел ему именем Господа рассказать остальным, чтобы больше не приближались к посевам и грядкам и не наносили вреда. После этого случая звери, все как один, стали обходить огороды стороной.

     Когда Антоний состарился и ослабел плотью, благочестивые братия выпросили у него разрешения приносить ему раз в месяц овощей, елея и маслин. Согласно Житию преподобного, он отдавал приносящим (как бы расплачиваясь) корзины, которые изготавливал собственноручно.

    О приближении смерти Антоний узнал заблаговременно. Перед своей блаженной кончиной он посетил монахов, живших на «Внешней горе», предупредил их, что скоро оставит сей мир и дал им последнее напутствие. Те стали слёзно упрашивать его остаться и принять смерть в их обители. Но он отказался и вернулся на Внутреннюю гору.

     Через несколько месяцев он заболел, а перед самой кончиной призвал двух монахов, живших при нём (по причине глубокой старости) и прислуживавших, по-христиански простился с ними и завещал похоронить его тело в земле. В 355 или 356 году (день памяти: 17 января) преподобный Антоний мирно отошёл ко Господу.

     Информация взята с https://azbyka.ru/otechnik/Antonij_Velikij/

29 января - день поклонения честным веригам апостола Петра

     Се­го­дня, 29 ян­ва­ря (16 по ста­ро­му сти­лю), цер­ков­ный ка­лен­дарь пре­под­но­сит нам празд­ник с ин­те­рес­ным на­зва­ни­ем: «По­кло­не­ние честным ве­ри­гам свя­то­го и все­х­валь­но­го апо­сто­ла Пет­ра». (В дан­ном слу­чае вери­ги – это око­вы или це­пи.) В ос­но­ве празд­ни­ка – од­но из со­бы­тий апо­столь­ско­го вре­ме­ни, опи­сан­ное еван­ге­ли­стом Лу­кой в его же кни­ге Де­я­ний Апо­столь­ских.

     Из­вест­но, что про­по­ведь о Хри­сте Вос­крес­шем вос­при­ни­ма­лась па­ле­стин­ски­ми вла­стя­ми как ко­щун­ствен­ный «со­блазн» (греч. сканда­лон!), как дерз­кое дис­си­дент­ство, ко­то­ро­му не бы­ло ме­сто в сло­жив­шей­ся ре­ли­ги­оз­но-по­ли­ти­че­ской си­сте­ме. Его сле­до­ва­ло ло­ка­ли­зо­вать в Иеру­са­ли­ме и по­да­вить лю­бы­ми сред­ства­ми. По­это­му став­лен­ник Ри­ма царь Ирод Агрип­па каз­нил апо­сто­ла Иа­ко­ва (бра­та Иоан­на Бо­го­сло­ва), а апо­сто­ла Пет­ра «по­са­дил в тюрь­му, на­ме­ре­ва­ясь по­сле Пас­хи вы­ве­сти его к на­ро­ду» (это про­изо­шло око­ло 44 г. н. э.). В ночь пе­ред су­дом, ис­ход ко­то­ро­го был яв­но пред­ре­шен, «Петр спал меж­ду дву­мя во­и­на­ми, свя­зан­ный дву­мя це­пя­ми, и стра­жи у две­ри сте­рег­ли тюрь­му. И вот пред­стал ан­гел Гос­по­день, и свет вос­си­ял в тем­ни­це. Толк­нув Пет­ра в бок, он раз­бу­дил его, го­во­ря: „Встань ско­рее“. И це­пи спа­ли с его рук» (Деян.12:4-7). Петр одел­ся, и они чу­дес­ным об­ра­зом ми­но­ва­ли два ка­ра­у­ла и через же­лез­ные во­ро­та вы­шли на пу­стын­ную ули­цу. Ан­гел ис­чез, и лишь то­гда Петр осо­знал, что это не сон. Он на­шел убе­жи­ще в до­ме Иоан­на-Мар­ка, а за­тем был тай­но пе­ре­прав­лен на Сре­ди­зем­но­мор­ское по­бе­ре­жье.

Церковь Сан-Пьетро ин Винколи. Рим
Базилика Сан-Пьетро-ин-Винколи

     По пре­да­нию, хри­сти­ане смог­ли по­лу­чить эти це­пи (вери­ги) и хра­ни­ли их как дра­го­цен­ную ре­лик­вию. Одер­жи­мые раз­ны­ми бо­лез­ня­ми, при­хо­дя к ним с ве­рою, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ния. В V ве­ке они бы­ли пе­ре­не­се­ны в Рим, где ап. Петр му­че­ни­че­ски окон­чил свои дни, и по­ло­же­ны в церк­ви его име­ни на Эскви­лий­ском хол­ме (ба­зи­ли­ка Сан-Пьет­ро-ин-Вин­ко­ли – San Pietro in Vincoli, что зна­чит «Свя­той Пётр в ве­ри­гах»). Ка­кая-то часть ве­риг ока­за­лась в Кон­стан­ти­но­по­ле, и хра­ни­лась в церк­ви ап. Пет­ра близ со­бо­ра Свя­той Со­фии. Па­лом­ник Ан­то­ний Нов­го­род­ский в 1200 го­ду пи­сал, что здесь «ви­се­ло Пет­ро­вых ве­риг же­ле­зо, вко­ва­но в зо­ло­тую ико­ну. На празд­ник же Пет­ро­вых ве­риг (их) це­лу­ет пат­ри­арх и все лю­ди». По­сле за­хва­та Ца­рь­гра­да тур­ка­ми в 1453 го­ду след кон­стан­ти­но­поль­ских ве­риг те­ря­ет­ся, и рим­ские вери­ги ста­но­вят­ся об­щей для всех хри­сти­ан свя­ты­ней.

     Од­на­жды, в 60-е или 70-е го­ды ми­нув­ше­го сто­ле­тия, эти вери­ги вы­зва­ли в од­ном па­лом­ни­ке до­се­ле неви­дан­ную ре­ак­цию (знаю об этом от од­но­го из сво­их учи­те­лей по то­гда еще Ле­нин­град­ской Ду­хов­ной ака­де­мии). В Рим при­е­ха­ли пра­во­слав­ные свя­щен­но­слу­жи­те­ли из Юго­сла­вии. По­се­щая мно­го­чис­лен­ные свя­ты­ни Веч­но­го го­ро­да, они при­шли по­кло­нить­ся и ве­ри­гам. Все ко­ле­но­пре­кло­нен­но при­кла­ды­ва­лись к свя­тыне, и лишь один епи­скоп из Чер­но­го­рии сто­ял в сто­роне с гор­до под­ня­той го­ло­вой. (В скоб­ках на­пом­ню, что в пе­ри­од ок­ку­па­ции Во­сточ­ной Ев­ро­пы Осман­ской им­пе­ри­ей (XIV–XIX вв.) лишь Чер­но­гор­ское кня­же­ство бы­ло опло­том неза­ви­си­мо­сти сла­вян­ских на­ро­дов на Бал­кан­ском по­лу­ост­ро­ве. Это­му спо­соб­ство­ва­ло его стра­те­ги­че­ски вы­год­ное ме­сто­по­ло­же­ние внут­ри Ди­нар­ской гор­ной си­сте­мы и по­сто­ян­ный при­ток пе­ре­се­лен­цев из ок­ку­пи­ро­ван­ных тур­ка­ми об­ла­стей. При этом чер­но­гор­ские епи­ско­пы ча­сто ста­но­ви­лись и ли­де­ра­ми осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния.)

     Воз­ник­ло удив­лен­ное за­ме­ша­тель­ство. Со­про­вож­дав­ший де­ле­га­цию пе­ре­вод­чик по­ду­мал, что пра­во­слав­ный ар­хи­ерей, быть мо­жет, че­го-то не по­нял, и де­ли­кат­но на­пом­нил ему: «Вла­ды­ко, ведь это же вери­ги са­мо­го апо­сто­ла Пет­ра...». – «Я знаю; но мы, чер­но­гор­цы, це­пям не кла­ня­ем­ся!» – по­сле­до­вал ла­ко­нич­ный от­вет.

     Воз­ра­зить на это бы­ло нече­го да и неза­чем. У каж­до­го на­ро­да мо­гут быть свои, вы­стра­дан­ные ис­то­ри­ей, боле­вые точ­ки, с ко­то­ры­ми обя­за­на счи­тать­ся да­же об­ще­хри­сти­ан­ская тра­ди­ция бла­го­че­стия.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/p-mozhno-li-klanjatsja-cepjam

28 января - неделя о мытаре и фарисее

  Одна из главных, единственных в своем роде особенностей Евангелия, - это те короткие рассказы-притчи, которыми пользуется Христос в своем учении, в своем общении с народом.

     Поразительно же в этих притчах, что сказанные почти две тысячи лет тому назад, в совершенно отличных от наших условиях, в другой цивилизации, на абсолютно другом языке, они остаются актуальными, бьют сегодня в ту же цель. А это значит - в наше сердце.

   Ведь вот, устарели, забыты, канули в небытие книги и слова, созданные совсем недавно, вчера, позавчера. Они уже ничего не говорят нам, они мертвы. А эти, такие простые с виду, бесхитростные рассказы живут полной жизнью.

     Мы слушаем их - и как будто что-то происходит с нами, как будто кто-то заглянул в самую глубину нашей жизни и сказал что-то — только к нам, ко мне относящееся.

     В этой притче - о мытаре и фарисее - рассказывается о двух людях. Мытарь - это славянское слово для обозначения сборщика налогов, профессии, окруженной в древнем мире всеобщим презрением. Фарисей - это название правящей партии, верхушки тогдашнего общества и государства.

     На нашем теперешнем языке мы сказали бы, что притча о мытаре и фарисее - это символический рассказ о важном представителе ведущего слоя, с одной стороны, о мелком и малопочтенном «аппаратчике», - с другой.

     Христос говорит: «Два человека вошли в храм помолиться, один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи или этот мытарь. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть всего, что приобретаю». Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаза на небо, но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Милостив буди мне грешному!». Говорю вам, — заканчивает Христос эту притчу, — что мытарь пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».

     Всего три строчки в Евангелии, а сказано в них нечто вечное, такое, что действительно относится ко всем временам и ситуациям.

     Но возьмем только наше время, возьмем самих себя. Если что-нибудь лежит в основе нашей государственной, общественной, да, наконец, и частной жизни, так это - не правда ли? - вот это самое безостановочное самопревозношение, самоутверждение, или, говоря более древним, но опять-таки вечным языком - гордыня.

     Вслушайтесь в пульс нашей эпохи. Неужели не поразимся мы этой чудовищной саморекламе, хвастовству, бесстыдству самовосхваления, которые так вошли в нашу жизнь, что мы уже почти не замечаем их.

Всякая критика, пересмотр, переоценка, всякое проявление смирения - не стали ли они уже не только недостатком, пороком, а, хуже того, - общественным и даже государственным преступлением. Оказывается, любить родину - это все время бесстыдно восхвалять ее, унижая чужие родины. Оказывается, быть лояльным - это провозглашать все время безгрешность власти.

     Оказывается, быть человеком - это унижать, топтать других людей, это возвышать себя путем их унижения. Проанализируйте свою жизнь, жизнь своего общества, самые основы его устройства, и вы должны будете признать, что это именно так.

     Тот мир, в котором мы живем, так пронизан оглушительным и грубым бахвальством, что уже сам этого больше не замечает, оно уже стало его природой. Да так и сказал один из самых больших и тонких поэтов нашего времени - Пастернак - в знаменитой своей строчке: «…все тонет в фарисействе».

     Самое страшное, конечно, в том, что фарисейство признается добродетелью. Нас так долго, так упорно глушили славой, достижениями, взлетами и полетами, нас так долго держали в атмосфере этого призрачного псевдовеличия, что все это в действительности нам стало казаться хорошим и благим, что в душе целых поколений возник образ мира, в котором только сила, только гордость, только бесстыдное самовосхваление оказываются нормой.

     Пора ужаснуться этому, вспомнить слова Евангелия: «всякий, возвышающий себя, унижен будет». Сейчас тех немногих, кто исподволь, шепотом говорят об этом, напоминают об этом, - влекут в суды или заключают в психиатрические лечебницы. И на них науськивают других: смотрите на этих изменников и предателей! Они против величия и силы своей родины! Против ее достижений! Они сомневаются в том, что самая лучшая, самая сильная, самая свободная, самая счастливая страна… и так дальше. И благодарите, что вы не такие, как эти несчастные отщепенцы.

     Но поймем, что этот бой, этот спор, ведомый сейчас ничтожным меньшинством, это бой и спор о самих духовных источниках жизни. Ибо фарисейская гордыня — это не только слова. Она рано или поздно оборачивается ненавистью к тем, кто не согласен признать моего величия, моего совершенства. Она оборачивается преследованием и террором. Она ведет к смерти.

     Притча Христа ножом врезается в самую страшную опухоль современного мира, в опухоль фарисейской гордыни. Ибо, пока эта опухоль будет расти, в мире будут царить ненависть, страх и кровь.

     И так оно и есть сейчас. Только вернувшись к этой забытой, презираемой, отбрасываемой силе - к смирению, - можно очистить мир. Ибо смирение - это признание другого, это-уважение к другому и это уменье мужественно признать себя несовершенным, раскаяться, и тем самым встать на путь исправления. От бахвальства, лжи и тьмы фарисейства - к свету и целостности подлинной человечности: к правде, к смирению и к любви. Вот призыв этой притчи Христовой, вот зов, первый зов великопостной весны…

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/o-mytare-i-farisee-pervyj-zov-velikopostnoj-vesny/

27 января - день памяти равноапостольной Нины, просветительницы Грузии

     Свя­тая Ни­на бы­ла пле­мян­ни­цей Иеру­са­лим­ско­го пат­ри­ар­ха Юве­на­лия. Она с юно­сти всем серд­цем воз­лю­би­ла Бо­га и глу­бо­ко со­жа­ле­ла о лю­дях, не ве­ру­ю­щих в Него. По­сле то­го, как отец ее За­ву­лон ушел в пу­стын­ни­ки, а мать по­сту­пи­ла в диа­ко­нис­сы, свя­тая Ни­на бы­ла от­да­на на вос­пи­та­ние од­ной бла­го­че­сти­вой ста­ри­це. Ча­стые рас­ска­зы этой ста­ри­цы об Иве­рии (ны­неш­ней Гру­зии), то­гда еще язы­че­ской стране, воз­бу­ди­ли в Нине силь­ное же­ла­ние по­се­тить эту стра­ну и про­све­тить ее жи­те­лей све­том Еван­ге­лия.

     Же­ла­ние это еще бо­лее уси­ли­лось, ко­гда она од­на­жды уви­де­ла в ви­де­нии Ма­терь Бо­жию, вру­ча­ю­щую ей крест из ви­но­град­ных лоз. И же­ла­ние ее сбы­лось, ко­гда ей при­шлось бе­жать в Иве­рию, спа­са­ясь от го­не­ния, воз­двиг­ну­то­го им­пе­ра­то­ром Дио­кли­ти­а­ном (284–305 гг.).

     В Иве­рии свя­тая Ни­на по­се­ли­лась у од­ной жен­щи­ны в цар­ских ви­но­град­ни­ках и очень ско­ро сде­ла­лась из­вест­ной в окрест­но­стях, по­то­му что ока­зы­ва­ла по­мощь мно­гим страж­ду­щим. Узнав о си­ле ее мо­литв, боль­ные ста­ли во мно­же­стве при­хо­дить к ней. При­зы­вая имя Хри­сто­во, свя­тая Ни­на ис­це­ля­ла их и рас­ска­зы­ва­ла им о Бо­ге, со­тво­рив­шем небо и зем­лю, и о Хри­сте Спа­си­те­ле.

     Про­по­ведь о Хри­сте, чу­де­са, ко­то­рые со­вер­ша­ла свя­тая Ни­на, и ее доб­ро­де­тель­ная жизнь бла­го­твор­но дей­ство­ва­ли на жи­те­лей Иве­рии, и мно­гие из них уве­ро­ва­ли в ис­тин­но­го Бо­га и при­ня­ли Кре­ще­ние. Она об­ра­ти­ла ко Хри­сту в Гру­зии и са­мо­го ца­ря Ма­ри­а­на (Ме­роя), быв­ше­го до это­го языч­ни­ком. То­гда бы­ли вы­зва­ны из Кон­стан­ти­но­по­ля епи­скоп и свя­щен­ни­ки и по­стро­ен пер­вый в Иве­рии храм во имя св. апо­сто­лов. По­сте­пен­но по­чти вся Иве­рия при­ня­ла хри­сти­ан­ство.

     Свя­тая Ни­на, не лю­бив­шая по­че­стей и сла­вы, уда­ли­лась на од­ну го­ру там в уеди­не­нии бла­го­да­ри­ла Гос­по­да за об­ра­ще­ние в хри­сти­ан­ство идо­ло­по­клон­ни­ков. Через несколь­ко лет она оста­ви­ла свое уеди­не­ние и от­пра­ви­лась в Ка­хе­тию, где об­ра­ти­ла в хри­сти­ан­ство ца­ри­цу Со­фию. По­сле трид­ца­ти­пя­ти­лет­них по­дви­гов свя­тая Ни­на мир­но скон­ча­лась 14 ян­ва­ря 335 го­да. На ме­сте ее кон­чи­ны царь Ма­ри­ан воз­двиг храм во имя ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, даль­не­го род­ствен­ни­ка свя­той Ни­ны.

     С па­мя­тью свя­той Ни­ны свя­за­но на­хож­де­ние хи­то­на Хри­сто­ва. При рас­пя­тии Спа­си­те­ля этот хи­тон до­стал­ся по жре­бию од­но­му рим­ско­му во­и­ну и по­сле раз­ных со­бы­тий по­пал в Гру­зию.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-nina-prosvetitelnica-gruzii

26 января - день памяти Преподобных отцов, в Синае и Раифе избиенных

     Преподобные отцы, в Синае и Раифе избиенные, подвизались в обителях и пещерах горы Синайской, где были даны Богом через Моисея десять заповедей, и близкой к ней пустыни Раифы (на берегу Красного моря) и пострадали от сарацин и влеммиан, кочевых арабских племен.

     Первое избиение произошло около 312 года. Оно было описано Аммонием, египетским иноком, очевидцем гибели 40 святых отцов Синайских. В это же время арабы избили 39 отцов в Раифе.

    Вторичное избиение совершено через сто лет и описано также очевидцем, чудом избежавшим гибели, преподобным Нилом Постником (память 12 ноября).

     Синайские и раифские подвижники проводили особо строгую жизнь – всю неделю они пребывали в келиях в молчании, в субботу собирались на всенощное бдение и в воскресенье причащались Святых Таин. Питались только финиками и водой. Многие из пустынников прославились даром чудотворения – старцы Моисей, Иосиф и другие.

     По именам в службе преподобным отцам упоминаются Исаия, Савва, Моисей, ученик его Моисей, Иеремия, Павел, Адам, Сергий, Домн, Прокл, Ипатий, Исаак, Макарий, Марк, Вениамин, Евсевий и Илья.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/pravoslavnyj-kalendar/svyat1/jan14-sinai.html

25 января - день памяти мученицы Татианы Римской, девы, диаконисы

     Свя­тая Та­ти­а­на бы­ла до­че­рью бо­га­то­го рим­ля­ни­на и бы­ла вос­пи­та­на им в хри­сти­ан­ской ве­ре. Ко­гда Та­ти­а­на до­стиг­ла со­вер­шен­но­ле­тия, она ста­ла рав­но­душ­на к бо­гат­ству и иным бла­гам и воз­лю­би­ла всем серд­цем ду­хов­ный об­раз жиз­ни. Она на­все­гда от­ка­за­лась от су­пру­же­ской жиз­ни и за доб­ро­де­тель­ную жизнь бы­ла на­зна­че­на диа­ко­нис­сой Рим­ской церк­ви. В этой долж­но­сти она с усер­ди­ем уха­жи­ва­ла за боль­ны­ми, по­се­ща­ла тем­ни­цы, по­мо­га­ла неиму­щим, ста­ра­ясь по­сто­ян­но уго­дить Бо­гу мо­лит­ва­ми и доб­ры­ми де­ла­ми.

     При им­пе­ра­то­ре Алек­сан­дре Се­ве­ре (222–235 гг.) свя­тая Та­ти­а­на за ис­по­ве­да­ние Иису­са Хри­ста при­ня­ла му­че­ни­че­ское стра­да­ние от рим­ско­го гра­до­пра­ви­те­ля Уль­пи­а­на (око­ло 225 г.) Со­глас­но древ­не­му рас­ска­зу, свя­тую Та­ти­а­ну по­сле раз­ных ис­тя­за­ний бро­си­ли на аре­ну цир­ка (Ко­ли­зея), чтобы сви­ре­пый лев рас­тер­зал ее для за­ба­вы зри­те­лей. Но вме­сто это­го лев стал крот­ко лас­кать­ся к ней. То­гда свя­тую Та­ти­а­ну усек­ли ме­чом. Во­семь слуг гра­до­пра­ви­те­ля, му­чив­ших свя­тую, уве­ро­ва­ли в Иису­са Хри­ста, ви­дя над ней си­лу Бо­жию, – и они то­же бы­ли по­сле мук усе­че­ны ме­чом.

      Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-tatiana-rimskaja

24 января - день памяти преподобного Феодосия Великого, общих житий начальника

     Ро­дом из Кап­па­до­кии. Вос­пи­тан ро­ди­те­ля­ми в глу­бо­ком бла­го­че­стии. Стре­мясь к от­шель­ни­че­ской жиз­ни, по­се­лил­ся в Па­ле­стине в пу­стын­ной пе­ще­ре, в ко­то­рой, по пре­да­нию, но­че­ва­ли три волх­ва, при­шед­шие по­кло­нить­ся ро­див­ше­му­ся Спа­си­те­лю ми­ра. В ней он про­жил 30 лет в ве­ли­ком воз­дер­жа­нии и непре­стан­ной мо­лит­ве.

     К по­движ­ни­ку по­сте­пен­но на­ча­ли сте­кать­ся же­лав­шие жить под его ру­ко­вод­ством. Ко­гда цер­ковь уже не вме­ща­ла со­брав­ших­ся ино­ков, свя­ти­тель по­сле мо­лит­вы, взяв ка­ди­ло с хо­лод­ны­ми уг­ля­ми, по­шел по пу­стыне. На од­ном ме­сте уг­ли вне­зап­но раз­го­ре­лись и вос­ку­рил­ся фими­ам. Тут пре­по­доб­ный и ос­но­вал пер­вый об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь, или Лав­ру. В мо­на­сты­ре св. Фе­о­до­сий устро­ил стран­но­при­им­ные до­ма, от­дель­ные боль­ни­цы для ино­ков и ми­рян, убе­жи­ща для пре­ста­ре­лых. По его мо­лит­ве мно­го раз яв­ля­лось чу­до умно­же­ния хле­бов, необ­хо­ди­мых для пи­та­ния со­брав­ших­ся к оби­те­ли ни­щих.

     Ко­гда воз­ник­ла ересь Ев­ти­хия, пра­во­слав­ные бы­ли го­ни­мы от им­пе­ра­то­ра Ана­ста­сия (491–518). Пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий сна­ча­ла на­пи­сал по­сла­ние им­пе­ра­то­ру, за­тем по­шел в Иеру­са­лим и в Ве­ли­кой церк­ви воз­гла­сил во все­услы­ша­ние: «Кто не по­чи­та­ет че­ты­ре Все­лен­ских Со­бо­ра, да бу­дет ана­фе­ма». За этот по­сту­пок его со­дер­жа­ли в за­то­че­нии. Еще при жиз­ни спо­до­бил­ся да­ра ис­це­ле­ния и дру­гих чу­дес. Мир­но скон­чал­ся в воз­расте 105 лет (529 г.).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-feodosij-velikij-kinoviarh

23 января - день памяти святителя Григория Нисского, епископа

     Свя­ти­тель Гри­го­рий, епи­скоп Нис­ский, был млад­шим бра­том свя­ти­те­ля Ва­си­лия Ве­ли­ко­го (па­мять 1 ян­ва­ря). Рож­де­ние и вос­пи­та­ние его сов­па­ло с са­мым раз­га­ром ари­ан­ских спо­ров. По­лу­чив пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние, он был од­но вре­мя на­став­ни­ком крас­но­ре­чия. В 372 го­ду был ру­ко­по­ло­жен свя­тым Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким во епи­ско­па го­ро­да Нис­сы в Кап­па­до­кии.

     Свя­той Гри­го­рий был твер­дым рев­ни­те­лем пра­во­сла­вия и вме­сте со сво­им бра­том Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким бо­рол­ся про­тив ари­ан­ской ере­си, пре­тер­пе­вая го­не­ния со сто­ро­ны ари­ан, ко­то­ры­ми в 376 го­ду был лож­но об­ви­нен в непра­виль­ном упо­треб­ле­нии цер­ков­но­го иму­ще­ства, ли­шен ка­фед­ры и со­слан в Ан­ки­ру. На сле­ду­ю­щий год свя­той Гри­го­рий был вновь за­оч­но низ­ло­жен со­бо­ром ари­ан­ству­ю­щих епи­ско­пов, но про­дол­жал укреп­лять свою паст­ву в пра­во­сла­вии, пе­ре­хо­дя с ме­ста на ме­сто. По­сле смер­ти ца­ря Ва­лен­та (378) был воз­вра­щен на свою ка­фед­ру и с ра­до­стью при­нят сво­ей паст­вой. В 379 го­ду скон­чал­ся брат его, свя­той Ва­си­лий Ве­ли­кий. Свя­той Гри­го­рий тя­же­ло пе­ре­жи­вал по­те­рю сво­е­го на­став­ни­ка. Он на­пи­сал ему над­гроб­ное сло­во и за­кон­чил со­став­лен­ное свя­ти­те­лем Ва­си­ли­ем опи­са­ние ше­сти дней тво­ре­ния, так на­зы­ва­е­мый «Ше­стод­нев». В том же го­ду свя­той Гри­го­рий участ­во­вал в Ан­тио­хий­ском Со­бо­ре про­тив ере­ти­ков, не чтив­ших непо­роч­но­го дев­ства Бо­жи­ей Ма­те­ри, и дру­гих, по­кло­няв­ших­ся Бо­го­ма­те­ри как Бо­же­ству. Он был из­бран Со­бо­ром для обо­зре­ния церк­вей в Ара­вии и Па­ле­стине и утвер­жде­ния пра­во­слав­но­го уче­ния о Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. На об­рат­ном пу­ти свя­той Гри­го­рий по­се­тил Иеру­са­лим и по­кло­нил­ся свя­тым ме­стам.

     В 381 го­ду свя­той Гри­го­рий был од­ним из глав­ных де­я­те­лей II Все­лен­ско­го Со­бо­ра, со­зван­но­го в Кон­стан­ти­но­по­ле про­тив ере­си Ма­ке­до­ния, непра­виль­но учив­ше­го о сущ­но­сти Свя­то­го Ду­ха, На этом Со­бо­ре по ини­ци­а­ти­ве свя­то­го Гри­го­рия был до­пол­нен Ни­кей­ский Сим­вол ве­ры.

Вме­сте с дру­ги­ми епи­ско­па­ми свя­той Гри­го­рий утвер­дил в сане Кон­стан­ти­но­поль­ско­го ар­хи­пас­ты­ря свя­то­го Гри­го­рия Бо­го­сло­ва.

     В 383 го­ду свя­той Гри­го­рий Нис­ский был участ­ни­ком Со­бо­ра в Кон­стан­ти­но­по­ле, где про­из­нес сло­во о Бо­же­стве Сы­на и Свя­то­го Ду­ха. В 386 го­ду он сно­ва был в Кон­стан­ти­но­по­ле, и ему бы­ло по­ру­че­но про­из­не­сти над­гроб­ное сло­во по­чив­шей ца­ри­це Пла­кил­ле. В 394 го­ду свя­той Гри­го­рий вновь при­сут­ству­ет в Кон­стан­ти­но­по­ле на По­мест­ном Со­бо­ре, со­зван­ном для ре­ше­ния цер­ков­ных дел в Ара­вии.

     Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский был пла­мен­ный за­щит­ник пра­во­слав­ных дог­ма­тов и рев­ност­ный учи­тель сво­ей паст­вы, а так­же ми­ло­сти­вый и со­стра­да­тель­ный отец сво­их па­со­мых, за­ступ­ник их пе­ред су­дья­ми; от­ли­чал­ся ве­ли­ко­ду­ши­ем, тер­пе­ни­ем и ми­ро­лю­би­ем.

     До­жив до глу­бо­кой ста­ро­сти, свя­той Гри­го­рий Нис­ский мир­но скон­чал­ся вско­ре по­сле Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Со­бо­ра. Вме­сте со сво­и­ми ве­ли­ки­ми совре­мен­ни­ка­ми, свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким и Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом, свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский имел зна­чи­тель­ное вли­я­ние на цер­ков­ную жизнь сво­е­го вре­ме­ни. Его сест­ра, свя­тая Мак­ри­на, пи­са­ла ему: «Ты из­ве­стен и го­ро­дам, и на­род­ным со­бра­ни­ям, и це­лым об­ла­стям: Церк­ви по­сы­ла­ют и зо­вут те­бя на по­мощь». Свя­ти­тель Гри­го­рий во­шел в ис­то­рию как один из са­мых вид­ных бо­го­сло­вов и де­я­те­лей хри­сти­ан­ской мыс­ли IV ве­ка. Об­ла­дая глу­бо­ким фило­соф­ским да­ром, он по­ни­мал фило­со­фию толь­ко как сред­ство для бо­лее глу­бо­ко­го про­ник­но­ве­ния в под­лин­ный смысл Бо­же­ствен­но­го от­кро­ве­ния.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-grigorij-nisskij

22 января - день памяти святого Филиппа, митрополита Московского и всея России, чудотворца

     Свя­той Филипп (в ми­ру Фе­о­дор) про­ис­хо­дил из знат­но­го ро­да бо­яр Ко­лы­че­вых. Фе­о­дор был пер­ве­нец бо­яри­на и его бо­го­бо­яз­нен­ной су­пру­ги Вар­ва­ры. С ран­них лет Фе­о­дор, по вы­ра­же­нию жиз­не­опи­са­те­ля, с сер­деч­ной лю­бо­вью при­ле­пил­ся к бо­го­дух­но­вен­ным кни­гам, от­ли­чал­ся кро­то­стью и сте­пен­но­стью и чуж­дал­ся за­бав. По вы­со­ко­му сво­е­му про­ис­хож­де­нию он ча­сто бы­вал в цар­ском двор­це. Его кро­тость и бла­го­че­стие оста­ви­ли силь­ное впе­чат­ле­ние в ду­ше его сверст­ни­ка, ца­ря Иоан­на.

     По при­ме­ру сво­е­го от­ца Фе­о­дор на­чал во­ен­ную служ­бу, и его ожи­да­ло бле­стя­щее бу­ду­щее, но серд­це его не ле­жа­ло к бла­гам ми­ра. Про­тив обы­чая вре­ме­ни он мед­лил же­нить­ся до 30-лет­не­го воз­рас­та. Один раз в церк­ви, в вос­крес­ный день, силь­но по­дей­ство­ва­ли на него сло­ва Спа­си­те­ля: «Ни­кто не мо­жет слу­жить двум гос­по­дам, ибо или од­но­го бу­дет нена­ви­деть, а дру­го­го лю­бить, или од­но­му станет усерд­ство­вать, а о дру­гом нера­деть» (Мф.4:24). Услы­шав в них свое при­зва­ние к ино­че­ству, он тай­но от всех, в одеж­де про­сто­лю­ди­на, оста­вил Моск­ву и на­пра­вил­ся в Со­ло­вец­кую оби­тель. Здесь в те­че­нии де­вя­ти лет он без­ро­пот­но нес тяж­кие тру­ды по­слуш­ни­ка, ра­бо­тал, как про­стой се­ля­нин, то на ого­ро­де, то в куз­ни­це и пе­карне. На­ко­нец, по об­ще­му же­ла­нию бра­тии, был по­став­лен в пре­сви­те­ра и игу­ме­на.

     В этом сане он рев­ност­но за­бо­тил­ся о бла­го­со­сто­я­нии оби­те­ли в ма­те­ри­аль­ном, а боль­ше – в нрав­ствен­ном от­но­ше­нии. Он со­еди­нил озе­ра ка­на­ла­ми и осу­шил бо­лот­ные ме­ста для се­но­ко­сов, про­вел до­ро­ги в ме­стах преж­де непро­хо­ди­мых, за­вел скот­ный двор, улуч­шил со­ля­ные вар­ни­цы, воз­двиг два ве­ли­че­ствен­ных со­бо­ра – Успен­ский и Пре­об­ра­жен­ский, и дру­гие хра­мы, устро­ил боль­ни­цу, учре­дил ски­ты и пу­сты­ни для же­ла­ю­щих без­мол­вия и сам по вре­ме­нам уда­лял­ся в од­но уеди­нен­ное ме­сто, из­вест­ное в до­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя под име­нем Филип­по­вой пу­сты­ни. Он на­пи­сал для бра­тии но­вый устав, в ко­то­ром на­чер­тал об­раз тру­до­лю­би­вой жиз­ни, за­пре­ща­ю­щий празд­ность.

     Игу­ме­на Филип­па вы­зва­ли в Моск­ву для ду­хов­но­го со­ве­та, где при пер­вом же сви­да­нии с ца­рем он узнал, что для него на­зна­че­на ка­фед­ра мит­ро­по­ли­та. Со сле­за­ми он умо­лял Иоан­на: «Не раз­лу­чай ме­ня с мо­ей пу­сты­ней; не вру­чай ма­лой ла­дье бре­ме­ни ве­ли­ко­го». Иоанн был непре­кло­нен и по­ру­чил ар­хи­ере­ям и бо­ярам убе­дить Филип­па к при­ня­тию мит­ро­по­лии. Филипп со­гла­сил­ся, но тре­бо­вал уни­что­же­ния оприч­ни­ны. Ар­хи­ереи и бо­яре уго­ва­ри­ва­ли Филип­па не на­ста­и­вать уси­лен­но на этом тре­бо­ва­нии из ува­же­ния к са­мо­дер­жа­вию ца­ря и сми­рен­но при­нять сан. Филипп усту­пил во­ле ца­ря, ви­дя в ней Бо­жие из­бра­ние.

     В пер­вое вре­мя свя­ти­тель­ства Филип­па (1567–1568 гг.) утих­ли ужа­сы оприч­ни­ны, но так бы­ло недол­го. Опять на­ча­лись гра­бе­жи и убий­ства мир­ных граж­дан. Филипп несколь­ко раз в уеди­нен­ных бе­се­дах с ца­рем ста­рал­ся вра­зу­мить его, но ви­дя, что убеж­де­ния не по­мо­га­ют, ре­шил­ся дей­ство­вать от­кры­то.

     21 мар­та (1568 г.), в Кре­сто­по­клон­ную Неде­лю, пе­ред на­ча­лом ли­тур­гии мит­ро­по­лит сто­ял на воз­вы­ше­нии по­сре­ди хра­ма. Вдруг в цер­ковь вхо­дит Иоанн с тол­пой оприч­ни­ков. Все они и сам царь бы­ли в вы­со­ких чер­ных шлы­ках, в чер­ных ря­сах, из-под ко­то­рых бле­сте­ли но­жи и кин­жа­лы. Иоанн по­до­шел к свя­ти­те­лю со сто­ро­ны и три ра­за на­кло­нял свою го­ло­ву для бла­го­сло­ве­ния. Мит­ро­по­лит сто­ял непо­движ­но, устре­мив свой взор на ико­ну Спа­си­те­ля. На­ко­нец бо­яре ска­за­ли: «Вла­ды­ка свя­тый! Царь тре­бу­ет тво­е­го бла­го­сло­ве­ния». Свя­ти­тель обер­нул­ся к Иоан­ну, как бы не узна­вая его, и ска­зал: «В этой одеж­де стран­ной я не узнаю ца­ря пра­во­слав­но­го, не узнаю его и в де­лах цар­ства. Бла­го­че­сти­вый, ко­му по­рев­но­вал ты, ис­ка­зив та­ким об­ра­зом твое бла­го­ле­пие? С тех пор, как све­тит солн­це на небе, не слы­ха­но, чтобы бла­го­че­сти­вые ца­ри воз­му­ща­ли соб­ствен­ную дер­жа­ву... У та­тар и языч­ни­ков есть за­кон и прав­да, а у нас их нет. Мы, го­су­дарь, Бо­гу при­но­сим бес­кров­ную жерт­ву, а за ал­та­рем льет­ся невин­ная кровь хри­сти­ан. Не скорб­лю о тех, ко­то­рые, про­ли­вая свою невин­ную кровь, спо­доб­ля­ют­ся до­ли свя­тых му­че­ни­ков; о тво­ей бед­ной ду­ше стра­даю. Хо­тя и об­ра­зом Бо­жи­им по­чтен ты, од­на­ко ж, смерт­ный че­ло­век, и Гос­подь взы­щет все от ру­ки тво­ей».

     Иоанн ки­пел гне­вом, шеп­тал угро­зы, сту­чал жез­лом о пли­ты по­мо­ста. На­ко­нец вос­клик­нул: «Филипп! Или на­шей дер­жа­ве ты сме­ешь про­ти­вить­ся? По­смот­рим, уви­дим, ве­ли­ка ли твоя кре­пость». – «Царь бла­гий, – от­ве­тил свя­ти­тель, – на­прас­но ты ме­ня устра­ша­ешь. Я при­ше­лец на зем­ле, под­ви­за­ясь за ис­ти­ну, и ни­ка­кие стра­да­ния не за­ста­вят ме­ня умолк­нуть». Страш­но раз­дра­жен­ный, Иоанн вы­шел из церк­ви, но за­та­ил зло­бу до вре­ме­ни.

     28 июля, в празд­ник Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой Оди­гит­рия, свя­ти­тель Филипп слу­жил в Но­во­де­ви­чьем мо­на­сты­ре и со­вер­шал крест­ный ход во­круг стен мо­на­сты­ря. Там был и царь, окру­жен­ный оприч­ни­ка­ми. Во вре­мя чте­ния Еван­ге­лия свя­ти­тель за­ме­тил оприч­ни­ка, сто­яв­ше­го по­за­ди ца­ря в та­тар­ской шап­ке, и ука­зал на него Иоан­ну. Но ви­нов­ный по­спе­шил снять и спря­тать шап­ку. То­гда оприч­ни­ки об­ви­ни­ли мит­ро­по­ли­та в том, буд­то он ска­зал неправ­ду с це­лью уни­зить ца­ря пе­ред на­ро­дом. То­гда Иоанн ве­лел су­дить Филип­па. На­шлись кле­вет­ни­ки с лож­ны­ми об­ви­не­ни­я­ми про­тив свя­ти­те­ля, ко­то­ро­му не да­ли воз­мож­но­сти изоб­ли­чить их, и он был осуж­ден на ли­ше­ние ка­фед­ры.

     8 но­яб­ря, в празд­ник Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, свя­ти­тель в по­след­ний раз слу­жил в Успен­ском со­бо­ре; и он так же, как и в день об­ли­че­ния ца­ря Иоан­на Гроз­но­го, сто­ял на ка­фед­ре. Вдруг от­во­ри­лись цер­ков­ные две­ри, во­шел бо­ярин Бас­ма­нов в со­про­вож­де­нии тол­пы оприч­ни­ков и ве­лел про­честь бу­ма­гу, в ко­то­рой изум­лен­но­му на­ро­ду объ­яв­ля­ли, что мит­ро­по­лит ли­ша­ет­ся са­на. Тот­час же оприч­ни­ки со­рва­ли со свя­ти­те­ля об­ла­че­ние и, одев в обо­рван­ную мо­на­ше­скую ря­су, вы­ве­ли его вон из хра­ма, по­са­ди­ли на дров­ни и с ру­га­тель­ства­ми по­вез­ли в один из мос­ков­ских мо­на­сты­рей. Го­во­ри­ли, что царь хо­тел бы­ло сжечь ис­по­вед­ни­ка Хри­сто­ва на ко­ст­ре, и толь­ко по прось­бе ду­хо­вен­ства опре­де­ли­ли ему по­жиз­нен­ное за­то­че­ние. В то же вре­мя он каз­нил мно­гих род­ствен­ни­ков Филип­па. Го­ло­ву од­но­го из них, осо­бен­но лю­би­мо­го Филип­пом пле­мян­ни­ка Ива­на Бо­ри­со­ви­ча Ко­лы­че­ва, Гроз­ный по­слал свя­ти­те­лю. С бла­го­го­ве­ни­ем при­нял ее свя­ти­тель Филипп, по­ло­жил и, зем­но по­кло­нив­шись, по­це­ло­вал и ска­зал: «Бла­жен его же из­брал и при­ял еси Гос­по­ди», – и воз­вра­тил по­слав­ше­му. На­род с утра до ве­че­ра тол­пил­ся во­круг оби­те­ли, же­лая уви­деть хоть тень слав­но­го свя­ти­те­ля, и рас­ска­зы­вал о нем чу­де­са. То­гда Иоанн ве­лел пе­ре­ве­сти его в Твер­ской От­рочь мо­на­стырь.

Год спу­стя царь со всей дру­жи­ной дви­нул­ся про­тив Нов­го­ро­да и Пско­ва и от­пра­вил впе­ре­ди се­бя оприч­ни­ка Ма­лю­ту Ску­ра­то­ва в От­рочь мо­на­стырь. Свя­той Филипп за три дня пред­ска­зал о пред­сто­яв­шей сво­ей кон­чине и при­го­то­вил­ся к ней при­ня­ти­ем Свя­тых Та­ин. Ма­лю­та с ли­це­мер­ным сми­ре­ни­ем по­до­шел к свя­ти­те­лю и про­сил бла­го­сло­ве­ния ца­рю. «Не ко­щун­ствуй, – ска­зал ему свя­той Филипп, – а де­лай то, за­ чем при­шел». Ма­лю­та бро­сил­ся на свя­ти­те­ля и за­ду­шил его. Тот­час же вы­ры­ли мо­ги­лу и опу­сти­ли в нее свя­щен­но­му­че­ни­ка на гла­зах Ма­лю­ты (23 де­каб­ря 1569 г.) Мо­щи свя­ти­те­ля Филип­па по­чи­ва­ли в мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре, ко­то­рый был сви­де­те­лем его ве­ли­чай­ше­го по­дви­га.

     По­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны свя­ти­те­ля Филип­па († 23 де­каб­ря 1569 го­да) те­ло его бы­ло по­гре­бе­но в От­ро­че мо­на­сты­ре в Тве­ри. Ино­ки Со­ло­вец­кой оби­те­ли, где он преж­де был игу­ме­ном, ис­про­си­ли в 1591 го­ду поз­во­ле­ние пе­ре­не­сти его мо­щи в свой мо­на­стырь. Мно­го­стра­даль­ное нетлен­ное те­ло бы­ло по­ло­же­но в мо­ги­лу, при­го­тов­лен­ную епи­ско­пом Филип­пом для се­бя еще при жиз­ни, под па­пер­тью хра­ма пре­по­доб­ных Зо­си­мы и Сав­ва­тия Со­ло­вец­ких, око­ло гро­ба стар­ца Ио­ны (Ша­ми­на), лю­би­мо­го на­став­ни­ка его в мо­на­ше­ских по­дви­гах.

     29 ап­ре­ля 1646 го­да игу­ме­ну Со­ло­вец­кой оби­те­ли Илии по­сла­на бы­ла гра­мо­та пат­ри­ар­ха Иоси­фа о тор­же­ствен­ном от­кры­тии мо­щей свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Филип­па. 31 мая мо­щи пе­ре­ло­жи­ли в но­вую ра­ку и по­ста­ви­ли в Пре­об­ра­жен­ском со­бо­ре.

     В 1652 го­ду Ни­кон, то­гда еще мит­ро­по­лит Нов­го­род­ский, пред­ло­жил пе­ре­не­сти в Моск­ву мо­щи трех свя­ти­те­лей-му­че­ни­ков: мит­ро­по­ли­та Филип­па, пат­ри­ар­хов Иова и Ер­мо­ге­на. По бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоси­фа мит­ро­по­лит Ни­кон от­пра­вил­ся в 1652 го­ду в Со­лов­ки за мо­ща­ми свя­ти­те­ля Филип­па и тор­же­ствен­но пе­ре­нес их в Моск­ву. В ру­ки свя­то­го бы­ла вло­же­на по­ка­ян­ная гра­мо­та ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, в ко­то­рой он мо­лил о про­ще­нии гре­хов сво­е­го пра­де­да Иоан­на Гроз­но­го, «скло­няя» свою власть пе­ред вла­стью цер­ков­ной. 3 июля свя­тые мо­щи встре­ча­ли в Москве: «пас­тырь, невин­но из­гнан­ный, был воз­вра­щен на свой пре­стол». В Успен­ском со­бо­ре «на са­мой сре­дине сто­ял он 10 дней» и во все дни с утра до ве­че­ра был звон, как в Пас­халь­ную неде­лю. За­тем свя­тые мо­щи бы­ли по­став­ле­ны в Успен­ском со­бо­ре у юж­ной две­ри ал­та­ря.

     На ме­сте встре­чи мо­щей свя­ти­те­ля Филип­па мос­ков­ским ду­хо­вен­ством и на­ро­дом был воз­двиг­нут крест, от ко­то­ро­го по­лу­чи­ла свое на­зва­ние Кре­стов­ская за­ста­ва в Москве (у Риж­ско­го вок­за­ла).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-filipp-II-moskovskij-i-vseja-rusi

21 января - день памяти преподобного Георгия Хозевита и священноисповедника Емилиана Кизического, епископа

     Пре­по­доб­ный Ге­ор­гий Хо­зе­вит ро­дил­ся на ост­ро­ве Ки­п­ре. По смер­ти ро­ди­те­лей он от­пра­вил­ся в Па­ле­сти­ну на по­кло­не­ние свя­тым ме­стам. Здесь он по­сту­пил в ино­че­скую Ху­зи­вит­скую об­щи­ну, на­хо­див­шу­ю­ся меж­ду ре­кой Иор­да­ном и Иеру­са­ли­мом, на­сто­я­те­лем ко­то­рой он стал впо­след­ствии. Пре­по­доб­ный Ге­ор­гий по­да­вал мо­на­хам об­ра­зец по­ще­ния, бде­ния и те­лес­ных по­дви­гов. По­жив на зем­ле, слов­но бес­плот­ный, он мир­но скон­чал­ся (VII).

     Свя­ти­тель Еми­ли­ан, епи­скоп Ки­зи­че­ский, жил в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра-ико­но­бор­ца Льва Ар­мя­ни­на (813–820). Вме­сте с дру­ги­ми епи­ско­па­ми он был вы­зван во дво­рец к им­пе­ра­то­ру, на­стой­чи­во по­тре­бо­вав­ше­му от епи­ско­пов от­ка­зать­ся от по­чи­та­ния свя­тых икон. Свя­ти­тель Еми­ли­ан пер­вый твер­до от­ве­чал им­пе­ра­то­ру, что во­прос об ико­но­по­чи­та­нии мо­жет об­суж­дать­ся и ре­шать­ся лишь в Церк­ви ду­хов­ны­ми ли­ца­ми, а не в цар­ском двор­це. В 815 го­ду он был со­слан в за­то­че­ние за пра­во­слав­ную ве­ру, где и скон­чал­ся как ис­по­вед­ник.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/995/2969/group

20 января - день памяти Собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

     Про­рок Иоанн Кре­сти­тель – по­сле Де­вы Ма­рии са­мый чти­мый свя­той. В честь его уста­нов­ле­ны сле­ду­ю­щие празд­ни­ки: 6 ок­тяб­ря – за­ча­тие, 7 июля – рож­де­ство, 11 сен­тяб­ря – усек­но­ве­ние гла­вы, 20 ян­ва­ря – Со­бор Иоан­на Кре­сти­те­ля в свя­зи с празд­ни­ком Кре­ще­ния, 9 мар­та – пер­вое и вто­рое об­ре­те­ние его гла­вы, 7 июня – тре­тье об­ре­те­ние его гла­вы, 25 ок­тяб­ря – празд­ник пе­ре­не­се­ния его пра­вой ру­ки с Маль­ты в Гат­чи­ну (по но­во­му сти­лю).

     Про­рок Иоанн Кре­сти­тель был сы­ном свя­щен­ни­ка За­ха­рии (из ро­да Ааро­на) и пра­вед­ной Ели­за­ве­ты (из ро­да ца­ря Да­ви­да). Жи­ли его ро­ди­те­ли око­ло Хев­ро­на (в На­гор­ной стране), на юг от Иеру­са­ли­ма. Он при­хо­дил­ся по ма­те­рин­ской ли­нии род­ствен­ни­ком Гос­по­да Иису­са Хри­ста и ро­дил­ся на шесть ме­ся­цев рань­ше Гос­по­да. Как по­вест­ву­ет еван­ге­лист Лу­ка, Ар­хан­гел Гав­ри­ил, явив­шись его от­цу За­ха­рии в хра­ме, воз­ве­стил о рож­де­нии у него сы­на. И вот у бла­го­че­сти­вых су­пру­гов, до пре­клон­ной ста­ро­сти ли­шен­ных уте­ше­ния иметь де­тей, на­ко­нец рож­да­ет­ся сын, ко­то­ро­го они ис­про­си­ли в мо­лит­вах.

     По ми­ло­сти Бо­жи­ей он из­бе­жал смер­ти сре­ди ты­сяч уби­тых мла­ден­цев в Виф­ле­е­ме и его окрест­но­стях. Свя­той Иоанн вы­рос в ди­кой пу­стыне, го­то­вя се­бя к ве­ли­ко­му слу­же­нию стро­гой жиз­нью – по­стом и мо­лит­вой. Он но­сил гру­бую одеж­ду, при­хва­чен­ную ко­жа­ным по­я­сом, и пи­тал­ся ди­ким ме­дом и ак­ри­да­ми (род са­ран­чи). Он остал­ся пу­стын­но­жи­те­лем до тех пор, по­ка Гос­подь не при­звал его в трид­ца­ти­лет­нем воз­расте к про­по­ве­ди ев­рей­ско­му на­ро­ду.

     По­ви­ну­ясь это­му при­зва­нию, про­рок Иоанн явил­ся на бе­ре­гах Иор­да­на, чтобы при­го­то­вить на­род к при­ня­тию ожи­да­е­мо­го Мес­сии (Хри­ста). К ре­ке пе­ред празд­ни­ком очи­ще­ния в боль­шом ко­ли­че­стве схо­дил­ся на­род для ре­ли­ги­оз­ных омо­ве­ний. Здесь и об­ра­тил­ся к ним Иоанн, про­по­ве­дуя по­ка­я­ние и кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов. Сущ­ность его про­по­ве­ди за­клю­ча­лась в том, что преж­де, чем по­лу­чить внеш­нее омо­ве­ние, лю­ди долж­ны нрав­ствен­но очи­стить­ся, и та­ким об­ра­зом при­го­то­вить се­бя к при­ня­тию Еван­ге­лия. Ко­неч­но, кре­ще­ние Иоан­на не бы­ло еще бла­го­дат­ным та­ин­ством хри­сти­ан­ско­го Кре­ще­ния. Смысл его за­клю­чал­ся в ду­хов­ном при­го­тов­ле­нии к при­ня­тию бу­ду­ще­го Кре­ще­ния во­дой и Свя­тым Ду­хом.

     По вы­ра­же­нию од­ной цер­ков­ной мо­лит­вы, про­рок Иоанн был свет­лой утрен­ней звез­дой, ко­то­рая сво­им блес­ком пре­вос­хо­ди­ла си­я­ние всех дру­гих звезд и пред­ве­ща­ла утро бла­го­дат­но­го дня, осве­ща­е­мо­го ду­хов­ным Солн­цем Хри­стом (Мал.4:2). Ко­гда ожи­да­ние Мес­сии до­стиг­ло выс­шей сте­пе­ни, при­шел к Иоан­ну на Иор­дан кре­стить­ся и Сам Спа­си­тель ми­ра, Гос­подь Иисус Хри­стос. Кре­ще­ние Хри­ста со­про­вож­да­лось чу­дес­ны­ми яв­ле­ни­я­ми – схож­де­ни­ем Свя­то­го Ду­ха в ви­де го­лу­бя и го­ло­сом Бо­га От­ца с неба: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный... »

     По­лу­чив от­кро­ве­ние о Иису­се Хри­сте, про­рок Иоанн го­во­рил на­ро­ду о Нем: «Вот Аг­нец Бо­жий, ко­то­рый бе­рет на Се­бя гре­хи ми­ра». Услы­шав это, двое из уче­ни­ков Иоан­на при­со­еди­ни­лись к Иису­су Хри­сту. То бы­ли апо­сто­лы Иоанн (Бо­го­слов) и Ан­дрей (Пер­во­зван­ный, брат Си­мо­на Пет­ра).

     Кре­ще­ни­ем Спа­си­те­ля про­рок Иоанн за­вер­шил и как бы за­пе­чат­лел свое про­ро­че­ское слу­же­ние. Он без­бо­яз­нен­но и стро­го об­ли­чал по­ро­ки как про­стых лю­дей, так и силь­ных ми­ра се­го. За это он ско­ро по­стра­дал.

Царь Ирод Ан­ти­па (сы­на ца­ря Иро­да Ве­ли­ко­го) при­ка­зал по­са­дить про­ро­ка Иоан­на в тем­ни­цу за об­ли­че­ние его в остав­ле­нии сво­ей за­кон­ной же­ны (до­че­ри ара­вий­ско­го ца­ря Аре­фы) и за неза­кон­ное со­жи­тель­ство с Иро­ди­а­дой. Иро­ди­а­да до это­го бы­ла за­му­жем за род­ным бра­том Иро­да Филип­пом.

     В день сво­е­го рож­де­ния Ирод устро­ил пир, на ко­то­рый съе­ха­лось мно­го знат­ных го­стей. Са­ло­мия, дочь нече­сти­вой Иро­ди­а­ды, сво­ей нескром­ной пляс­кой во вре­мя пи­ра до то­го уго­ди­ла Иро­ду и воз­ле­жа­щим с ним го­стям, что царь с клят­вой обе­щал ей дать все, че­го ни по­про­сит она, да­же до по­ло­ви­ны сво­е­го цар­ства. Тан­цов­щи­ца, на­учен­ная ма­те­рью, про­си­ла дать ей то­гда же на блю­де го­ло­ву Иоан­на Кре­сти­те­ля. Ирод ува­жал Иоан­на как про­ро­ка, по­это­му он опе­ча­лил­ся от та­кой прось­бы. Од­на­ко по­стес­нял­ся на­ру­шить дан­ную им клят­ву и по­слал стра­жа в тем­ни­цу, ко­то­рый от­сек Иоан­ну го­ло­ву и от­дал ее де­ви­це, а та от­нес­ла го­ло­ву сво­ей ма­те­ри. Иро­ди­а­да, над­ру­гав­шись над от­се­чен­ной свя­той гла­вой про­ро­ка, бро­си­ла ее в гряз­ное ме­сто. Уче­ни­ки Иоан­на Кре­сти­те­ля по­греб­ли его те­ло в са­ма­рян­ском го­ро­де Се­ва­стии. За свое зло­де­я­ние Ирод по­лу­чил воз­мез­дие в 38 го­ду по­сле Р. X.; его вой­ска бы­ли раз­би­ты Аре­фой, вы­сту­пив­шим про­тив него за бес­че­стье до­че­ри, ко­то­рую он по­ки­нул ра­ди Иро­ди­а­ды, а в сле­ду­ю­щем го­ду рим­ский им­пе­ра­тор Ка­ли­гу­ла со­слал Иро­да в за­то­че­ние.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-prorok-i-krestitel-ioann-predtecha

15 января - день памяти преставления второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского,чудотворца

     В январе 1991 г., в запасниках Музея истории религии и атеизма, который располагался в здании Казанского собора в Ленинграде, неожиданно для всех были найдены мощи преподобного Серафима Саровского - одного из самых почитаемых русских православных святых.

Преподобный Серафим Саровский был прославлен Русской Православной Церковью в лике святых летом 1903 г. при деятельном участии и даже по настоянию св. царя Николая II, лично весьма почитавшего Саровского старца. К моменту прославления почитание преподобного Серафима уже было широко распространено по всей России. Сведения о случаях его благодатной помощи, рассказы о его чудотворениях, воспоминания лично его знавших людей, душеполезные поучения старца - всё это передавалось в православном народе от поколения к поколению, сохранялось для потомков и сообщалось церковному священноначалию. Известно было и предсказание преподобного Серафима о том, что его мощи будут найдены, а затем в годину гонений за христианскую веру снова будут утрачены, как впоследствии в точности и произошло.

     Вскоре после октябрьского переворота большевиками было воздвигнуто неслыханное гонение не только Православие, причём началось это гонение не столько с живых свидетелей православной веры, сколько с уже почивших её исповедников, прославленных во святых. Была развязана кощунственная кампания по вскрытию и изъятию святых мощей. Специальные комиссии, в которые для видимости соблюдения законности включали представителей духовенства, вскрывали раки со св. мощами, составляли протоколы об их освидетельствовании, а затем увозили св. мощи в неизвестном направлении.

     Немалое смущение верующих, возникавшее при виде такого безнаказанного святотатства, было непередаваемо. Утешать могло только то, что, как свидетельствовал один из очевидцев тех событий профессор И.М. Андреев, "издевательства над мощами святых нельзя рассматривать иначе, как соучастие святых в общенародных страданиях и пытках: страдает весь русский народ, и с ним страдают русские святые". Правоту этих слов подтверждали неоднократные явления русских святых почитавшим их православным людям со словами утешения, ободрения и благословения на подвиг верности Христу.

     Иногда частицы св. мощей благочестивым православным христианам удавалось укрывать в своих домах, некоторые из св. мощей тайно сохраняли священнослужители, но большинство было предано поруганию.

     Так случилось и с мощами преподобного Серафима, которые тоже, как он сам предсказал, канули в неизвестность. Документально подтверждёнными были только два факта: 17 декабря 1920 г. мощи, хранившиеся в Дивеевском монастыре под Арзамасом, были вскрыты, а 16 августа 1921 г. закрыты и увезены. Известно было и другое: в конце 1920-х гг. мощи преп. Серафима выставлялись для обозрения в московском Страстном монастыре, где в то время был организован антирелигиозный музей. Мощи, вероятно, находились там до 1934 г., когда Страстной монастырь был взорван.

     Последующая история стала проясняться только в 1990 г. и наиболее полно эту историю передаёт Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в слове, сказанном им в Троицком соборе Александро-Невской лавры 12 января 1991 г., на следующий день после подписания протокола о передаче св. мощей преподобного Серафима Саровского Русской Православной Церкви.

     "Уже при первой встрече с директором Музея истории религии, - говорил Патриарх Алексий II, - мы договорились о том, что мощи, как православные святыни, должны быть возвращены Церкви.

     Первая святыня, которая была возвращена, - мощи святого благоверного князя Александра Невского. Вскоре были переданы Церкви и мощи преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких. Считалось, что никаких других мощей в музее нет, но в связи с намеченным переездом из Казанского собора сотрудники музея заново проверяли запасники и в помещении, где хранились гобелены, обнаружили зашитые в рогожу мощи. Когда их вскрыли, то на перчаточке прочитали надпись: "Преподобный отче Серафиме, моли Бога о нас!" Чьи это мощи? Кроме надписи на перчатке, никакой другой информации не было: ни номера, ни описания.

     История же изъятия мощей преподобного Серафима такова. Из Сарова они были доставлены в Арзамас, из Арзамаса - в Донской монастырь. Далее след теряется", - продолжает Святейший Патриарх.

     Вспоминая, как трудно было верующему народу смириться с тем, что мощи утрачены, Патриарх Алексий II свидетельствует: "Во многих местах находили какие-то предметы, которые приписывались преподобному: его топорик, части одежды, мантии, рукавички".

     Патриарх Алексий II начал поиски акта о вскрытии мощей преп. Серафима, который вскоре был найден. "И, сопоставив два акта - о канонизации в 1903 году и о вскрытии в 1920 году, - говорит Святейший Патриарх, - я направил в Ленинград двух архипастырей - епископов Тамбовского и Мичуринского Евгения и Истринского Арсения, которые исследовали мощи... Архипастыри, которые производили осмотр, свидетельствовали о чувстве благодатности и благоухании мощей, которые им пришлось обследовать. После сопоставления появилась уверенность, что это действительно мощи преподобного Серафима. До передачи оставалось одиннадцать дней. Была изготовлена рака, в которую мощи были переложены накануне возвращения их Русской Православной Церкви".

     Мощи преп. Серафима Саровского были перенесены в Москву и установлены в Богоявленском кафедральном соборе для поклонения. Из этого собора, куда в течение нескольких месяцев безостановочно шли и шли православные верующие, началось продолжительное странствие св. мощей по городам и весям - по пути из Москвы в Дивеево. Этот своеобразный всероссийский "крестный ход на колёсах" (мощи перевозили в микроавтобусе, за которым неотступно следовал автомобиль Патриарха) останавливался в городах и монастырях по пути следования, где Патриарх служил Литургию и совершались бесчисленные акафисты преподобному Серафиму. 1 августа 1991 г., в день памяти преп. Серафима Саровского, его св. мощи были возвращены в Дивеевский монастырь, основанный преп. Серафимом. Это было одним из самых ярких чудес русской церковной истории XX века.

     Информация взята с http://www.pravoslavie.ru/archiv/moshiserafima.htm

14 января - Обрезание Господне

     Обрезание в качестве обряда посвящения Божеству существовало у многих народов, в том числе и у египтян. В еврейском понимании кровь священна, так как «кровь есть душа», кровь, текущая из органа, дающего жизнь, означает посвящение Богу жизни, принятой как дар. У израильтян этот обряд стал знаменовать вступление в союз-завет Авраама и избранного народа с Богом и должен был напоминать народу о вытекающих из этого обязательствах.

     Православная Церковь отмечает 14 января праздник Обрезания Господня. Во всех храмах в этот день пройдут праздничные богослужения.

     Евангельское предание гласит, что на восьмой день после Рождения Иисус Христос, по ветхозаветному закону, прошел обряд обрезания. Обряд был установлен для всех младенцев мужского пола в знак завета Бога с праотцом Авраамом и его потомками.

     При совершении этого обряда Божественному Младенцу было дано имя Иисус (Спаситель), произнесенное архангелом Гавриилом еще в день Благовещения Деве Марии.

     По толкованию отцов Церкви, Бог-Сын принял обрезание, чтобы показать людям пример неукоснительного исполнения Божественных установлений и чтобы никто впоследствии не мог усомниться в том, что Он был истинным Человеком, а не носителем призрачной плоти, как учили некоторые еретики.

     В Новом Завете обряд обрезания уступил место таинству Крещения, прообразом которого он и являлся.

     Свидетельства о праздновании Обрезания Господня в Восточной Церкви восходят к IV веку.

     Праздник Обрезания Господня продолжается один день и соединяется с празднованием памяти святого Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской, отчего в народе он известен под именем Васильева дня.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/prazdnik-obrezanie-gospodne

13 января - день памяти преподобной Мелании Римляныни

     Жаждущая телесной непорочности и уязвленная Божественной любовью Мелания родилась в христианской семье. Родители ее – люди именитые и богатые – видели в дочери наследницу и продолжательницу рода. В четырнадцать лет Мелания против своей воли была выдана замуж за знатного юношу Апиниана.

     С самого начала совместной жизни святая умоляла супруга жить с ней в непорочности или отпустить незапятнанной и телом и душой. Апиниан отвечал: «Когда по велению Господа мы приобретем двоих детей в наследники своему имуществу, тогда вместе отречемся от мира». Вскоре святая Мелания родила девочку, которую молодые родители посвятили Богу. Продолжая жить в супружестве, Мелания тайно носила власяницу и проводила ночи в молитвах. Вторые роды Меланин были преждевременными и мучительными.

     Родился мальчик, его крестили, и он сразу отошел ко Господу. Видя страдания своей супруги, блаженный Апиниан просил Бога сохранить жизнь святой Мелании и дал обет провести остаток совместной жизни в непорочности. Выздоровев, святая сняла навсегда свои шелковые одежды. Вскоре умерла их дочь. Между тем родители святых противились их желанию посвятить себя Богу. Только, когда отца Мелании постигла смертельная болезнь, он просил у них прощения и напутствовал следовать избранному ими пути, прося о нем молиться. Святые тут же оставили город Рим, и для них началась новая жизнь, целиком посвященная служению Богу. Апиниану было в то время 24 года, а Мелании – 20.

     Они стали посещать больных, принимать странников, щедро помогать бедным. Обходили тюрьмы, места ссылок и рудники и освобождали несчастных, которые содержались там за долги. Продав имения в Италии и Испании, они щедрой рукой помогали старцам и монастырям, покупая для последних земли в Месопотамии, Сирии, Египте, Финикии и Палестине. На их средства было построено много храмов и больниц.

     Церкви Запада и Востока получали от них благодеяния. Когда они, покинув родину, отплыли в Африку, во время плавания началась сильная буря. Моряки говорили, что это гнев Божий, но блаженная Мелания сказала, чтобы они предали корабль воле Несущего его. Волны прибили корабль к острову, на котором стоял город, осажденный варварами. Осаждавшие требовали от жителей выкуп, грозя городу уничтожением. Святые внесли нужные деньги, и тем спасли от гибели город и его жителей. Прибыв в Африку, они и там оказывали помощь всем нуждающимся. По благословению местных епископов жертвовали на церкви и монастыри. В то же время святая Мелания продолжала смирять плоть свою строгим постом, а душу утверждала непрестанным чтением Слова Божия, переписывая священные книги и раздавая неимущим. Она сама сшила власяницу и, не снимая, носила ее.

     В Африке святые пробыли 7 лет, а затем, освободившись, по заповеди Христовой, от всех своих богатств, направились в Иерусалим. По пути, в Александрии, они были приняты святым епископом Кириллом и встретились в храме со святым старцем Несторием, имевшим дар пророчества и исцеления.

     Старец обратился к ним, утешая и призывая к мужеству, терпению в ожидании Славы Небесной. В Иерусалиме святые роздали бедным оставшееся у них золото и проводили дни свои в нищете и молитве. После недолгого путешествия в Египет, где святые посетили многих отцов-пустынников, святая Мелания затворилась в одинокой келлии, на горе Елеонской, лишь изредка видясь со святым Апинианом. Постепенно возле келлии возник монастырь, где собралось до девяноста дев. Святая Мелания, по смирению, не согласилась быть его игуменией и по-прежнему жила и молилась в одиночестве. В поучениях святая Мелания призывала сестер бодрствовать и молиться, оберегать свои помыслы и возгревать прежде всего любовь к Богу и друг ко другу, соблюдая святую Православную веру и чистоту душевную и телесную. Особо увещевала их быть послушными воле Божией.

     Напоминая слова апостола, советовала соблюдать пост «не с огорчением и не с принуждением: ибо доброхотно дающих любит Бог». В обители ее стараниями была построена молельня и алтарь, где погребли мощи святых: пророка Божия Захарии, святого Первомученика Стефана и Сорока святых, принявших муку в Севастии. К этому времени святой Апиниан отошел ко Господу. Святая Мелания погребла мощи блаженного и провела около четырех лет возле этого места в посте и непрестанной молитве.

     Святая пожелала построить мужской монастырь на горе Вознесения Христова. Господь благословил ее замысел, послав христолюбца, давшего средства на монастырь. Приняв их с радостью, святая Мелания в один год свершила это великое дело. В воздвигнутом ею монастыре, святые мужи стали неустанно возносить молитвы свои Богу в церкви Вознесения Христова. Окончив свои труды, блаженная покинула Иерусалим, отбыв в Константинополь к своему дяде-язычнику, в надежде спасти его душу. По дороге она молилась у мощей святого Лаврентия, на месте его мученичества, и получила доброе предзнаменование.

     Прибыв в Константинополь, святая нашла там своего дядю в болезни и беседовала с ним. Под влиянием ее бесед больной оставил язычество и умер христианином. В то время многих жителей столицы смущало еретическое учение Нестория. Святая Мелания принимала всех, обращавшихся к ней за вразумлением.

     Много чудес совершилось по молитвам блаженной. Вернувшись в свой монастырь, угодница Божия почувствовала приближение кончины и объявила об этом пресвитеру и сестрам. В глубокой скорби и слезах выслушали они ее последние наставления. Испросив их молитв и заповедав блюсти себя в чистоте, с радостью и ликованием приобщившись Святых Тайн, кротко и спокойно святая Мелания предала душу свою Господу. Это было в 439 году.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/tserkov-chtit-pamyat-prepodobnoy-melanii-rimlyanyini/

12 января - день памяти святителя Макария, митрополита Московского

     Рус­ская зем­ля со вре­ме­ни сво­е­го Кре­ще­ния про­из­рас­ти­ла мно­же­ство ду­хов­ных пло­дов – свя­тых по­движ­ни­ков, уго­див­ших Бо­гу сво­и­ми по­дви­га­ми и бла­го­че­сти­вой жиз­нью. Рус­ская Цер­ковь про­слав­ля­ет стра­сто­терп­цев, бла­го­вер­ных го­су­да­рей, див­ных свя­ти­те­лей, ве­ли­ких чу­до­твор­цев, пре­по­доб­ных и рав­но­ан­гель­ных пост­ни­ков, свя­тых жен, всех угод­ни­ков Бо­жи­их, про­си­яв­ших доб­ро­де­те­ля­ми, неусып­ны­ми тру­да­ми и мо­лит­ва­ми. При сво­ей жиз­ни они яви­лись «со­лью» (Мф.5:13) зем­ли Рус­ской, по­дви­га­ми ко­то­рых она «осе­ля­лась» и укреп­ля­лась.

     По­сле сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны они, пред­стоя Пре­сто­лу Бо­жию, мо­лит­вен­но хо­да­тай­ству­ют о сво­ем Оте­че­стве. Это све­тиль­ни­ки зем­ли Рус­ской, воз­жег­ши­е­ся на цер­ков­ном небо­сво­де. «Свя­тые суть те, кто по­дви­гом сво­ей дей­ствен­ной ве­ры и де­я­тель­ной люб­ви осу­ще­ствил в се­бе бо­го­по­до­бие и тем яви­ли всем Бо­жий об­раз, чем и при­влек­ли к се­бе изобиль­ную бла­го­дать Бо­жию». Взи­ра­ни­ем на них еще при жиз­ни, а по­сле их бла­жен­ной кон­чи­ны пред их ико­на­ми и свя­ты­ми мо­ща­ми воз­гре­ва­лась и укреп­ля­лась пра­во­слав­ная ве­ра на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков. В чте­нии их жи­тий со­вер­ша­лось их ду­хов­ное вос­пи­та­ние и воз­рас­та­ние рус­ско­го на­ро­да. «От­кры­вая нам глу­би­ны че­ло­ве­че­ско­го серд­ца, жи­тия свя­тых так­же яс­но от­кры­ва­ют пред на­ми и пол­но­ту Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, ко­то­рая при­хо­дит на по­мощь за­блуд­ше­му, отыс­ки­ва­ет по­те­рян­но­го».

     В год празд­но­ва­ния 1000-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си на По­мест­ном Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви был про­слав­лен це­лый сонм свя­тых Бо­жи­их угод­ни­ков, де­я­тель­ность ко­то­рых охва­ты­ва­ет око­ло ше­сти ве­ков цер­ков­ной ис­то­рии. И сре­ди них – гла­ва Рус­ской Церк­ви XVI в., свя­ти­тель Ма­ка­рий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Ру­си.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-makarij-%D0%BCoskovskij

11 января - день памяти мучеников 14 000 младенцев, от Ирода в Вифлееме избиенных

     Свя­тые му­че­ни­ки 14 000 мла­ден­цев уби­ты ца­рем Иро­дом в Виф­ле­е­ме. Ко­гда при­шло вре­мя со­вер­ше­ния ве­ли­чай­ше­го со­бы­тия – Во­пло­ще­ния Сы­на Бо­жия и Рож­де­ния Его от Пре­свя­той Де­вы Ма­рии, во­сточ­ные волх­вы уви­де­ли на небе но­вую звез­ду, пред­воз­ве­щав­шую рож­де­ние Ца­ря Иудей­ско­го. Тот­час они на­пра­ви­лись в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния Ро­див­ше­му­ся, а звез­да ука­зы­ва­ла им путь. По­кло­нив­шись Бо­гом­ла­ден­цу, они не вер­ну­лись в Иеру­са­лим к Иро­ду, как он при­ка­зы­вал им, но, по­лу­чив от­кро­ве­ние свы­ше, ушли в свою стра­ну иным пу­тем.

     То­гда Ирод по­нял, что за­мы­сел его най­ти Мла­ден­ца не осу­ще­ствил­ся, и при­ка­зал убить в Виф­ле­е­ме и окрест­но­стях всех де­тей муж­ско­го по­ла от двух лет и млад­ше. Он рас­счи­ты­вал, что сре­ди уби­тых де­тей бу­дет и Бо­гом­ла­де­нец, в Ко­то­ром ви­дел со­пер­ни­ка. По­губ­лен­ные мла­ден­цы ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за Хри­ста.

     Гнев Иро­да об­ру­шил­ся и на Си­мео­на Бо­го­при­им­ца, ко­то­рый все­на­род­но сви­де­тель­ство­вал в хра­ме о Ро­див­шем­ся Мес­сии. Ко­гда свя­той ста­рец скон­чал­ся, Ирод не до­пу­стил, чтобы его до­стой­но по­греб­ли. По по­ве­ле­нию ца­ря был убит свя­той про­рок свя­щен­ник За­ха­рия: его умерт­ви­ли в Иеру­са­лим­ском хра­ме меж­ду жерт­вен­ни­ком и ал­та­рем за то, что он не ука­зал, где сын его, Иоанн, бу­ду­щий Кре­сти­тель Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Гнев Бо­жий вско­ре по­ка­рал са­мо­го Иро­да: его по­стиг­ла лю­тая бо­лезнь, и он умер, за­жи­во съе­ден­ный чер­вя­ми.

     Пе­ред смер­тью нече­сти­вый царь до­вер­шил ме­ру сво­их зло­де­я­ний: убил пер­во­свя­щен­ни­ков и книж­ни­ков иудей­ских, род­но­го бра­та, сест­ру и ее му­жа, свою же­ну Ма­ри­ам­ну и трех сы­но­вей, а так­же 70 муд­рей­ших му­жей, чле­нов Си­нед­ри­о­на.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-mucheniki-14-000-mladencev-ot-iroda-v-vifleeme-izbiennye и https://images.unian.net/photos/2017_01/thumb_files/1000_545_1484127848-6493.jpg

10 января - день памяти мучеников 20 000, в Никомидии в церкви сожженных, и прочих, тамо же вне церкви пострадавших

     В на­ча­ле IV ве­ка им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан (284–305) при­ка­зал раз­ру­шать хри­сти­ан­ские хра­мы, сжи­гать бо­го­слу­жеб­ные кни­ги и ли­шать всех хри­сти­ан граж­дан­ских прав и долж­но­стей. В это вре­мя епи­ско­пом го­ро­да Ни­ко­ми­дии был свя­той Ки­рилл, ко­то­рый про­по­ве­дью и жиз­нью спо­соб­ство­вал рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ской ве­ры, так что мно­гие из са­нов­ни­ков им­пе­ра­то­ра бы­ли тай­ны­ми хри­сти­а­на­ми.

     Во двор­це им­пе­ра­то­ра жи­ла язы­че­ская жри­ца Дом­на. В от­сут­ствие Мак­си­ми­а­на она про­чла Де­я­ния апо­сто­лов и По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла. Серд­це ее за­го­ре­лось же­ла­ни­ем по­зна­ко­мить­ся с хри­сти­ан­ским уче­ни­ем. При со­дей­ствии неко­ей юной хри­сти­ан­ки Дом­на тай­но при­шла к епи­ско­пу Ки­рил­лу в со­про­вож­де­нии вер­но­го слу­ги, ев­ну­ха Ин­ди­са. Свя­той Ки­рилл огла­сил их, а за­тем оба при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние. Дом­на ста­ла по­мо­гать бед­ным: она раз­да­ла свои дра­го­цен­но­сти при по­мо­щи Ин­ди­са, раз­да­ва­ла она и пи­щу с цар­ской тра­пезы. Узнав о необыч­ном об­ра­зе жиз­ни Дом­ны и Ин­ди­са, на­чаль­ник ев­ну­хов, ве­да­ю­щий цар­ским сто­лом, за­то­чил обо­их и мо­рил их го­ло­дом, но они по­лу­ча­ли под­креп­ле­ние от Ан­ге­лов и не по­стра­да­ли. Чтобы боль­ше не жить вме­сте с языч­ни­ка­ми, свя­тая Дом­на при­тво­ри­лась безум­ной. То­гда ее и Ин­ди­са уда­ли­ли из двор­ца, и она по­се­ли­лась в де­ви­чьем мо­на­сты­ре у игу­ме­нии Ага­фии. Вско­ре игу­ме­нья оде­ла ее в муж­скую одеж­ду, остриг­ла ей во­ло­сы и от­пу­сти­ла из мо­на­сты­ря.

     Тем вре­ме­нем им­пе­ра­тор вер­нул­ся и при­ка­зал по­всю­ду разыс­ки­вать быв­шую жри­цу Домну. Сна­ря­жен­ные для это­го во­и­ны до­стиг­ли оби­те­ли и ра­зо­ри­ли ее. Сест­ры бы­ли бро­ше­ны в тем­ни­цы, пре­да­ны на му­че­ния и по­ру­га­ние, но ни од­на из них не под­верг­лась осквер­не­нию. От­дан­ная в пуб­лич­ный дом, свя­тая Фе­о­фи­ла по­мо­щью Ан­ге­ла Гос­под­ня и там со­хра­ни­ла дев­ство: Ан­гел вы­вел ее из блу­ди­ли­ща. Од­на­жды им­пе­ра­тор устро­ил на го­род­ской пло­ща­ди жерт­во­при­но­ше­ние язы­че­ским бо­гам. Ко­гда на­ча­лось окроп­ле­ние тол­пы кро­вью жерт­вен­ных жи­вот­ных, хри­сти­ане ста­ли ухо­дить с пло­ща­ди. Ви­дя это, им­пе­ра­тор раз­гне­вал­ся, но не дал во­ли сво­им чув­ствам, ибо вне­зап­но по­ко­ле­ба­лась зем­ля. Через неко­то­рое вре­мя Мак­си­ми­ан во­шел в цер­ковь и при­ка­зал от­речь­ся от Хри­ста; за от­каз он обе­щал сжечь цер­ковь и умерт­вить хри­сти­ан. Хри­сти­ан­ский пре­сви­тер Гли­ке­рий от­ве­тил ему, что хри­сти­ане ни­ко­гда не от­ре­кут­ся от сво­ей ве­ры, ка­кие бы му­че­ния им ни гро­зи­ли. Сдер­жи­вая гнев, царь вы­шел из церк­ви, а через неко­то­рое вре­мя ве­лел при­ве­сти пре­сви­те­ра Гли­ке­рия на суд. Па­ла­чи ис­тя­за­ли му­че­ни­ка, ко­то­рый не пе­ре­ста­вал мо­лить­ся и при­зы­вать Имя Гос­по­да. Бу­дучи не в си­лах скло­нить свя­то­го Гли­ке­рия к от­ре­че­нию, Мак­си­ми­ан при­ка­зал его сжечь.

     В празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва 302 го­да, ко­гда в Ни­ко­ми­дий­ской со­бор­ной церк­ви со­бра­лось око­ло 20 000 хри­сти­ан, им­пе­ра­тор по­слал в храм гла­ша­тая, ко­то­рый пе­ре­дал его по­ве­ле­ние всем хри­сти­а­нам вый­ти из церк­ви и при­не­сти жерт­ву идо­лам, в про­тив­ном слу­чае он угро­жал сжечь храм вме­сте с мо­ля­щи­ми­ся. Од­на­ко все при­сут­ство­вав­шие по­кло­нить­ся идо­лам от­ка­за­лись. По­ка му­чи­те­ли го­то­ви­лись под­жечь цер­ковь, со­вер­шав­ший бо­го­слу­же­ние епи­скоп Ан­фим (па­мять 3 сен­тяб­ря) кре­стил всех огла­шен­ных и всех при­ча­стил Свя­тых Тайн. Все 20 000 мо­ля­щих­ся скон­ча­лись в огне. Сре­ди них на­хо­ди­лись игу­ме­нья Ага­фия и чу­дом спас­ша­я­ся из при­то­на свя­тая Фе­о­фи­ла. Епи­ско­пу Ан­фи­му уда­лось скрыть­ся.

     Мак­си­ми­ан счи­тал, что он уни­что­жил всех хри­сти­ан Ни­ко­ми­дии, но вско­ре узнал, что их еще мно­го, что все они по-преж­не­му ис­по­ве­ду­ют свою ве­ру и го­то­вы уме­реть за Хри­ста. Им­пе­ра­тор за­ду­мал с ни­ми рас­пра­вить­ся. По его при­ка­зу схва­ти­ли пол­ко­вод­ца Зи­но­на, все­на­род­но об­ли­чив­ше­го ца­ря за нече­стие и же­сто­кость. Зи­нон был же­сто­ко из­бит и, на­ко­нец, обез­глав­лен. За­клю­чи­ли в тем­ни­цу ев­ну­ха Ин­ди­са, идоль­ско­го жре­ца, за от­каз участ­во­вать в язы­че­ском празд­не­стве.

     Меж­ду тем свя­тая Дом­на укры­ва­лась в пе­ще­ре и пи­та­лась рас­те­ни­я­ми. Го­не­ние на хри­сти­ан про­дол­жа­лось. Бы­ли бро­ше­ны в тем­ни­цу на­мест­ник Ита­лии До­ро­фей, Мар­до­ний, Ми­гдоний диа­кон и несколь­ко са­нов­ни­ков. Епи­скоп Ан­фим укреп­лял их, по­сы­лая к ним по­сла­ния. Од­но из по­сла­ний бы­ло пе­ре­хва­че­но у диа­ко­на Фе­о­фи­ла. До­мо­га­ясь узнать о епи­ско­пе, его под­верг­ли пыт­кам, но свя­той му­че­ник вы­дер­жал все му­ки, не от­крыв ни­че­го. То­гда вме­сте с ним каз­ни­ли и тех, к ко­му об­ра­щал­ся епи­скоп в по­сла­нии.

     Ко­гда свя­тая Дом­на вер­ну­лась в го­род, она дол­го пла­ка­ла на по­жа­ри­ще, со­жа­лея, что не спо­до­би­лась уме­реть со сво­и­ми сест­ра­ми. За­тем она по­шла на бе­рег мо­ря. В это вре­мя ры­ба­ки вы­тя­ну­ли се­тя­ми из во­ды те­ла му­че­ни­ков Ин­ди­са, Гор­го­ния и Пет­ра. Все еще оде­тая в муж­скую одеж­ду, свя­тая Дом­на по­мо­га­ла ры­ба­кам та­щить се­ти, и они оста­ви­ли ей те­ла му­че­ни­ков. С бла­го­го­ве­ни­ем гля­де­ла она на свя­тые остан­ки; осо­бен­но ее ра­до­ва­ло, что она уви­де­ла те­ло сво­е­го ду­хов­но­го дру­га – му­че­ни­ка Ин­ди­са. И по­сле по­гре­бе­ния она не от­хо­ди­ла от до­ро­гих ее серд­цу мо­гил, еже­днев­но со­вер­шая пе­ред ни­ми каж­де­ние. Ко­гда им­пе­ра­то­ру рас­ска­за­ли о неиз­вест­ном юно­ше, ко­то­рый воз­да­ет по­че­сти мо­ги­лам каз­нен­ных хри­сти­ан, тот при­ка­зал от­ру­бить это­му юно­ше го­ло­ву. Вме­сте с Дом­ной был каз­нен и свя­той му­че­ник Ев­фи­мий.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/2721/2289/group и http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100977/97747.b.jpg

09 января - день памяти апостола от 70-ти, первомученика и архидиакона Стефана

     Свя­той Сте­фан про­ис­хо­дил из ев­ре­ев, жив­ших за гра­ни­цей, т. е. вне Свя­той Зем­ли. Та­кие евреи на­зы­ва­лись эл­ли­ни­ста­ми, так как в них чув­ство­ва­лось вли­я­ние гре­че­ской куль­ту­ры, до­ми­ни­ро­вав­шей в Рим­ской им­пе­рии. По­сле со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов Цер­ковь ста­ла быст­ро рас­ти, и воз­ник­ла необ­хо­ди­мость за­бо­тить­ся о си­ро­тах, вдо­вах и бед­ных во­об­ще, при­няв­ших Кре­ще­ние. Апо­сто­лы пред­ло­жи­ли хри­сти­а­нам вы­де­лить семь до­стой­ных му­жей для опе­ки нуж­да­ю­щих­ся. По­свя­тив этих семь че­ло­век в диа­ко­ны (что зна­чит по­мощ­ни­ки, слу­жи­те­ли), апо­сто­лы сде­ла­ли их сво­и­ми бли­жай­ши­ми по­мощ­ни­ка­ми. Сре­ди диа­ко­нов вы­де­лял­ся сво­ей креп­кой ве­рой и да­ром сло­ва мо­ло­дой Сте­фан, на­зы­ва­е­мый ар­хи­ди­а­ко­ном, т. е. пер­вым диа­ко­ном. В ско­ром вре­ме­ни диа­ко­ны, кро­ме по­мо­щи бед­ным, ста­ли при­ни­мать бли­жай­шее уча­стие в мо­лит­вах и бо­го­слу­же­ни­ях.

     Сте­фан про­по­ве­до­вал в Иеру­са­ли­ме сло­во Бо­жие, под­креп­ляя ис­тин­ность сво­их слов зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми. Успех его был очень боль­шой, и это воз­бу­ди­ло про­тив него нена­висть рев­ни­те­лей за­ко­на Мо­и­сея – фа­ри­се­ев. Они схва­ти­ли его и по­влек­ли в си­нед­ри­он – выс­шее су­ди­ли­ще у ев­ре­ев. Здесь фа­ри­сеи пред­ста­ви­ли лож­ных сви­де­те­лей, ко­то­рые утвер­жда­ли, что он в сво­их про­по­ве­дях оскорб­ля­ет Бо­га и про­ро­ка Мо­и­сея. В свое оправ­да­ние свя­той Сте­фан из­ло­жил пе­ред си­нед­ри­о­ном ис­то­рию ев­рей­ско­го на­ро­да, по­ка­зы­вая на яр­ких при­ме­рах, как евреи все­гда про­ти­ви­лись Бо­гу и уби­ва­ли по­слан­ных Им про­ро­ков. Чле­ны си­нед­ри­о­на слу­шая его, все бо­лее раз­го­ра­лись гне­вом.

     В это вре­мя Сте­фан уви­дел, как над ним рас­кры­лось Небо, и он вос­клик­нул: «Я ви­жу небе­са от­вер­стые и Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, сто­я­ще­го одес­ную Бо­га» (Деян.7:56). Услы­шав это, чле­ны си­нед­ри­о­на при­шли в ве­ли­кую ярость. За­ты­кая свои уши, они бро­си­лись на Сте­фа­на и по­влек­ли его за го­род. Здесь, как за­кон по­веле­вал, сви­де­те­ли, пер­вые об­ви­нив­шие Сте­фа­на, пер­вы­ми ста­ли по­би­вать его кам­ня­ми. При этом при­сут­ство­вал юно­ша, име­нем Савл, ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но сте­речь одеж­ды по­би­ва­ю­щих кам­ня­ми. Он одоб­рял уби­е­ние Сте­фа­на. Па­дая под гра­дом кам­ней, Сте­фан вос­клик­нул: «Гос­по­ди Иису­се! Не вме­ни им гре­ха се­го и при­ми дух мой». Со­бы­тие это и речь Сте­фа­на в си­нед­ри­оне опи­сал еван­ге­лист Лу­ка в кни­ге Де­я­ний апо­сто­лов, гла­вы 6-8.

     Так ар­хи­ди­а­кон Сте­фан стал пер­вым му­че­ни­ком за Хри­ста в 34 го­ду по­сле Р.X. По­сле это­го на­ча­лось в Иеру­са­ли­ме пре­сле­до­ва­ние хри­сти­ан, от ко­то­ро­го они вы­нуж­де­ны бы­ли бе­жать в раз­ные ча­сти Свя­той Зем­ли и в со­сед­ние стра­ны. Так хри­сти­ан­ская ве­ра ста­ла рас­про­стра­нять­ся в раз­ных ча­стях Рим­ской им­пе­рии. Кровь пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на не про­ли­лась да­ром. В ско­ром вре­ме­ни Савл, одоб­ряв­ший это убий­ство, уве­ро­вал, кре­стил­ся и стал зна­ме­ни­тым Пав­лом – од­ним из са­мых успеш­ных про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия. Мно­го лет спу­стя Па­вел, по­се­тив Иеру­са­лим, был то­же схва­чен разъ­ярен­ной тол­пой иуде­ев, хо­тев­ших по­бить его кам­ня­ми. В сво­ей бе­се­де с ни­ми он вспом­нил о невин­ной смер­ти Сте­фа­на и о сво­ем уча­стии в ней (Деян.22).

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-stefan-pervomuchenik

08 января - особое почитание Собора Пресвятой Богородицы

     Собор Пресвятой Богородицы - праздник православной церкви, совершается на следующий день после Рождества Христова.

     Второй день после Рождества - называется Собором Пресвятой Богородицы, т. е. собранием, в которое входили лица, лично близкие Пресвятой Деве Марии, Иосифу Обручнику, а также и Господу Иисусу Христу.

     В составе Собора Пресвятой Богородицы совершается память тех, кто по плоти был близок к Христу:

- святого Иосифа Обручника;

- царя Давида (предок по плоти Иисуса Христа);

- святого апостола Иакова, брата Господня (сын от первого брака Иосифа Обручника). Святой Иаков сопровождал вместе с отцом своим Иосифом Матерь Божию и Богомладенца Иисуса при бегстве в Египет.

     Будучи 80-летним старцем, Иосиф Обручник по благословению первосвященника принял Деву Марию, чтобы хранить ее девство и чистоту. И хотя он был обручен Пречистой, все его служение заключалось в том, чтобы оберегать Матерь Божию.

     «Но для многих людей, которые не знали тайны Боговоплощения, Иосиф был отцом Господа Иисуса Христа», - отметим, что и Богородица говорила, обращаясь к Иисусу, который в двенадцатилетнем возрасте остался в Иерусалимском храме и потерялся для родителей, что Отрок огорчил своего отца - ведь для окружающих Иосиф был как отец (ср. Лк. 2:39-52).

     В первое воскресенье по празднику Рождества Христова Церковь вспоминает и царя, пророка, псалмопевца Давида - святого человека, который тяжко согрешил, но покаялся так, что его словами люди сегодня призывают имя Божие, вспоминая великие обращенные к Создателю строки: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей» (Пс.50:1). «Пророк Давид был по плоти предком Господа и Спасителя, потому что, как и надлежало быть, Спаситель, Мессия, пришел в мир из рода Давидова».

     Апостол Иаков называется братом Божиим, потому что был старшим сыном Обручника Иосифа - от его первого брака. Иаков был очень благочестивым человеком и по Воскресении Христовом был избран предстоятелем Иерусалимской Церкви. Иаков, исполняя предписания Ветхого Закона, был епископом Завета Нового и провозглашал Господа Иисуса Христа и Мессией, и Избавителем Израиля. Проповедь Иакова была неугодна всем тем, кто привел Иисуса Христа на Голгофу, и святого апостола Иакова сбросили с крыши Иерусалимского храма.

     Информация взята с http://hram-troicy.prihod.ru/zhitie_svjatykh_razdel/view/id/29242

07 января - Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

     В Евангелии не указана точная дата рождения Иисуса Христа. Не указано даже время года, и судя по тому, что в евангельском повествовании говорится о пастухах, пасущих ночное стадо, можно подумать, что событие это произошло летом . Отсюда вопрос: откуда и как возникла христианская дата Рождества - 25 декабря? Вопрос этот - не праздное любопытство. Отвечая на него, мы узнаём нечто и о сущности самой христианской веры, точнее — о понимании христианами своего отношения к внешнему, то есть Христа еще не знающему, в Него еще не верящему миру. 

     Дело в том, что одновременно с распространением в начале нашей эры христианства происходило в греко-римском мире столь же быстрое распространение последней большой языческой религии - культа солнца. В семидесятых годах III века римский император Аврелиан сделал даже эту религию солнца официальной религией всей Римской империи. Она прославляла солнце как источник жизни и потому - как высшую божественную силу. Как и всё язычество, это было обожествлением природы, природных живоносных сил. Главным же праздником религии солнца были дни так называемого зимнего солнцестояния, то есть последние дни декабря, когда после наибольшего отдаления земли от солнца снова начинается наше приближение к нему, и соответственно - возрастание тепла и света, приближение к весеннему воскресению природы и торжеству жизни над зимним умиранием. Астрономических законов вращения земли вокруг солнца, конечно, не знали еще люди той эпохи. Для них эта победа света над тьмой, это воскресение природы было божественным чудом. А в центре чуда  - солнце источник света, источник жизни. Культ солнца и стал последней великой религией приговоренного уже к смерти язычества, а праздник зимнего солнцестояния в декабре - последним большим языческим праздником. Поэтому именно этот культ был для христиан главным противником и соперником, именно он дал христианству последний бой.

     В начале IV века римский император Константин, сам бывший сначала солнцепоклонником, обратился в христианство. Кончилась эпоха гонений, христианская Церковь получила возможность открыто и беспрепятственно устраивать свою жизнь, строить храмы и, главное, проповедовать свободно свою веру. По вычислениям историков, в момент обращения Константина в христианство христиане составляли не больше 10 процентов всего населения империи, причем принадлежали они почти целиком к городскому населению. Слой земледельческий был почти не затронут христианством. И стало необходимо проповедь о Христе как о Спасителе донести до этих 90 процентов, обратить их к новой вере. А для этого нужно было победить язычество, и не внешними, принудительными мерами, а изнутри, то есть явив человеку не только превосходство христианства над язычеством, но и заключенную в нём универсальную и спасительную истину.

     Главным методом обращения и стало использование христианами самих языческих верований, их как бы “сублимация”  - их очищение и наполнение христианским смыслом. В декабре язычники праздновали рождение, рождество солнца. И вот в этот день стали христиане праздновать рождество Иисуса Христа, праздновать его как рождение подлинного, духовного солнца, вхождение в мир подлинного, духовного света… Ведь вот, даже и сейчас в день Рождества Христова в главном песнопении этого праздника мы слышим: “Рождество Твое, Христе Боже наш, воссияло миру свет разума… научил нас кланяться Тебе, Солнцу правды…” Как видим, христианство приняло привычную для язычников, для всей дохристианской культуры тему солнца как света и жизни и ее сделало раскрытием веры своей во Христа. “Вы верите в солнце,  - как бы сказала Церковь миру, - но ведь само это природное, физическое солнце - символ, отблеск, орудие другого, высшего, духовного, Божественного Солнца - и в Нём жизнь, свет, победа… Вы прославляете рождение солнца физического - мы зовем вас прославлять пришествие в мир Божественного Солнца, зовем вас от физического, видимого возвести ваш ум к духовному и невидимому”.

     Так праздник Рождества Христова стал как бы исполнением того, что праздновало язычество: праздником события, завершающего, исполняющего чаяния, ожидания, верования всех людей. Всему тому, что вкладывал человек в свое поклонение солнцу: вере человека в смысл мира, в его светоносность, в его разумность и божественность - всему этому христианство как бы дало имя - Христос. Так возник праздник Рождества Христова, как одновременно и увенчание всех человеческих предчувствий и чаяний, всей неистребимой в человеке жажды смысла и добра, и в то же время - как начало новой религиозной эпохи. Эпохи уже не обожествления природы и ее слепых сил, а поклонения Тому, Кто над природой, хотя и отражен в ней. Кто  - Сам источник всей жизни, содержание ее и цель. Так изнутри было преодолено язычество, то есть поклонение твари, а не Творцу, так освобожден был человек от порабощения миру и природе приятием от Христа “света разума”.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/preodolenie-yazychestva/

06 января - Рождественский сочельник

     Собственно говоря, сочельник — это не совсем праздник. Церковное название этого дня: «предпразднество Рождества Христова». Получается, что сочельник предваряет один из главных христианских праздников, служит, образно говоря, дверью в празднование Рождества Христова.

     Слово «сочельник» берет свое название от сочива, основного блюда этого дня. Впрочем, устав допускает приготовление вместо сочива кутии. Как сочиво, так и кутья готовятся из вареных или пропаренных зерен злаковых культур и приправляются медом.

     Кстати, если следовать уставу, сочиво и кутья являются праздничным, хотя и и постным блюдом сочельника, но этим не ограничивается стол в сочельник. По уставу есть в этот день полагается лишь один раз, после вечернего богослужения, но растительное масло и вино допускаются к употреблению. Нельзя есть лишь скоромную пищу и рыбу. Впрочем, это монастырский устав, строгость воздержания в миру следует согласовывать с приходским священником или же духовником.

     Предпразднество Христова Рождества - особый день в жизни христианина. Богослужение в храме полностью посвящено наступающему празднику. Оно отличается по своему чину как от будничных служб, так и от чина богослужения в сам день Рождества Христова. Завершается богослужение пением тропаря Рождества. Можно обратить внимание на то, что богослужебные песнопения, посвященные Рождеству Христову, звучат в храме задолго до наступления самого праздника. Так Церковь готовит своих чад к наступающему торжеству.

     Существует много разных традиций празднования сочельника. В некоторых местностях уже с вечера начинают поздравлять друзей и знакомых с Рождеством Христовым, в других местах этот день проводят в кругу семьи за особой трапезой с кутьей или сочивом. Главное — выделить день, предшествующий великому христианскому празднику, подготовиться к радостному событию воспоминания Рождения Богочеловека Христа. В сочельник, как и в сам день Рождества Христова желательно подготовиться к причащению Святых Христовых Таин, заранее исповедаться и, если священник благословит причаститься, соединиться со Христом, причастившись Его Божественных Тела и Крови.

     Информация взята с http://www.pravmir.ru/sochelnik2/ 

05 января - день памяти мучеников, иже в Крите: Феодула, Саторнина, Евпора, Геласия, Евникиана, Зотика, Помпия, Агафопуса, Василида и Евареста

     Де­сять свя­тых му­че­ни­ков Крит­ских: Фе­о­дул, Са­тор­нин, Ев­пор, Ге­ла­сий, Ев­ни­ки­ан, Зо­тик, Пом­пий, Ага­фо­пус, Ва­си­лид и Ева­рест по­стра­да­ли за Хри­ста в III ве­ке при им­пе­ра­то­ре Де­кии (249–251). Пра­ви­тель Кри­та, со­имен­ный им­пе­ра­то­ру Де­кию, же­сто­ко пре­сле­до­вал Крит­скую Цер­ковь. Од­на­жды пе­ред ним пред­ста­ли 10 хри­сти­ан из раз­ных го­ро­дов Кри­та, ко­то­рые твер­до ис­по­ве­да­ли на су­де свою ве­ру во Хри­ста и об­ли­чи­ли по­кло­не­ние идо­лам. В те­че­ние 30 дней их под­вер­га­ли же­сто­ким ис­тя­за­ни­ям, но с по­мо­щью Бо­жи­ей они всё пе­ре­нес­ли, сла­вя Гос­по­да. Пе­ред смер­тью они мо­ли­лись, чтобы Гос­подь про­све­тил их му­чи­те­лей све­том ис­тин­ной ве­ры. Все свя­тые бы­ли обез­глав­ле­ны.

   Информация взята с https://azbyka.ru/days/saint/1831/2093/671/2102/3615/2189/5009/

1171/3131/3103/group

04 января - день памяти великомученицы Анастасии Узорешительницы

     Свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ана­ста­сия Узо­ре­ши­тель­ни­ца († ок. 304) по­стра­да­ла во вре­мя прав­ле­ния рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Дио­кли­ти­а­на (284–305). Ро­ди­лась в Ри­ме, в се­мье се­на­то­ра Пре­тек­ста­та. Отец был языч­ник, мать Фав­ста – тай­ная хри­сти­ан­ка, ко­то­рая по­ру­чи­ла вос­пи­та­ние ма­лень­кой де­воч­ки из­вест­но­му сво­ей уче­но­стью свя­то­му Хри­со­го­ну († ок. 304 г.; па­мять 22 де­каб­ря). Хри­со­гон учил Ана­ста­сию Свя­щен­но­му Пи­са­нию и ис­пол­не­нию За­ко­на Бо­жия. По окон­ча­нии уче­ния об Ана­ста­сии го­во­ри­ли как о муд­рой и пре­крас­ной де­ве. По­сле смер­ти ма­те­ри, не счи­та­ясь с же­ла­ни­ем до­че­ри, отец вы­дал ее за­муж за языч­ни­ка Пом­плия. Чтобы не на­ру­шить обет дев­ства и из­бе­жать су­пру­же­ско­го ло­жа, Ана­ста­сия по­сто­ян­но ссы­ла­лась на неиз­ле­чи­мую бо­лезнь и со­хра­ня­ла чи­сто­ту.

     В тем­ни­цах Ри­ма в то вре­мя на­хо­ди­лось мно­го за­клю­чен­ных хри­сти­ан. В ни­щен­ской одеж­де свя­тая тай­но по­се­ща­ла уз­ни­ков, – умы­ва­ла и кор­ми­ла боль­ных, неспо­соб­ных дви­гать­ся, пе­ре­вя­зы­ва­ла ра­ны, уте­ша­ла всех, кто нуж­дал­ся в этом. Ее учи­тель и на­став­ник два го­да то­мил­ся в за­клю­че­нии. Встре­ча­ясь с ним, она на­зи­да­лась его дол­го­тер­пе­ни­ем и пре­дан­но­стью Спа­си­те­лю. Муж свя­той Ана­ста­сии, Пом­плий, узнав об этом, же­сто­ко из­бил ее, по­ме­стил в от­дель­ной ком­на­те и у две­рей по­ста­вил стра­жу. Свя­тая скор­бе­ла, что ли­ши­лась воз­мож­но­сти по­мо­гать хри­сти­а­нам. По­сле смер­ти от­ца Ана­ста­сии Пом­плий, чтобы за­вла­деть бо­га­тым на­след­ством, по­сто­ян­но ис­тя­зал же­ну. Свя­тая пи­са­ла сво­е­му учи­те­лю: «Муж мой... то­мит ме­ня как про­тив­ни­цу его язы­че­ской ве­ры в столь тяж­ком за­клю­че­нии, что мне ни­че­го не оста­ет­ся, как толь­ко, пре­дав дух Гос­по­ду, упасть мерт­вою». В от­вет­ном пись­ме свя­той Хри­со­гон уте­шал му­че­ни­цу: «Све­ту все­гда пред­ше­ству­ет тьма, и по­сле бо­лез­ни ча­сто воз­вра­ща­ет­ся здо­ро­вье, и по­сле смер­ти обе­ща­на нам жизнь». И пред­ска­зал ско­рую смерть ее му­жа. Через неко­то­рое вре­мя Пом­плия на­зна­чи­ли по­слом к пер­сид­ско­му ца­рю. По до­ро­ге в Пер­сию он уто­нул во вре­мя вне­зап­но на­чав­шей­ся бу­ри.

     Те­перь свя­тая вновь мог­ла по­се­щать то­мив­ших­ся в тем­ни­цах хри­сти­ан, по­лу­чен­ное на­след­ство она упо­треб­ля­ла на одеж­ду, пи­щу и ле­кар­ства для боль­ных. Свя­то­го Хри­со­го­на от­пра­ви­ли в Ак­ви­лею (го­род в Верх­ней Ита­лии) на суд к им­пе­ра­то­ру Дио­кли­ти­а­ну, – Ана­ста­сия по­сле­до­ва­ла за сво­им учи­те­лем. Те­ло свя­то­го Хри­со­го­на по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны по Бо­же­ствен­но­му от­кро­ве­нию бы­ло со­кры­то пре­сви­те­ром Зо­и­лом. Через 30 дней по­сле смер­ти свя­той Хри­со­гон явил­ся Зо­и­лу и пред­ска­зал о близ­кой кон­чине трех юных хри­сти­а­нок, жив­ших неда­ле­ко, – Ага­пии, Хи­о­нии и Ири­ны († 304; па­мять 16 ап­ре­ля). И по­ве­лел по­слать к ним свя­тую Ана­ста­сию. Та­кое ви­де­ние бы­ло и свя­той Ана­ста­сии. Она по­шла к пре­сви­те­ру, по­мо­ли­лась у мо­щей свя­то­го Хри­со­го­на, за­тем в ду­хов­ной бе­се­де укре­пи­ла му­же­ство трех дев пе­ред пред­сто­я­щи­ми им пыт­ка­ми. По­сле кон­чи­ны му­че­ниц она са­ма по­хо­ро­ни­ла их те­ла.

     Свя­тая Ана­ста­сия ста­ла стран­ство­вать, чтобы вез­де, где толь­ко мож­но, слу­жить хри­сти­а­нам, за­клю­чен­ным в тем­ни­цах. Так она по­лу­чи­ла дар вра­че­ва­ния. Тру­да­ми и сло­ва­ми уте­ше­ния свя­тая Ана­ста­сия об­лег­ча­ла за­клю­че­ние мно­гих лю­дей, по­пе­че­ни­ем о те­лах и ду­шах страж­ду­щих раз­ре­ша­ла их от уз от­ча­я­ния, стра­ха и бес­по­мощ­но­сти, по­это­му и на­зва­на Узо­ре­ши­тель­ни­цей. В Ма­ке­до­нии свя­тая по­зна­ко­ми­лась с мо­ло­дой вдо­вой-хри­сти­ан­кой Фе­о­до­ти­ей, ко­то­рая по­мо­га­ла ей в бла­го­че­сти­вых тру­дах.

     Ста­ло из­вест­но, что Ана­ста­сия – хри­сти­ан­ка, ее взя­ли под стра­жу и от­ве­ли к им­пе­ра­то­ру Дио­кли­ти­а­ну. Рас­спро­сив Ана­ста­сию, Дио­кли­ти­ан узнал, что она все свои сред­ства ис­тра­ти­ла на по­мощь нуж­да­ю­щим­ся, а зо­ло­тые, се­реб­ря­ные и мед­ные ста­ту­эт­ки пе­ре­ли­ла на день­ги и кор­ми­ла мно­гих го­лод­ных, оде­ва­ла на­гих, по­мо­га­ла немощ­ным. Им­пе­ра­тор при­ка­зал от­ве­сти свя­тую к вер­хов­но­му жре­цу Уль­пи­а­ну, чтобы тот скло­нил ее к жерт­ве язы­че­ским бо­гам или пре­дал же­сто­кой каз­ни. Жрец пред­ло­жил свя­той Ана­ста­сии сде­лать вы­бор меж­ду бо­га­ты­ми да­ра­ми и ору­ди­я­ми пыт­ки, по­ло­жен­ны­ми с двух сто­рон око­ло нее. Свя­тая, не ко­леб­лясь, ука­за­ла на ору­дия пыт­ки: «Ок­ру­жен­ная эти­ми пред­ме­та­ми, я ста­ну пре­крас­нее и угод­нее во­жде­лен­но­му Же­ни­ху мо­е­му – Хри­сту...» Преж­де, чем под­верг­нуть свя­тую Ана­ста­сию пыт­кам, Уль­пи­ан ре­шил осквер­нить ее. Но, как толь­ко при­кос­нул­ся к ней, ослеп, страш­ная боль сжа­ла ему го­ло­ву, и через неко­то­рое вре­мя он скон­чал­ся.

     Свя­тая Ана­ста­сия ока­за­лась на сво­бо­де и вме­сте с Фе­о­до­ти­ей про­дол­жа­ла слу­жить уз­ни­кам. Вско­ре свя­тая Фе­о­до­тия и три ее сы­на бы­ли пре­да­ны му­че­ни­че­ской смер­ти ан­фи­па­том (на­чаль­ни­ком об­ла­сти) Ни­ки­ти­ем в их род­ном го­ро­де Ни­кее († ок. 304; па­мять 29 июля и 22 де­каб­ря). Свя­тую Ана­ста­сию вто­рич­но за­клю­чи­ли в тем­ни­цу и 60 дней ис­тя­за­ли го­ло­дом. Каж­дую ночь му­че­ни­це яв­ля­лась свя­тая Фе­о­до­тия, одоб­ря­ла и укреп­ля­ла в тер­пе­нии. Ви­дя, что го­лод не при­чи­нил свя­той вре­да, иге­мон Ил­ли­рии при­ка­зал уто­пить ее вме­сте с осуж­ден­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми, сре­ди ко­то­рых был и го­ни­мый за ве­ру хри­сти­ан Ев­ти­хи­ан († ок. 304; па­мять 22 де­каб­ря). Во­и­ны по­са­ди­ли уз­ни­ков на ко­рабль и вы­шли в от­кры­тое мо­ре. Да­ле­ко от бе­ре­га они пе­ре­се­ли в лод­ку, а в ко­раб­ле сде­ла­ли несколь­ко про­бо­ин, чтобы он за­то­нул. Суд­но ста­ло по­гру­жать­ся в во­ду, но уз­ни­ки уви­де­ли му­че­ни­цу Фе­о­до­тию, управ­ляв­шую па­ру­са­ми и на­прав­ляв­шую ко­рабль к бе­ре­гу. 120 че­ло­век, по­ра­жен­ные чу­дом, уве­ро­ва­ли во Хри­ста – свя­тые Ана­ста­сия и Ев­ти­хи­ан кре­сти­ли их. Узнав о слу­чив­шем­ся, иге­мон при­ка­зал каз­нить всех но­во­кре­ще­ных. Свя­тую Ана­ста­сию рас­тя­ну­ли над ко­стром меж­ду че­тырь­мя стол­ба­ми. Так окон­чи­ла свой му­че­ни­че­ский по­двиг свя­тая Ана­ста­сия Узо­ре­ши­тель­ни­ца.

     Те­ло свя­той оста­лось нев­ре­ди­мым, – по­хо­ро­ни­ла его бла­го­че­сти­вая хри­сти­ан­ка Апол­ли­на­рия. По окон­ча­нии го­не­ний она по­стро­и­ла над гро­бом свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Ана­ста­сии цер­ковь.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-anastasija-uzoreshitelnica

03 января - день памяти святого Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси, чудотворца

     Свя­той мит­ро­по­лит Петр ро­дил­ся на Во­лы­ни от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей. Две­на­дца­ти лет по­сту­пил в мо­на­стырь. До­стиг­нув свя­щен­ства, он по бла­го­сло­ве­нию сво­е­го на­став­ни­ка уда­лил­ся из мо­на­сты­ря и ос­но­вал оби­тель в уеди­нен­ном ме­сте на бе­ре­гу ре­ки Ра­ти. Здесь он так про­сла­вил­ся по­дви­га­ми бла­го­че­стия, что сде­лал­ся из­вест­ным всей Во­лы­ни. В 1308 го­ду пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Афа­на­сий воз­вел св. Пет­ра на Рус­скую мит­ро­по­лию. Мно­го труд­но­стей ис­пы­тал пер­во­свя­ти­тель в го­ды управ­ле­ния. В стра­дав­шей под та­тар­ским игом Рус­ской Зем­ле утвер­ждал ис­тин­ную ве­ру, при­зы­вал враж­до­вав­ших кня­зей к ми­ро­лю­бию и един­ству.

     В 1325 го­ду свт. Петр по прось­бе Иоан­на Ка­ли­ты пе­ре­нес мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву, что име­ло важ­ное зна­че­ние для всей Рус­ской Зем­ли. Свт. Петр про­ро­че­ски пред­ска­зал осво­бож­де­ние от та­тар­ско­го ига и бу­ду­щее воз­вы­ше­ние Моск­вы как цен­тра всей Рос­сии.

Свя­ти­тель Петр, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, скон­чал­ся 21 де­каб­ря 1326 го­да. (Све­де­ния о нем по­ме­ще­ны 21 де­каб­ря.) Пер­вое пе­ре­не­се­ние его мо­щей бы­ло 1 июля 1472 го­да, то­гда же уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние. Вто­рое пе­ре­не­се­ние мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра бы­ло по­сле освя­ще­ния вновь по­стро­ен­но­го Успен­ско­го со­бо­ра, 24 ав­гу­ста 1479 го­да, а празд­но­ва­ние 1 июля бы­ло от­ме­не­но. Из­вест­но так­же празд­но­ва­ние про­яв­ле­ния мо­щей свя­ти­те­ля Пет­ра (4 ав­гу­ста) по слу­чаю яв­ле­ния су­пру­ге Иоан­на Гроз­но­го (1533–1584) ца­ри­це Ана­ста­сии (1547–1560). Свя­ти­тель Петр явил­ся ца­ри­це Ана­ста­сии и не раз­ре­шил ни­ко­му рас­кры­вать свой гроб. Он по­ве­лел за­пе­ча­тать гроб пе­ча­тью и уста­но­вить празд­ник.

     От свя­ти­те­ля Пет­ра со­хра­ни­лось три по­сла­ния. Пер­вое – к свя­щен­ни­кам с уве­ща­ни­ем до­стой­но про­хо­дить пас­тыр­ское слу­же­ние, усерд­но па­сти ду­хов­ных чад. Оно за­кан­чи­ва­ет­ся из­ло­же­ни­ем цер­ков­но­го за­ко­но­по­ло­же­ния о вдо­вых свя­щен­ни­ках: с це­лью ограж­де­ния их от на­ре­ка­ния и со­блаз­нов им пред­ла­га­лось по­се­лять­ся в мо­на­сты­рях, а де­ти долж­ны бы­ли опре­де­лять­ся на вос­пи­та­ние и обу­че­ние в мо­на­стыр­ские шко­лы. Во вто­ром по­сла­нии свя­ти­тель при­зы­ва­ет свя­щен­ни­ков быть ис­тин­ны­ми пас­ты­ря­ми, а не на­ем­ни­ка­ми, за­бо­тить­ся об укра­ше­нии се­бя хри­сти­ан­ски­ми и пас­тыр­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. В тре­тьем по­сла­нии свя­ти­тель Петр сно­ва да­ет на­став­ле­ния свя­щен­ни­кам об их пас­тыр­ских обя­зан­но­стях, а ми­рян уве­ща­ет ис­пол­нять за­по­ве­ди Хри­сто­вы.

     Вы­да­ю­ща­я­ся цер­ков­но-го­судар­ствен­ная де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Пет­ра уже совре­мен­ни­кам да­ва­ла ос­но­ва­ние срав­ни­вать его со свя­ти­те­ля­ми Ва­си­ли­ем Ве­ли­ким, Гри­го­ри­ем Бо­го­сло­вом и Иоан­ном Зла­то­устом. Глав­ный по­двиг свя­ти­те­ля Пет­ра – борь­ба за един­ство Рус­ско­го го­су­дар­ства и бла­го­сло­ве­ние Моск­вы как со­би­ра­тель­ни­цы Рус­ской зем­ли.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-petr-moskovskij

02 января - день памяти праведного Иоанна Кронштадтского

     Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года в семье причетника Илии Михайловича и Феодоры Власиевны Сергиевых в с. Сура Архангельской губернии. Дед и другие предки в роду его отца были священниками на протяжении по крайней мере 350 лет.

     Школьные дела у юного Иоанна, слабого здоровьем, шли плохо. Он много молился о даровании ему разума к постижению учения, и Господь услышал его молитву. После приходского училища он окончил Архангельскую Духовную семинарию первым по успеваемости и Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

     Женился на дочери протоиерея Константина Несвитского Елизавете. Супруги приняли на себя подвиг девства.

    По рукоположении молодой священник был назначен в собор апостола Андрея Первозванного в Кронштадте. Пастырский долг отец Иоанн видел в непрестанной молитве, в духовно-нравственном врачевании людей, облегчении участи нищих, бездомных, сирот. Его благотворительность и бескорыстие были безграничны. “У меня своих денег нет, - говорил отец Иоанн. - Мне жертвуют, и я жертвую…”. Им были основаны “Дом трудолюбия” с детской библиотекой, бесплатной начальной школой и мастерскими, попечительства для помощи бедным, ночлежный и странноприимный дома, монастыри и храмы в разных епархиях.

    Истинной здравницей скорбящих душ отец Иоанн считал храм Христов, а самым действенным средством исцеления — Божественную литургию.К нему на исповеди, длившиеся иногда по 12 часов, приходило до 6 тысяч человек. Отец Иоанн совершал Литургию почти каждый день. Ревность о Боге и людях Божиих стяжала ему дар дерзновенной молитвы и исцеления. Имя отца Иоанна было широко известно: со всей России, из Европы,Индии, Америки ему присылали тысячи писем и телеграмм с просьбами о молитве. Святитель Феофан Затворник († 1894) писал: “Отец Иоанн Кронштадтский — Божий человек. Молитва его доходит к Богу по великой вере его”.

     Полное собрание сочинений (изд. до 1917 г.) включает его письма, дневниковые записи (“Моя жизнь во Христе”), размышления о пути к Богу, наставления о покаянии, проповеди.

     9 декабря 1908 года отец Иоанн совершил последнюю Литургию, а утром 20 декабря тихо предал свой дух Богу. Похоронен в нижнем храме основанного им в декабре 1902 года Иоанновского женского монастыря на р. Карповке в Петербурге (ныне монастырь возрожден и с 1992 года является ставропигиальным).

     Прославлен святой праведный Иоанн Кронштадтский Собором 1990 года. Память празднуется 20 декабря (2 января).

 Информация взята с http://halkidon2006.orthodoxy.ru/saints/103.htm и https://i0.wp.com/imonspb.ru/wp-content/uploads/2012/08/IMG_2237_Ikona_PRINT.jpg?fit=972%2C1200&ssl=1

01 января - день памяти преподобного Илии Муромца, Печерского

     Пре­по­доб­ный Илия Му­ро­мец, Пе­чер­ский, в Ближ­них пе­ще­рах, был ро­дом из Му­ро­ма, под­ви­зал­ся в Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли и скон­чал­ся око­ло 1188 г. Пре­по­доб­ный Илия по­чи­ва­ет в мо­лит­вен­ном по­ло­же­нии, сло­жив пер­сты пра­вой ру­ки так, как при­ня­то и те­перь в Пра­во­слав­ной Церк­ви – три пер­вые пер­ста вме­сте, а два по­след­ние при­гнув к ла­до­ни. В пе­ри­од борь­бы со ста­ро­об­ряд­че­ским рас­ко­лом (ко­нец ХVII–ХIХ вв.) этот факт из жи­тия свя­то­го слу­жил силь­ным до­ка­за­тель­ством в поль­зу трех­перст­но­го сло­же­ния. Неко­то­рые из ис­то­ри­ков счи­та­ют, что пре­по­доб­ный Илия и бы­лин­ный бо­га­тырь Илия Му­ро­мец – од­но и то же ли­цо.

     Информация взята с https://azbyka.ru/days/sv-ilija-muromec

Боковая панель

Расписание богослужений.